Конкурсы маляров штукатуров

Конкурсы маляров штукатуров

Конкурсы маляров штукатуров

Конкурсы маляров штукатуров

Конкурсы маляров штукатуров

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

ГОДОВЫЕ КОЛЬЦА ИСТОРИИ

(История заводов и фабрик города Орехово-Зуево и Орехово-Зуевского района)

Орехово-Зуево 1999 год

 

Над книгой работали:

составитель и научный редактор профессор Н.И.Мехонцев,

литературный редактор Ф.А.Круглов,

корректор Г.Н.Завьялова,

художник В.А.Горюшкин,

фотографы А.Каблев, В.Юдичев, Е.Суменкова, В.Запорожцев, Н.Бычарин,

компьютерный набор: Т.Сидорина, Л.Шарибжанова,

компьютерная верстка: О.Шамрина.

В работе использованы снимки из архивов предприятий и семейных альбомов, компьютерная обработка фотографий и обложки И. Владимирова.

Предлагаемая книга объединяет статьи, рассказывающие об истории заводов и фабрик.

Рассчитана на массового читателя.

 

© Годовые кольца истории (история заводов и фабрик г. Орехово-Зуево и Орехово-Зуевского района), г. Орехово-Зуево, 1999

 

Посвящается 70-летию Московской области,

70-летию Орехово-Зуевского района и

80-летию города Орехово-Зуево

 

"История не учительница, а... наставница жизни: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков".

В. Ключевский.

 

К ЧИТАТЕЛЯМ

 

Яркую страницу в истории Подмосковья вписали ореховозуевцы. Наше настоящее - это, прежде всего, результат самоотверженной борьбы и труда многочисленных поколений наших предков. Забывать об этом нельзя.

Написание истории заводов и фабрик - это сложный творческий поиск, открытие новых документов и имен, объективных оценок. В то же время это свидетельство памяти и уважения общества к уходящему поколению, их героизму и самоотверженности. Неоценима нравственная, патриотическая значимость этих документов для молодых поколений, их исторического здравомыслия.

На наш взгляд, авторам удалось раскрыть много нового, связанного с нашей историей. Конечно же, в ней отражены далеко не все стороны многогранной деятельности трудовых коллективов Подмосковья, названы не все достойные упоминания людей, приведены не все интересные даты и факты. Это вряд ли удастся сделать даже в многотомном издании.

Книга заканчивается, а история продолжается. Нынешнее поколение тружеников заводов и фабрик своим самоотверженным трудом, творческим отношением к делу стремится развивать лучшие традиции своих предшественников, обогащает эти традиции, наполняет их новым содержанием, ведет поиск эффективных форм и методов работы в рыночных условиях.

Мы надеемся, что эта книга поможет решать актуальные проблемы сегодняшнего дня.

Глава администрации Глава администрации

города Орехово-Зуево Орехово-Зуевского района

В.Л.ГАВРИЛЕНКО А. П . ФИЛИППОВ

 

Как деревья образуют годовые кольца роста, по которым легко посчитать их возраст, так и люди своими действиями оставляют памятные знаки: это построенные города и села, заводы и фабрики, военные и мирные победы, события радостные и горестные, торжественные и печальные. Они-то и образуют своеобразные кольца истории. Это хорошо можно видеть в данной книге, рассказывающей, как год за годом развивался наш край.

По-нашему мнению, авторам удалось раскрыть много нового, связанного с нашей историей. Повествование строится на фабрично-заводских архивах, воспоминаниях ветеранов - живых свидетелей и создателей истории предприятий. Это позволило установить много фактов, будничных моментов из жизни производственных коллективов.

Эта книга не может претендовать на исчерпывающую полноту в освещении данной проблемы. Сделана лишь первая попытка по сбору и обобщению материала по истории предприятий всего района.

Авторы стремились, чтобы книга была доступной и интересной для чтения.

Мы искренне благодарны всем ветеранам труда, которые поделились своими воспоминаниями, руководителям предприятий и профсоюзных организаций, работникам архива за оказанную помощь и содействие.

 

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ

 

Крутой поворот в развитии нашей страны вызвал большой интерес к истории. Это не случайно. Время реформ всегда обращает людей к размышлениям о дорогах истории. События, происходящие на наших глазах, многообразие выпущенной исторической литературы разрушили традиционное сознание нашего общества. В результате происходит переосмысление истории. У одних появилось желание узнать, что же происходило на самом деле, и отсюда интерес к новой литературе: запрещенным прежде мемуарам, книгам, изданным о России. Другие не могут смириться с крушением социалистического государства, испытывают потребность вернуться в прошлое, которое сейчас кажется таким уютным и прекрасным.

Так или иначе, в настоящее время спрос на историческую литературу значительно возрос. Об этом свидетельствуют многочисленные исследования.

В 1995 году в библиотеках Петербурга было проведено специальное исследование. Читателей попросили ответить на вопрос: почему они интересуются историей? Одни отвечали - в связи с учебой, преподаванием, занятиями краеведением. Другие говорили, чтобы узнать реальные факты, представить духовный мир людей прошлых эпох. Третьи читают для отдыха, развлечения, чтобы с помощью увлекательных сюжетов уйти от настоящих проблем.

Однако, при всем многообразии переплетения мотивов, доминирует желание разобраться в прошлом. "Хочу понять, как мы дошли до жизни такой", так написал один пожилой читатель. Анализ ответов показал, что серьезные познавательные цели своего чтения указали 68 процентов опрошенных. Именно этот мотив преобладает у представителей всех социальных групп, за исключением молодежи (учащихся, студентов), которые читают историческую литературу, в основном, в учебных целях. О своем желании узнать правдивую картину прошлого, как цели чтения, сказали 69 процентов опрошенных рабочих и служащих, 79 процентов инженеров, 65 процентов гуманитариев, 74 процента пенсионеров.

(Журнал "Звезда", N 5, 1995, стр. 221).

Изучение истории - это чрезвычайно сложный процесс, ибо включает в себя познание многих одновременно совершаемых событий.

Известно, что люди творят историю сами. "История, - как отмечал Маркс, - не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека".

Человек всегда погружен в исторический поток. Он может не осознавать этого, не понимает, что то, что сегодня кажется будничным, незначительным, тоже составляет характеристику времени, которая впоследствии станет историей. История руками людей расставляет памятные знаки: это построенные города и проложенные каналы, военные и мирные победы, события радостные и горестные, торжественные и будничные. История творится ежесекундно, и весь накопленный человеческий груз прошлого - уже лишь питательная почва для прорастания будущего. История всегда на чьей-то стороне, она оценочна. Любой человек вправе определить свое отношение к фактам, процессам, явлениям.

В наши дни история стала, по выражению члена-корреспондента РАН Полякова Ю.А., не просто болевой точкой общественного сознания, но и превратилась в один из важнейших инструментов политической борьбы.

Сегодня, когда наше общество переживает трудный этап своего развития, когда идет переоценка ценностей, когда прежние моральные устои разрушены, а новые еще не созданы, молодое поколение - наше будущее - оказалось на распутье. Не имея жизненного опыта, морально-нравственного стержня, они растерялись, началось шараханье из стороны в сторону. И это не случайно.

В постсоветский период началась активная перемена "знака". Все, что представлялось прежде духовно ценным: энтузиазм, готовность к жертвам, отсутствие стяжательства, лояльность к государству, уравнительная справедливость, патриотизм, - теперь подверглось суровой критике. Общему сценарию "отказа" соответствовал и отказ от опыта, включающий не только отрицание социалистической идеологии, но и идеологии вообще, не только социалистических ценностей, но и ценностей вообще. Опасным следствием "отказа" явилось появление людей, лишенных всяких ценностей.

Ученые предупреждали общественность об опасных последствиях ценностной пустоты - криминализацию, бессмысленность существования и перспективу роста числа самоубийств, бродяжничество, отказ от демократии. Но голос их не был услышан.

Накатившая на нас волна преступности и других беззаконий - это серьезнейшее предупреждение тем, кто за деревьями не видит леса, кто ради политических амбиций готов пойти ва-банк и не щадит ни нашей истории, безжалостно искажал ее на свой лад, ни нашего настоящего.

Нередко в средствах массовой информации идет осмеяние, охаивание национальных интересов, авторитетов, ценностей, разрушение духовных сфер жизнедеятельности, культивирование психологии маленького униженного человека. Рекламируются и становятся чуть ли не национальными героями разведчики, работающие на государство и предавшие Отчизну. Их книги не только издаются массовым тиражом, но и активно пропагандируются, как современный взгляд на историю.

Смена ценностных ориентаций, грубо и безжалостно проводимая сверху, направлена на уничтожение исторической памяти народа, внедрение в массовом порядке эффекта "манкуратизма". Происходит тотальное выкорчевывание из культурного обихода даже не отдельных имен, а целых пластов культуры, литературы, искусства, науки, образования, которые не вписываются в общественно-политическую парадигму нынешнего режима.

(Современная русская идея и государство. М. 1995. с. 57).

Опошление памяти, глумление над историческим прошлым должно находить всеобщее осуждение. Не вечно же нам жить "Иванами, не помнящими родства". Мы не должны игнорировать уроки истории. Напротив, историю нужно воспринимать во всей сложности, не теряя ничего, нужно сохранить и передать все, что накоплено поколениями. Нельзя все время воевать с мертвыми. Бесплодно нападать на наш собственный вчерашний дом. Истории нельзя мстить. Смеяться над ней тоже грешно. Ее нужно помнить.

Ни одно общество, ни один народ, ни одно государство не могут начать новую фазу своей истории, что называется, с чистого листа, не могут отрешиться от своего многовекового опыта, от своих культурно-исторических предпосылок.

Привычка сбрасывать пройденный период исторического времени, как дурной и скверный, убеждение, что "покаяние", "обнажение" приведут нас в идеальное будущее, обернулось цинизмом, скепсисом, вседозволенностью. В печати распространилось представление, что нас не за что ценить, что у нас нет никаких достижений, что наше прошлое-это "поле руин".

Думается, неправомерно и безнравственно поступают тс, кто поспешно зачисляет всю советскую эпоху в этакие "черные дыры" истории, а живущих тогда людей - в "совков", то ли безмозглых, то ли подлых.

Сбрасывая со счета все, что было создано, продумано за прошлые десятилетия, мы стремительно летим в пропасть...

Глубокие исторические знания - это активная духовная сила, способствующая укреплению гражданской ответственности человека.

Опыт современной России свидетельствует, что демократия, создавая возможности для независимого развития исторической науки, выдвигает тут же сложнейший вопрос: как реально воспользоваться этими возможностями для развития подлинно научных подходов к истории. Видимо, понадобятся годы для освоения и переработки огромных массивов информации, выплеснувшейся в общество в результате "архивной революции" последних лет.

Поэтому возрастает требовательность к истории. Новое поле общественного сознания предъявляет высокие требования к школе. Знакомство с учебно-методической литературой показывает, что не все учебники, рекомендованные школе, способствуют историческому воспитанию.

О положении дел с изучением истории можно судить по следующему примеру: учеников 9-10 классов десяти московских школ (380 человек) попросили раскрыть смысл пяти слов. Вот они: Освенцим, Бабий Яр, Гулаг, Хиросима, Нюрнберг.

Результаты опроса обескуражили, они были невеселыми. Не ответили ни на один вопрос 109 человек, то есть 28 процентов (не слышали таких слов). Ответили на все вопросы правильно только 4 человека из 380, т.е. 1 процент. Как говорится, комментарии излишни. А между тем, в вузах и в школах идет беспрерывное уменьшение количества часов, выделяемых на изучение отечественной истории.

(Айзерман Л. Детская история/. /Знамя, 1996. № 1).

Как вернуть в школу незаслуженно забытые страницы истории? Необходимо формировать у учеников систему знаний. Ведь установление фактов не самоцель, а лишь начало познания процесса. Знание истории страны, ее героических и трагических страниц воспитывает у школьников (молодежи) гордость и боль за свою Родину, помогает формировать патриотизм, без которого нет гражданственности. Изучение истории Отечества формирует память, которая является основой всякой культуры.

"Характер народа, - отмечает академик Б.А.Рыбаков, - меняется, как и характер отдельного человека. На Руси тысячу лет назад начинали учить грамоте с семи лет. В три года ребенка сажали на коня, и он становился отроком. Двенадцатилетних сыновей князья брали в поход. Они не участвовали в сече, но совершали вместе со взрослыми поход, видели сражение, а, может, и бежали с поля битвы одвуконь. ( Ехать верхом с запасной лошадью, для перемены. В. Даль. Т. 1. С. 420)

Так познавали жизнь, включение в которую начиналось с ранних лет. Отсюда и понятие человека о достоинстве, уважительном, поистине святом отношении к земле предков. Сегодня же слово "патриот" стало едва ли не ругательным".

Ценить огромный народный опыт, накопленный во всех сферах жизни, помнить о добрых делах своих предков, воспитывать подрастающее поколение-святая обязанность каждого из нас.

На основе исторического познания формируется политическое сознание людей, социальная память общества, утверждаются политические ориентиры и образцы поведения.

Огромная сила и мощь России в ее колоссальном потенциале. Нельзя победить народ, пока жива его история. А пока она жива, жив и народ. Такова закономерность.

Кому-то, видно, очень хочется убить в нас чувство собственного достоинства и веру в себя.

Зарубежных представителей удивляет сладострастное желание наших людей унизить себя, добровольно ставить себя ниже других народов.

"Когда я жила в России, - пишет в газете "Известия" американская журналистка Кэррол Богерт, - то долго не могла понять смысл одного распространенного высказывания. Точнее, даже не понять смысл, а уловить, ради чего оно используется. Выражение это - "Как принято в цивилизованных странах"..."Российские политики мечтают войти в сообщество цивилизованных государств". Это ставило меня в тупик: интересно, а страна, в которой они живут, к какому миру принадлежит? Она что, из свинарника? Из пещеры? Это выражение мелькает в речах всех - от главы государства до простого человека. Меня особенно потрясло, когда Борис Ельцин, президент великой страны, представляя антикризисную программу, сказал "как это делается в цивилизованных странах"...- Я не могу вообразить, - пишет журналистка, - что, скажем, гражданин Китая. Дании или Папуа-Новой Гвинеи мог так отозваться о своей стране, для них своя страна - лучшая в мире".

("Известия", 11 февраля 1998)

Да, мы действительно не умеем себя ценить, хотя у нашего народа есть много оснований для гордости - и в материальной сфере, и в социальной, и в духовной. У нас великая культура, богатая история, наши люди умны, добры, высокообразованны.

"Историческое беспамятство" стало оборачиваться не только разрушением памятников культуры, но и разрывом преемственности поколений. Отвергается духовная энергия прежних поколений. Здесь, видимо, уместно вспомнить замечание А.С.Пушкина, что история - "важнейшее звено живой связи времен: тронь в одном месте, как отзовется вся цепь".

В прошлом наши корни, в памяти о нем - залог того, что нация не скатится в пучину бескультурья. Мы пользуемся достижениями предков, их мыслями.

Память - это связующее звено между прошлым и будущим. Она обеспечивает накопление впечатлений об окружающем мире, служит основой приобретения знаний и навыков. Память не нейтральна, не пассивна. Она учит и призывает, убеждает и предостерегает. Из памяти народной мы черпаем силы для новых свершений, она вдохновляет на труд и на подвиг.

Виктор Астафьев отмечал: "Жив народ, пока жива его историческая память".

Знакомство с историей любого конкретного народа показывает, что память нации передается новым поколениям не пассивно, стихийно, "сама по себе", а через духовную культуру, усваивается каждым членом общества через практику совместной жизни. При этом, как отмечают ученые, сама историческая память народа постоянно обогащается. Она хранит связь поколений, не давая им распасться.

Прошлое не уходит бесследно, у него нет границ, его нельзя отменить. Забвенье прошлого - несчастье, трагедия для последующих поколений. Оно ведет к духовному плебейству и обнищанию. А человек, не знающий своего рода-племени, - жалкое существо.

Мы осознаем, что в этой книге отражена только небольшая частица нашей истории, и надеемся, что наш скромный труд станет той крупицей, которая приближает нас к правде исторической жизни родного края.

Н . МЕХОНЦЕВ.

Профессор.

 

 

ОРЕХОВСКИЙ ХЛОПЧАТОБУМАЖНЫЙ КОМБИНАТ

 

ТЕКСТИЛЬНЫЕ предприятия в Орехово-Зуеве появились во второй половине XVIII века, чему в немалой степени способствовало развитое издревле домашнее ткачество. В 1791 году купцы Чугунов и Кононов открыли производство шелковых товаров. Тогда же местный крестьянин С.Г.Зимин уже имел небольшое шелковое заведение. Эти первые промышленные мастерские готовили искусных ткачей из крестьян. Из таких вышел основатель торгово-промышленной династии Савва Васильевич Морозов (1770-1862).

В детстве Савва помогал отцу в рыбачестве, - Зуево стояло на левом берегу Клязьмы, - пас скот, занимался извозом. Он работал ткачом на фабрике Кононова, получая на хозяйских харчах по пяти рублей ассигнациями в год. Заняв денег у хозяина, он нашел "охотника" и откупился от рекрутчины. По совету матери С.В.Морозов открыл свое дело. В 1797 году он устроил в Зуеве фабрику, на которой ткал шелковый товар.

Первоначальный капитал - 5 рублей, полученных в приданое за женой Ульяной Афанасьевной. Родом она из деревни Никулино, дочь мастера-красильщика и сама умела хорошо красить товар.

Савва Васильевич был хорошим мастером по переработке ажурных тканей, и после войны 1812 года ходил пешком из Зуева в Москву, неся за спиной котомку с ажурным товаром. Продавал богатым помещикам и обывателям, скапливая капитал. Честность купца, высокое качество его изделий и добротность окраски способствовали быстрой продаже продукции.

По причине континентальной блокады, когда сократился подвоз тканей извне, и разорения Москвы в 1812 году, Морозов получал упятеренную прибыль на каждый вложенный в дело рубль и торговые обороты его уже тогда превышали десятки тысяч.

Еще одним источником будущих миллионов служила и честность предпринимателя, которому окрестные крестьяне сносили деньги на хранение и тем самым увеличивали средства для оборота. Вместе с родителями работали и сыновья - Елисей, Захар, Абрам, Иван и Тимофей.

Дела пошли настолько хорошо, что в 1820 году Савва Васильевич мог уже откупиться от крепостной неволи у помещика Н.Г.Рюмина со своими четырьмя сыновьями за громадную по тому времени сумму в 17 тысяч рублей ассигнациями. Пятого же сына помещик не отпустил и дал свободу лишь впоследствии, как говорят, за баснословные деньги.

Получив вольную, С.В.Морозов приобрел в 1823 году у Рюмина участок на правом берегу Клязьмы - Мызу и построил на ней красильную и отделочную фабрики.

Производство тканей проходит три главные ступени: прядение, ткачество, крашение. У Морозова процесс строительства фабрик шел в обратном порядке не по его прихоти. Англия тогда не вывозила прядильное оборудование, продавая пряжу.

В честь пуска первой фабрики в день Николая Чудотворца состоялся молебен. С тех пор местечко стали называть "Никольское", а улицу - Никольской.

В 1842 году запрет на вывоз прядильных машин из Англии был снят. В 1847 году английский специалист Людвиг Кнопп по заказу С.В.Морозова построил большие корпуса прядильной фабрики с двумя паровыми машинами мощностью 80 лошадиных сил. С этого времени ведет отсчет своей истории АО "Ореховский текстиль". В 1838 году вступает в строй и ткацко-механическая фабрика. В 1997 году отмечалось 200-летие династии Морозовых и 150-летие АО "Оретекс".

Первый сын Елисей Саввич (1798-1868) после женитьбы отделился от отца и в 1837 году открыл рядом с отцовской в Никольском маленькую красильную фабрику, послужившую в дальнейшем началом мануфактуры "Товарищество Викулы Морозова с сыновьями". Первое время дело велось в очень скромных размерах, так как Елисей Саввич больше занимался изучением религиозных проблем, чем фабрикой. Фабричными делами ведали его супруга Евдокия Демидьевна и в дальнейшем сын Викул. По его настоянию отец выстроил в 1847 году первую самоткацкую фабрику и вскоре устранился от дел, передав все в управление Викулы Елисеевича.

С 1850 года, когда Савва Васильевич достиг преклонных лет, дело вел Тимофей Саввич (1823-1889). Сначала он возглавлял "Торговый дом Саввы Морозова сын и К°", а в 1873 году учредил паевое товарищество под тем же названием. При Тимофее Саввиче Никольская мануфактура была паевым товариществом, то есть, акционерным обществом. Все решения принимались правлением, избранным пайщиками.

Как и отец-старовер, Тимофей Саввич получил дьячковское образование. Купеческим званием дорожил и отказался от дворянского титула. Он первым из российских промышленников нанимал на службу молодых российских инженеров-выпускников Императорского технического училища в Москве. Приглашал к себе и опытных мастеров-англичан.

При нем Никольская мануфактура была полным предприятием, покупавшим хлопок и продававшим готовый товар, часто со своих складов, непосредственно потребителям. Работали бельевой и одежный товар, который славился в России и за рубежом - в Азии и на Востоке. В то же время был Тимофей Саввич самодуром, скупым и жадным. Из служащих ценил лишь бессердечных и черствых исполнителей его воли. Он широко применял штрафную систему и грубо обворовывал рабочих. В то же время строил большие и теплые казармы для проживания рабочих, больницу, училище. Внес в ссудо-сберегательную кассу 1200 тысяч рублей, большие по тому времени деньги. Считая себя в своей вотчине всесильным, цинично заявлял: "Покров, уездный город - он подметка моя, Владимир - мой карман. Все мое, все мои: с деньгами что хочу, то и делаю".

С 7 по 23 января 1885 года на фабрике Т.С.Морозова произошла стачка. Она была вызвана большими штрафами, отнимавшими до 1/3 заработка. Стачка проходила под руководством П.А.Моисеенко, состоявшим ранее членом "Северного союза русских рабочих".

Рабочие выдвинули требования об отмене штрафов и повышении заработной платы.

Морозовская стачка явилась важным поворотным моментом в истории рабочего движения России, потому что она, в отличие от предшествовавших ей стачек, носила организованный характер.

На суде, который состоялся в мае 1886 года, интересы рабочих защищал известный адвокат Ф.Н.Плевако. Подсудимым было предъявлено 101 обвинение. На все пункты обвинения присяжные ответили "Нет, не виновны". Тем самым суд присяжных вынес оправдательный приговор.

В 1886 году царское правительство, напуганное ростом рабочего движения и стачками, особенно Морозовской, вынуждено было издать Закон о штрафах, который несколько ограничивал произвол хозяев по отношению к рабочим.

Близость Москвы - крупного рынка России, дешевая рабочая сила, богатая топливная база (дрова, торф) способствовали Морозовым в развитии текстильного производства, которое к середине XIX века достигло больших размеров. Оно принимает комбинированный характер, объединяя все ступени выработки готовых тканей. В 50-е годы XIX века Морозовы владели бумагопрядильной, тремя ткацкими, отбельно-красильной и суконной фабриками. На фабриках - семь паровых машин. Рабочих насчитывалось 1710 человек, на дому работало еще 1500 человек. Годовая продукция оценивалась в 1077,1 тысячи рублей. Фабриканты владели также предприятиями в Москве и других местах. В целом их производство вырабатывало товаров на 2 миллиона рублей.

Особое оживление текстильной промышленности началось в 60-х годах, когда реформа 1861 года высвободила новые рабочие руки и способствовала росту промышленного населения. В 1863 году открылось движение по Московско-Нижегородской железной дороге. Она, а также Московско-Казанская железная дорога расширили связи Орехово-Зуева с внутренними и внешними рынками. Это еще более укрепило позиции фабрикантов. До пуска железной дороги доставка сырья и вывоз готовой продукции производились на мелководных барках по реке Клязьме, а также гужевым транспортом по Владимирской дороге. Главными местами сбыта были многочисленные ярмарки Московской и Владимирской губерний, Украины и особенно Нижегородская ярмарка. С установлением железнодорожного сообщения Морозовы открыли торговые конторы, магазины розничной и оптовой торговли во всех крупных городах России, а также в Иране, Монголии и Китае.

Разнообразный ассортимент, дешевизна и добротность тканей обеспечивали большой спрос на них разнообразных слоев населения. Дорогие бархаты и вельветы, дешевые нарядные ситцы раскупались с одинаковым успехом в Москве, Петербурге, Ташкенте, Омске, Иркутске, Харькове, Одессе, Варшаве, Харбине, Тяньцзине и других городах. Высокое качество тканей создало со временем обширный и постоянный круг покупателей, и даже годы кризисов отражались на морозовских мануфактурах лишь в слабой степени.

Правда, хлопковый кризис в США, вызванный гражданской войной, замедлил на какое-то время развитие русской текстильной промышленности, так как американский хлопок-сырец покупали многие страны, в том числе и Россия. Как только война в США закончилась, увеличилось производство хлопка. Но предприимчивые ореховские фабриканты, не желая зависеть от импортного сырья, позаботились о создании собственной хлопковой базы. Фабриканты Морозовы продолжали развивать свое производство. Они построили несколько фабрик, оборудовали их новыми машинами, преимущественно английскими.

В 1866 году Никольская мануфактура С.Морозова состояла из бумагопрядильного и ткацкого отделений, имевших шесть паровых машин в 360 лошадиных сил. Рабочих числилось 7226 человек. Выделывалось 127 298 пудов пряжи на 3 437 046 рублей и ткацких изделий на 2 086 613 рублей. В 1874 году мануфактура состояла уже из четырех отделений - бумагопрядильного, ткацкого, красильного и отделочного, на которых работало 10 тысяч человек. Десять лет спустя на мануфактуре работало 15 тысяч человек, объем производства - 7 миллионов рублей.

В 1890 году на Никольской мануфактуре С.Морозова имелось 45 паровых машин мощностью 1116 лошадиных сил, насчитывалось 132 тысячи веретен, 2948 ткацких станков, 20 красильных барок, 207 красильных кубов, 3 колландра. Выделывалось 362 125 пудов пряжи, 1376 тысяч кусков тканей. Выпускалось продукции на 13 302 тысячи рублей при 17 252 работающих.

Мануфактура В.Морозова в Орехове в 1890 году состояла из бумагопрядильного, ткацкого и красильного отделений. Имелись шесть паровых машин мощностью 300 лошадиных сил, 73 тысячи веретен, 1810 ткацких станков, 120 красильных барок. Выделывалось 750 тысяч кусков ткани на 8 725 тысяч рублей, рабочих - 9500 человек.

В выдающейся купеческой династии Морозовых особое место занимает Савва Тимофеевич (1861 -1905) - крупнейший текстильный фабрикант, меценат, один из директоров и пайщиков Художественного театра. Мануфактур-советник, председатель комитета Всероссийской промышленной ярмарки, он встречал хлебом-солью в Нижнем Новгороде самодержца всея Руси Николая II . И в то же время увлекался социалистическими идеями и революционным движением, прятал у себя Н.Э.Баумана, помогал деньгами ленинской "Искре", привозил на фабрику нелегальную литературу.

С.Т.Морозов получил прекрасное образование, окончил Московский университет, слушал лекции в Кембридже, изучал текстильное дело в Манчестере. Став в 25 лет директором фабрик, отменил штрафы, повысил расценки, учредил стипендии для учащихся, строил новые казармы для рабочих. Отец, не принимая нововведений, топал на сына ногами, ругал социалистом, а в добрые минуты, совсем уже старенький, гладил сына по голове и приговаривал: "Эх, Саввушка, сломишь ты себе шею!". Считая, что сын неразумно относится к рабочим, не отстаивает, как отец, хозяйские интересы, Тимофей Саввич завешал большую часть паев жене Марии Федоровне. Савва остался директором мануфактуры, но подлинной хозяйкой была его мать.

По воспоминаниям С.Ю.Витте, в начале 1905 года он принял С.Т.Морозова по его просьбе. По его словам, "фабрикант говорил самые крайние речи о необходимости покончить с самодержавием, остановлении парламентской системы со всеобщими и прочими выборами, о том, что так жить нельзя дальше и т.д." Савва предчувствовал революцию и ратовал за реформы, способные ее предотвратить.

В 1905 году на фабрике начались волнения. Предложение Саввы Тимофеевича о привлечении рабочих к участию в прибылях товарищества мануфактуры было отвергнуто матерью. Он был отстранен от дел, уехал на отдых за границу. 13 мая 1905 года в Канне на французской Ривьере он застрелился, оставив предсмертную записку: "В смерти моей не винить никого".

Во время первой мировой войны фабрики Морозовых выпускали ткани военного назначения и к началу 1916 года на две трети были загружены заказами фронта. Исполнение военных заказов и ограниченный выпуск тканей для внутреннего рынка давали возможность повышать цены на текстильные товары. Фирма В.Морозова в 1914 году с момента начала войны повышала цены на ткани три раза, в 1915 году - девять и в 1916-м - восемь раз. Прибыли владельцев фабрик за время войны удвоились.

Если село Орехово и местечко Никольское были вотчиной Морозовых, то в селе Зуеве преобладали фабрики Зиминых. Родоначальником Товарищества Зуевской мануфактуры И.Н.Зимина был крестьянин деревни Зуево Московской губернии Богородского уезда Семен Григорьевич Зимин (1760-1840), который в конце XVIII века имел небольшое шелкоткацкое ручное заведение. С ним вместе работали его три сына: Никита (1791-1866), Иван (1799-1885) и Куприян (1805-1855). Выделившись в 1838 году, Иван и Куприян завели самостоятельно небольшую ручную бумаготкацкую фабрику. Никита Семенович продолжал отцовское шелковое дело, затем приступил к ткачеству бумажных тканей, в 1858 году завел крашение пряжи, а затем и тканей в красный адрианопольский цвет, называемый еще и пунцовым.

После смерти его сын Иван Никитич, расширяя пунцовое крашение и ситцепечатание, в 1884 году создал товарищество на паях под названием "Товарищество Зуевской мануфактуры И.Н.Зимина". Сыновья и внуки Ивана Никитича в 1897 году основали бумагопрядильную фабрику при станции Дрезна Московско-Нижегородской железной дороги, где вырабатывались ситцы, кумач и другие хлопчатобумажные ткани. В начале XX века годовое производство фабрик Зиминых достигало 13 миллионов рублей при 4 500 рабочих. На фабриках имелось 100 000 прядильных и 1 600 крутильных веретен и 2 300 механических ткацких станков.

После смерти Куприяна Семеновича (1855) делами управлял его старший брат Иван. При нем производство расширялось, и он в 1867 году вместе со своим сыном Макарием и племянниками Петром, Яковом и Филипом Куприяновичами открыл Торговый дом под фирмою "Хлопчатобумажная мануфактура, Торговый дом Ивана Макаровича, Петра Яковлевича и Филиппа Зиминых".

В 1868 году недалеко от Зуева была основана Подгорная механическая ткацкая фабрика, в 1876 году пустили черную красильню. В 1908 году была пущена в ход бумагопрядильная фабрика.

Перед первой мировой войной Торговый дом возглавляли Яков и Филипп Куприяновичи и их племянник Иван Макарович. На фабриках работали 17 072 прядильных, 1112 крутильных веретен и 758 механических ткацких станков, а также красильные и отделочные машины. Годовое производство около 2 миллионов рублей при 880 рабочих.

После Октябрьской революции Ореховскими фабриками управляли представители рабочего контроля. Платные "хожалые" (хозяйские управляющие в казармах) были заменены избранными председателями казарменных комитетов.

Декрет о национализации крупной промышленности был подписан советским правительством 28 июня 1918 года. В текстильной промышленности национализации подлежали фабрики с основным капиталом не ниже 1 миллиона рублей, к их числу относились все фабрики Орехово-Зуева.

В августе 1918 года на фабриках Саввы и Викулы Морозовых было создано объединенное временное правление, в которое вошли по два представителя от двух прежних правлений и шесть рабочих.

Областная контрольная комиссия, обследовавшая в октябре 1918 года ореховские фабрики, отмечала, что "во всех помещениях ткацких фабрик наблюдается безукоризненная чистота, машины содержатся в аккуратном и хорошем порядке". Такое же заключение было сделано о прядильной, красильно-отделочной и ситценабивной фабриках.

Работали осенью 1918 года фабрики с перебоями, часто останавливались из-за нехватки сырья и топлива. В декабре 1918 года текстильные предприятия большей частью стояли.

Неурожай 1920 года ухудшил и без того скудное снабжение рабочих продовольствием, многие уходили из города в деревни. Производство текстильных товаров сократилось более чем втрое. Экономический кризис продолжался и в 1922 году, фабрики работали с перебоями, рабочие голодали, среди них росло глухое недовольство. Произошла забастовка, лозунги которой - немедленно изжить производственную разруху и пустить все фабрики.

Накалившуюся обстановку разрядил суд над правлением Орехово-Зуевского хлопчатобумажного треста, куда затесались случайные люди. Председатель правления треста Серебряков богател на коммерческих аферах и махинациях.

В августе 1921 года вся крупная национализированная промышленность была трестирована и переведена на хозрасчет. Мелкие предприятия на договорных началах сдавались в аренду кооперативам или частным лицам.

Тресты получили широкую хозяйственную самостоятельность, вплоть до возможности реализовать свою продукцию на рынке. Объединение однородных и родственных предприятий в тресты, перевод их на хозрасчет способствовали развитию хозяйственной инициативы, лучшему использованию оборудования, топлива и сырья. Трестирование московской промышленности закончилось к весне 1922 года. Орехово-Зуевский текстильный трест имени Пролетарской революции, созданный в 1923 году, объединял фабрики города и района. В трест входили и были его основой бывшие предприятия Саввы и Викулы Морозовых - две прядильные, три ткацкие, крутильно-ниточная, отбельно-красильная, ситцепечатная фабрики. Они назывались тогда "Никольские бумагопрядильные и красильно-отделочные фабрики "Пролетарская диктатура". Орехово-Зуевский трест имел около 30 своих оптовых магазинов.

В новом объединении все ценное и механически более совершенное оборудование было сосредоточено на крупных фабриках. Все пять красильных заведений при фабриках бывших Морозовых и Зиминых объединили в одну отбельно-красильную фабрику в составе Орехово-Зуевского треста. На ней установили оборудование с фабрик Ликина, Ярославля, Серпухова, Раменского и Быкова. Фабрика обслуживала предприятия не только Орехово-Зуевского, но и других районов. Одним из руководителей треста был рабочий, член партии большевиков И.Е.Жигулев. Первой из женщин уезда на должность красного директора бумагопрядильной фабрики №1 была выдвинута А.А.Климентова. Красным директором ткацкой фабрики №3 была Е.С.Горячева.

Постепенно налаживалась жизнь, набирали силу фабрики. В 1924 году пустили бумагопрядильную фабрику №2. В 1923/24-м хозяйственном году фабрики выработали ваты 14891 пуд, пряжи- 660214 пудов, суровых тканей - 102914 462 аршина, готовых тканей - 127751 592 аршина.

До революции 1917 года и первые семь лет после нее ткачи работали на трех станках, прядильщики - на трех сторонках (сторонка - половина машины). В январе 1925 года на ткацких фабриках появились первые "тройки". Заработки в 1925 году превысили уровень 1913 года, а производительность труда составляла лишь 70 процентов довоенного времени.

В 1927 году в Орехово-Зуеве насчитывалось 20 государственных текстильных предприятий с 41384 работающими и три частных, на которых было занято 425 человек. Эти текстильные предприятия выработали в 1926/27 хозяйственном году 142 миллиона метров тканей, на 28 миллионов больше, чем в предыдущем. В 1927 году фабрики "Пролетарская диктатура", входящие в Орехово-Зуевский трест, превзошли уровень производства 1913 года.

Во время первой пятилетки (1928-1932) проводилась реконструкция фабрик. С пуском в августе 1930 года центральной электростанции (ЦЭС) началась электрификация фабрик, которые работали напряженно. Паросиловое хозяйство сильно износилось, преобладало устаревшее оборудование. Введенные в свое время законсервированные мощности использовались не в полную силу. На фабрики пришли пять тысяч новых рабочих, не имевших опыта. В 1932 году план выпуска тканей не был выполнен.

Успешно воплощался план социально-культурного развития. В июле 1930 года был установлен 7-часовой рабочий день. 18 января 1930 года открылся Дворец культуры текстильщиков. Тогда же новые ясли приняли 130 малышей.

Ассортимент ореховских тканей - разнообразен и широк. В 1935 году выпускались батист, маркизет, шифон, сатин, тик-ластик, глория, репс, диагональ, трико "юнг штурм", молескин-сукно, замша, вельвет, вельвет-рубчик, полубархат. В 1936 году освоили новые ткани - вельвет-плюш, вельвет-фуляр, тафта, зефир, пестротканный перкаль, репс, сетка-ажур, полотно сорочечное, рогожка брючная...

В 1935 году на фабриках началось стахановское движение. Ткачиха М.Г.Хромова перешла с четырех на шесть, потом на восемь и двенадцать станков. Вдвое больше нормы обслуживали оборудование ткачиха Е.Н.Лаврентьева, прядильщицы Е.А.Комкова, Т.В.Молодцова, ровничница М.Г.Фролова. Прядильщица К.И.Хромова возглавила сквозную стахановскую бригаду.

В 1938 году Орехово-Зуевский хлопчатобумажный трест был упразднен и образован Ореховский хлопчатобумажный комбинат. В него вошли бумагопрядильные фабрики №№ 1 и 2, ткацкие №№ 1, 2, 3, крутильно-ниточная фабрика и пущенная в 1937 году одеяльная. Среди подсобных предприятий комбината - деревообделочный и кирпичный заводы, хлопковая база, складские помещения.

В состав Орехово-Зуевского хлопчатобумажного треста входила и Подгорная прядильно-ткацкая фабрика, принадлежавшая до революции фабрикантам Зиминым. В 1932 году на ней работало 1353 человека, вырабатывалось 917 тонн пряжи и 11178 тысяч метров суровых тканей.

При образовании Ореховского хлопчатобумажного комбината Подгорная фабрика не входила в его состав и оставалась автономным предприятием. Она вошла в комбинат вскоре после окончания войны.

В 1940 году комбинат выработал 17241 тонну пряжи, 92,3 миллиона метров суровых и 134,2 миллиона метров готовых тканей, 123,5 миллиона катушек швейных ниток.

Когда началась война, фабрики работали днем и ночью. Около трех тысяч текстильщиков комбината мобилизовали в первые месяцы войны. Мужчины, которых не взяли по возрасту и болезни, ушли в ополчение.

"В моей долгой жизни, - говорил директор комбината военных лет Иван Митрофанович Молотков, - военные годы - время, которое ни с чем не сравнишь. Эти несколько лет по драматичности, трудностям, накалу равны десятилетиям обычной жизни. На комбинате среди десяти тысяч рабочих и сотни мужчин нельзя было насчитать. С началом войны не осталось ни одной автомашины, ни одной лошади. Все отдали фронту. Работали без отдыха, недоедали, недосыпали. И все же наши люди выдюжили".

Женщины грузили хлопок, а в кипе 200- 250 килограммов . Они освоили мужские профессии паяльщиков, электросварщиков, ремонтировщиков, слесарей, шорников, смазчиков, мотористов, возильщиков, помощников мастера. Четыре с половиной тысячи женщин, большинство - работницы комбината, выезжали на строительство оборонительных сооружений.

Четко, бесперебойно работал комбинат всю войну. Случалось всякое: отключали электроэнергию, бывали перебои с хлопком, не хватало топлива. Но не было ни разу того, чтобы текстильщики не выполнили заданий. Они перевыполняли их.

За годы войны комбинат дал фронту 53039 тонн пряжи, 204160 тысяч суровых и 388134 тысячи метров готовых тканей, 407586 тысяч катушек ниток.

Подвиги ореховских текстильщиков отмечены передачей коллективу комбината на вечное хранение знамен Государственного Комитета Обороны, Наркомата текстильной промышленности и ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ. За успешное выполнение заданий Правительства по снабжению Красной армии вещевым довольствием комбинат награжден орденом Трудового Красного Знамени. Правительственных наград были удостоены 30 передовиков производства. Высокие награды вручил приехавший в город текстильщиков 9 февраля 1944 года Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И.Калинин.

Важнейшая задача коллектива комбината в первом послевоенном пятилетии - увеличить годовую выработку продукции более чем в три раза. В 1946 году предстояло вывести из консервации и пустить в работу 50 тысяч прядильных веретен и все ткацкие станки, повысить производительность труда на 16-20 процентов, увеличить численность работающих. Пополнялся коллектив путем оргнабора рабочих в деревнях, обучением в школах ФЗУ, индивидуальными методами. Началось движение многостаночников, которое возглавила бригада Марии Михайловны Волковой. Выработка ткани в бригаде была в два раза выше довоенной и на 70 процентов превышала среднесуточную. Высокое владение мастерством, постоянное наблюдение за оборудованием позволили ткачихам обслуживать по 12 станков вместо четырех по норме. Ткачихи М.М.Волкова, А.Е.Катаева, Е.Н.Шибаева, А.В.Печкина стали лауреатами Сталинской премии СССР. Они, а также помощник мастера А.И.Веденеев, награждены орденами.

В 1947 году текстильщики отметили 100-летие комбината. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 декабря 1947 года за успешное выполнение заданий по выпуску тканей для нужд народного хозяйства Ореховский хлопчатобумажный комбинат имени Николаевой был награжден орденом Ленина. Ордена и медали получили 115 работников предприятия.

В послевоенный период большинство фабрик было оснащено машинами выпуска 1893-1909 гг. Исключение составляла новая одеяльная фабрика, где до войны установили ткацкие автоматы. Во время пятой пятилетки (1951 -1955) шло техническое перевооружение комбината, совершенствовались технологические процессы. В сортировочно-трепальных отделах прядильных фабрик на смену дедовскому способу рыхления и смешивания хлопка пришел новый безлабазный однопроцессный способ. В чесальном отделе появились новые машины, оборудованные самоостановом и приборами, уплотняющими ленту. Применение ленточных машин высокой вытяжки сократило число сложений, дало возможность перейти на укороченный план прядения, уменьшило обрывность нити.

Старые прядильные машины заменялись кольцепрядильными отечественного производства, производительность которых превосходила их на 20-30 процентов. Устанавливались крутильные машины, работавшие на повышенных скоростях. Новые машины, смонтированные на крутильно-ниточной фабрике, позволили расширить ассортимент крученой пряжи, улучшить ее качество, увеличить выработку по сравнению с 1948 годом на 80 процентов.

Установкой 136-ти ткацких автоматов на ткацкой фабрике №3 было положено начало массовой автоматизации производства. За десятилетие с 1947-го по 1957 год на комбинате было установлено 2,5 тысячи единиц нового оборудования, в том числе 1611 - прядильного, 776 - ткацкого, 171 - крутильно-ниточного, 123 - отделочного. Предприятие вело большое жилищное и социально-культурное строительство. За 40 лет Советской власти силами комбината было построено 90 жилых домов общей площадью 52810 квадратных метров.

В 1957 году на комбинате работало 25960 человек, в том числе 18685 женщин. 344 женщины занимали руководящие должности. В 1959 году ткачиху Елизавету Даниловну Печникову избрали депутатом Верховного Совета РСФСР. Инженерный корпус насчитывал 154 инженера и 748 техников. Учились: в школе рабочей молодежи - 700, вечерних техникумах - 221, вечерних институтах - 92 человека.

Плащевые ткани, вельвет-рубчик, сукно и замша, обработанные водоотталкивающими пропитками, фасонные маркизеты были отмечены Золотой медалью Всемирной выставки в Брюсселе (1958).

В 1964 году на комбинате началась комплексная механизация тяжелых и трудоемких работ, рассчитанная до 1970 года. Много было сделано по механизации грузов внутри фабрик: в сутки их перемещалось более четырех тысяч тонн. Главным средством транспортировки избрали цепной конвейер, линии которого для бестарной транспортировки пряжи, холстов, суровых тканей протянулись на 5 километров .

Продолжалась замена технологического оборудования. В 1964 году смонтировали первые прядильно-крутильные машины, которые объединили процессы прядения, трощения, кручения и перемотки пряжи на бобины, сократили технологический процесс получения крученой пряжи.

В августе 1965 года комбинат выполнил задание семилетнего плана по объему выпуска продукции. За эти годы освоен выпуск сорока новых видов тканей, в числе которых - вельвет-корд набивной, замша курточная, пике, обувная ткань.

За это время на комбинате установлено 3673 единицы нового оборудования и 10 453 - модернизировано. Уровень механизации ткацкого производства составил 52 процента, уровень ручного труда уменьшился на 5 процентов.

В эти годы на предприятиях комбината шло соревнование за право называться ударниками и коллективами коммунистического труда, начатое осенью 1958 года по почину молодых рабочих депо Москва-Сортировочная. За выдающиеся заслуги в выполнении заданий семилетнего плана и достижение высоких технико-экономических показателей Президиум Верховного Совета СССР Указом от 9 июня 1966 года присвоил прядильщице Валентине Егоровне Матвеевой звание Героя Социалистического Труда. Орденом Ленина награждены резчица ткани Р.С.Вдовина, тростильщица А.А.Волкова, помощник мастера Ю.В.Гунин, планочница А.А.Казакова, ткачиха К.А.Коновалова, мастер М.И.Липин, ровничница А.П.Луканина, помощник мастера К.И.Малышева, ткачиха А.И.Сафонова.

С 1 апреля 1963 года комбинат перешел на новый график работы - пятидневную рабочую неделю с двумя выходными днями. При этом значительно сократилось число ночных смен и время ночной работы. Комбинат возглавлял тогда Александр Иванович Плотницкий.

С 1 января 1966 года комбинат в числе шести рентабельных предприятий отрасли был переведен на новую систему хозяйствования. Расширялась хозяйственная самостоятельность комбината, главным показателем работы становился не общий объем производства, а реализованная продукция. Из отчислений от прибыли создавались поощрительные фонды: развития производства и совершенствования техники, материального поощрения рабочих и служащих, улучшения условий их труда и быта. В январе 1967 года на фабриках комбината впервые выплачивали единовременные вознаграждения по итогам работы года - "тринадцатую зарплату".

В 1966 году комбинатом было выпущено пряжи - 33 500 тонн, суровых тканей - 149 миллионов метров, годовых тканей - 196,1 миллиона метров, швейных ниток - 162,4 миллиона штук.

Удельный вес нового оборудования: в прядении - 85 процентов, а ткачестве - 51,5, в отделке - 31, крутильно-ниточном производстве - 75,6 процента. В целом по комбинату удельный вес нового оборудования увеличился с 8,9 процента в 1950 году до 70 процентов в 1965-м.

В 1967 году каждый десятый работающий комбината - учился. Здесь имелся целый учебный комплекс - ФЗУ, школа рабочей молодежи, техникум, филиал текстильного института. Ткачиха Капитолина Александровна Кувшинова была избрана депутатом Верховного Совета РСФСР.

На восьмую пятилетку (1966-1970) был составлен первый план социального и экономического развития комбината. Им предусматривалось продолжить реконструкцию всех фабрик, в первую очередь - ткацкой №1, крутильно-ниточной и Подгорной прядильно-ткацкой. За пятилетие намечалось построить и ввести жилые дома площадью 153 тысячи квадратных метров, ликвидировать аварийные дома и сломать 18 общежитий, не подлежащих реконструкции, переделать 6 общежитий в дома с квартирной системой. План положил начало ликвидации казарм, в которых до революции проживало 65 процентов рабочих.

Летнему отдыху текстильщиков и их детей уделялось особое внимание. Пионерлагерь принимал по 640 детей в смену. Число путевок в санатории, дома отдыха, профилакторий увеличилось с 4 тысяч в 1966 году до 5150 в 1970-м.

Летом 1970 года на комбинате побывал министр легкой промышленности СССР Н.Н.Тарасов, интересовавшийся ходом реконструкции и строительством нового отделочного корпуса. Николай Никифорович, и будучи министром, ходил по городу пешком. Он - здешний, здесь начинал карьеру инженера, играл за сборную Орехово-Зуева по футболу.

Осенью 1997 года экс-министр, Герой Социалистического Труда Н.Н.Тарасов был гостем на празднике в честь 80-летия города, 200-летия династии Морозовых и 150-летия Ореховского хлопчатобумажного комбината. Знатный земляк был удостоен звания Почетного гражданина города Орехово-Зуево.

Тарасовых хорошо знали в текстильном городе. Основатель династии, выходец из деревни Ионово Никифор Никифорович Тарасов до революции служил мальчиком в строительном отделе. В советское время был прорабом, заведовал строительным отделом хлопчатобумажного треста. Жили Тарасовы на Конном дворе. Две дочери - Мария и Анна - всю жизнь трудились на комбинате. Инженерами-текстильщиками стали сыновья Петр и Николай. В тридцатые годы братья Тарасовы, заядлые футболисты, были кумирами ореховской молодежи. Николай, окончив школу ФЗУ, начинал ткачом. После окончания института работал главным инженером и директором фабрики.

Коллектив комбината справился с заданиями восьмой пятилетки. Успешно выполнялся план социального развития. За пятилетку среднемесячная зарплата одного работающего выросла с 86 до 116 рублей. Введены жилые дома площадью 97 тысяч квадратных метров, квартиры в которых предоставлялись бесплатно. Большая группа текстильщиков была награждена орденами и медалями. Звания Героя Социалистического Труда удостоена ткачиха Мария Ивановна Шарова. Орденом Ленина награждены ткачихи А.П.Дидковская, Р.И.Захарова, главный инженер отбельно-красильной фабрики В.Н.Костырина, помощник мастера Е.С.Иванова, планочница Е.Ф.Ноготкова, прядильщица А.А.Путякова, прядильщица-крутильщица К.С.Прошкина, маляр ЖКУ А.Д.Семкина.

70-е годы - время динамичного технического обновления фабрик комбината. Особенность этого времени - появление техники, резко отличающейся от традиционной - машин безверетенного прядения и станков бесчелночного ткачества. В 1973 году установили первые 14 машин пневмомеханического прядения. Образование нити в этой машине происходит без традиционного веретена. В ткачестве появились бесчелночные автоматы и пневморапирные, разработанные в нашей стране.

Но работал комбинат в начале 70-х годов тяжело, не выполнял план. Главная причина - нехватка рабочих, большая текучесть кадров, высокие простои оборудования. Перелом наступил в 1978-79 годах. В 1979 году генерального директора комбината Бориса Андреевича Молодцова избрали депутатом Верховного Совета СССР. В 1984 году прядильщице Валентине Егоровне Гиталовой присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В 1984 году Ореховский комбинат - это современное высокоорганизованное предприятие с годовым объемом производства 500 миллионов рублей. На комбинате работало около 19 тысяч человек. Он выпускал 38 тысяч тонн пряжи, 156 миллионов метров суровых и около 200 миллионов метров готовых тканей, 242 миллиона катушек ниток в год.

Комбинат объединял 12 предприятий. В него входили две бумагопрядильные, крутильно-ниточная (КНФ), три ткацкие, две прядильно-ткацкие, отбельно-красильная (ОКФ) фабрики, а также литейно-механический и деревообрабатывающий заводы и цех ширпотреба.

Хлопковая база каждый день отправляла на фабрики 100-120 тонн хлопка. Комбинат работал, в основном, на отечественном хлопке, который поступал из Узбекистана. Туркмении, Азербайджана. Поступления египетского, афганского, сирийского хлопка незначительны.

Первая бумагопрядильная фабрика вырабатывала пряжу 23 номеров и ровницу, которыми обеспечивала ткацкие и крутильно-ниточную фабрики. 30 номеров пряжи выпускала вторая бумагопрядильная фабрика.

На КНФ стекается пряжа разных толщин, чтобы потом в виде крученой пряжи поступить на ткацкие фабрики. Из нее делают основу и уток. Здесь же выпускают нитки.

В ассортименте первой ткацкой - полтора десятка артикулов от толстой диагонали до тонкой перкали. Ткали шифон, вельвет-корды, пике, молескин, костюмные детские ткани. Ассортимент второй ткацкой фабрики - вельвет-корды, репс, обувные ткани, ленточная ткань для пишущих и электронно-счетных машин. На ткацкой фабрике №3 выпускали вельвет-рубчик, сафари, палаточную ткань, технические ткани шести артикулов.

Подгорная прядильно-ткацкая фабрика специализирована на производстве тканей для вафельных полотенец. Хлопчатобумажные одеяла и байку выпускала одеяльная фабрика.

750 тысяч метров готовых тканей 76-ти артикулов выпускала в день ОКФ, которая пережила реконструкцию и построена заново. Отбельно-ворсовальный корпус вступил в строй в 1975 году, административно-бытовой - два года спустя. С 1979 по 1983 год отделочники получили от строителей три очереди красильно-печатного цеха. Эти промышленные здания - самые большие в городе.

Ореховские ткани отправлялись во все республики, края и области. Они экспортировались в Чехословакию, Польшу, Канаду, Швецию. Монголию, Мозамбик, на Кубу и другие страны.

Последние десять с лишним лет самые тяжелые в полуторавековой истории комбината. Спад производства начался в конце 1985-го и продолжился в 1986-ом и последующих годах. По времени падение совпало с объявленным в апреле 1985 года курсом на перестройку. Трудности того времени директор комбината Б.А.Молодцов пытался объяснить "самоуспокоенностью, благодушием, притуплением чувства ответственности у отдельных руководителей и неподготовленностью комбината к работе в новых условиях".

Самыми тяжелыми звеньями производственной цепи оказались ткацкая фабрика №3, где ткали тяжелые палаточные ткани на старом оборудовании и ощущалась острая нехватка ткачей и помощников мастера, и отделочная фабрика - новая, на строительство которой были затрачены большие силы и средства. Но в новые стены въехали со старым оборудованием.

Обещанный руководством перелом не наступил. Комбинат катился вниз. Новый генеральный директор комбината Сергей Викторович Бабанов объяснял тяжелое положение предприятия общей обстановкой в стране - распадом Советского Союза, потерей связей с хлопкосеющими республиками, в результате чего комбинат остался без сырья. В результате отпуска цен и бешеной инфляции комбинат, как и большинство предприятий страны, остался без оборотных средств. Затем пришло время неплатежей, больно ударивших по финансовому состоянию предприятия.

Трудно проходило и акционирование комбината, то есть, изменение формы собственности. Делалось это по указанию сверху и очень быстрыми темпами. На всех фабриках комбината прошли собрания, состоялась и общекомбинатовская конференция. Было принято решение акционироваться единым комплексом. Но руководство отбельно-красильной фабрики попыталось отделиться от комбината. Это вызвало противодействие руководства комбината. ОКФ - финишная фабрика, в которую вложены деньги и труд всего коллектива. В то время в отделочной фабрике находилось 50 процентов всех основных фондов комбината. Если бы ОКФ удалось выделиться, то половина всех основных фондов комбината досталась 1500 работникам отделочной фабрики, а 15 тысяч работающих комбината и 20 тысяч пенсионеров остались бы ни с чем.

Решением Комитета по управлению имуществом Московской области (Мособлкомимущество) от 30 декабря 1992 года был утвержден план приватизации Ореховского хлопчатобумажного комбината имени Николаевой и представленный Устав акционерного общества открытого типа "Ореховский текстиль" ("ОРЕТЕКС"). Комбинат был акционирован единым технологическим комплексом.

В 1992 году комбинат выпустил около 100 миллионов метров готовых тканей. Понимая, что выпуск продукции в прежних объемах уже не нужен, стали создавать производства с продукцией, пользующейся повышенным спросом. Так в бывшей казарме было налажено швейное производство. В 1991 году начали выпускать искусственный мех. Новое производство размещено в бывшей одеяльной фабрике, которая изменила свой профиль. В кратчайшие сроки, всего за несколько месяцев смонтировали новейшее оборудование, поставленное фирмами Великобритании, США и Италии.

Искусственный мех выбран по причине спроса на него. Кроме того, мех - это тоже текстильное производство, у него много общего с традиционным текстилем. Отделка, например, традиционна для текстиля и искусственного меха, особенно для ворсовых тканей - и стрижка, и полировка. Что касается самого полотна, то его вязание близко к традициям трикотажа.

Комбинат также начал выпускать трикотаж и чулочно-носочные изделия. Дело не только в технологической близости производств, но и в необходимости выжить. Падение спроса на ткани заставляет делать то, что покупают.

Летом 1993 года на меховой фабрике возник швейный участок, который занимался переработкой отходов. В начале 1995 года переехали в здание бывшей казармы и расширили производство. Ассортимент обширен и разнообразен. Делают чехлы для разных моделей "Жигулей" и автомобилей "Волга". Нарядны и удобны комплекты для мягкой мебели: покрывала на диваны и кресла, подлокотники, подушки. Мех для подушек делают с жаккардовыми рисунками, гладкий, с фигурной стрижкой и самых разнообразных расцветок.

Большой выбор мягких игрушек - ярких и привлекательных. Медведи, хрюши, собаки, кошки, тигры, обезьяны. Удобны и красивы комплекты для ванной комнаты. Делают подушки-думки, ковры, меховые жилеты, наборы для детской комнаты. Вся продукция поставляется в торговлю в красивых целлофановых мешках с ручками.

Рисунки создают фабричные художники при помощи компьютеров, разрабатывающих программу. Программа закладывается в жаккардовую машину, которая вяжет меховое полотно с заданным рисунком.

Нарушение хозяйственных связей между республиками бывшего Союза и либерализация цен - не единственные причины развития кризиса в России. Уже в 1993 году появились трудности со сбытом продукции. Резко уменьшился выпуск тканей для нужд армии и технического назначения. Дефицит тканей, который ощущался в конце 80-х годов, сменился их избытком.

Потеряв значительную часть оборотных средств, комбинат получил в 1992 году льготный кредит под 10 процентов на пополнение оборотных средств в размере 900 миллионов рублей. Этих денег было мало, а ставка Центрального банка в 1993 году 170 процентов не позволяла взять деньги в кредит. Начал распространяться бартер, при котором богатели посредники, которые брались обменять один товар на другой, получая за это изрядную мзду.

Наряду с уменьшением выпуска пряжи и тканей менялся профиль крупнейшего предприятия страны, сокращалась численность работающих. В 1991 году было изготовлено 116,4 миллиона квадратных метров готовых тканей, в 1992 - 76,7, в 1993-м - 55,7 миллиона. В то же время по некоторым видам продукции было увеличение. В 1991 году вступившая в строй фабрика искусственного меха произвела 166 тысяч метров, в 1992-м - 994 тысячи, в 1993-м - 1220 тысяч, выпуск трикотажа составил в 1991 году 58 тысяч килограммов, в 1993-м - 52 тысячи.

До недавнего времени ткани занимали 95 процентов в объеме выпуска, в 1994-м - 47 процентов. Остальное заняли трикотаж, чулочно-носочные изделия, искусственный мех (около трети объема) швейные изделия.

Рынок заставил заниматься по-новому сбытом продукции. Раньше во всей стране были крупные оптовые базы, поставки им планировались в централизованном порядке. Теперь этого нет, связь с потребителями нарушилась. Чтобы восстановить ее, потребовались люди, которые обеспечивали бы продажу ореховских тканей непосредственно на региональных рынках, получали маркетинговую информацию.

Делалось многое для того, чтобы реализовать продукцию, искать потребителя "под товар". Маркетинг - это определенная система управления предприятием, планирования его деятельности в целом, при котором информация о потребностях людей учитывается уже при разработке продукции, ее производстве. Организация сбыта построена адресно: здесь знают "в лицо" те группы людей, для которых товар предназначен и доносят до них нужную информацию. Применяется и новая техника. Компьютеры АО "Ореховский текстиль", подключенные к системе "Интернет", помогают предприятию найти источника сырья, рынки сбыта продукции.

Стремление руководства снизить затраты на выпуск продукции привело к коренной перестройке управления предприятием. Ее суть - в переходе от фабричного к производственному принципу. На месте доброй дюжины предприятий созданы четыре объединения: прядильно-крутильное, ткацко-швейное, меховое и отделочное. Еще одно - вспомогательное (заводы, базы и прочее). Во главе объединения - директор, на фабриках - начальники производств. Перестройка происходила болезненно, что вызвано ее новизной, а также сокращением инженерно-технического персонала. Новая структура управления позволила вместо 16 налогоплательщиков иметь одного, дала экономию на содержании управленческого аппарата. Совершенствуется и оплата труда. Главный принцип - плата за метр ткани, килограмм пряжи. Сколько наработал - столько и получи. Применялся и бонус здоровья - доплата к заработку людей, которые берегут свое здоровье. В отличие от многих предприятий, где выдача зарплаты задерживается, здесь ее платят своевременно. Но она была небольшой и составляла в первом полугодии 1997 года в среднем 520 тысяч рублей в месяц. С образованием акционерного общества жилые дома и детские дошкольные учреждения, принадлежавшие текстильщикам, переданы в муниципальную собственность. На балансе предприятия остались санаторий-профилакторий, детский оздоровительный лагерь, спортивный комплекс, Дворец культуры. В санатории-профилактории, расположенном на берегу Исаакиевского озера, 260 мест. Когда-то этого количества мест не хватало. Теперь профком доволен, если в профилактории отдыхает 100 человек: при таком количестве санаторий рентабелен. К сожалению, иногда там бывает всего 20-30 человек. У людей нет денег, чтобы приобрести путевки.

В 1997 году перелом не наступил. По сравнению с предыдущим годом выпуск пряжи снизился на 29,4 процента, готовых тканей - на 25,6 процента. Основными причинами снижения производства в АО "Оретекс" являются резкий рост цен на сырье, задолженность покупателей за отгруженную продукцию, то есть, неплатежи. На предприятии работало около пяти тысяч человек.

В таком же положении, а часто и в более тяжелом, находится вся текстильная промышленность Подмосковья и России. Приватизация текстильных предприятий пока ничего хорошего не дала. Приватизация, акционирование, возможно, нужны, но не как самоцель, а как средство дальнейшего развития.

Орехово-Зуево перестало быть "текстильным городом". В 1997 году в структуре промышленности города приоритетной была химическая промышленность, которая занимала 50,1 процента в общем объеме выпушенной продукции, текстильная отрасль - 20,3 процента.

Крупный российский предприниматель А.С.Паникин, создавший одну из лучших фабрик Москвы и России, считает, что "бросив все на произвол, потеряв ориентиры, нынешние правители фанатично погнались за новыми химерами - частной собственностью, приватизацией, прибылью. Но предлагаемый рыночный набор - не панацея от всех бед, это лишь необходимый инструмент для построения материального мира... Промышленность, созданная трудом многих поколений, большей частью разрушена, а в другой части служит обогащению немногих, присваивающих себе богатства, принадлежащие всем. Отхватив самые лакомые куски, они безжалостны к соотечественникам''.

В начале 1998 года ткацкие фабрики работают с перебоями по причине отсутствия сырья и, это более важная причина, из-за недостатка ткачих и помощников мастера. В годы кризиса, не имея работы, они покинули фабрики. Оказалось, что на рынке или в охране легче заработать деньги, при этом намного больше, чем простоять целый день у ткацких станков. Приходится ехать за ткачами и помощниками мастера в соседние области – Ярославскую, Ивановскую, Владимирскую. Людям предоставляют жилье в общежитии, неплохую зарплату. В газетах появились объявления: "Требуются операторы ткацких и прядильных машин".

Но ведь все это было. В советское время завозили на текстильные фабрики девочек со всей страны. Учили их в профучилищах, обеспечивали жильем - сначала в общежитии, потом в малосемейном доме и далее - предоставляли отдельную квартиру. Они получали достойную зарплату, имели возможность учиться, заниматься спортом, отдыхать в санаториях, турбазах, пансионатах. Теперь система разрушена, ничего нет. Оборудование приходит в негодность, стареет.

Конечно, текстильный комбинат возродится. Появятся люди, для которых государственная деятельность будет подчинена только служению обществу. Но за это приходится платить очень дорогую цену.

А. КОНОВАЛОВ,

Журналист

 

ТРИКОТАЖНАЯ ФАБРИКА

 

ДО НЕДАВНЕГО времени лицо нашего города определяли такие промышленные предприятия, как Ореховский хлопчатобумажный комбинат, заводы "Карболит" и "Респиратор" и некоторые другие. На них вырастали целые рабочие династии, профессии передавались из поколения в поколение. Одновременно с крупными рабочими коллективами в Орехово-Зуеве, оставаясь до поры до времени как бы в их тени, жили полнокровной в силу своей специфики жизнью так называемые малые производственные коллективы, создавшиеся преимущественно в годы Советской власти.

Трикотажная фабрика из их числа. Дата ее рождения - 1940 год, хотя со стопроцентной уверенностью утверждать этот факт не берусь. По крайней мере, первые протоколы общих собраний коллектива трикотажников датируются октябрем 40-го. Об этом говорят архивные данные. Но существует и другое мнение, датирующее открытие трикотажного производства на ореховской земле 1938 годом.

За прошедшие десятилетия оно, как водится, претерпевало различные реорганизации и переподчинения, переходя из состава Горпромкомбината в Райпромкомбинат и, наоборот, из Министерства местной промышленности РСФСР в Министерство текстильной и легкой промышленности СССР. Однако, вряд ли для его рядовых тружеников подобные пертурбации имели существенное значение, гораздо важнее и отраднее для них то обстоятельство, что с рождением нового предприятия были созданы дополнительные рабочие места, появилась возможность заработать себе на жизнь, приобретя соответствующую квалификацию и профессию.

Судя по всему, дела на трикотажной фабрике сразу же пошли, что называется, в гору. В протоколе общего рабочего собрания, датированного 26 октябрем 1940 года, утверждается общим голосованием список стахановцев, представленных на премирование за лучшие показатели работы. Общее собрание трикотажников удовлетворяет открытым голосованием их просьбу - в счет премиальной суммы выдать отличившимся в социалистическом соревновании готовые трикотажные изделия. Отсюда следует, что в ассортименте трикотажников были изделия из группы товаров народного потребления. Скорее всего, чулочно-носочные, нижнее белье, верхний трикотаж, как тогда его называли, бумажный. Ведь основой для вязального оборудования, на котором изготавливалось трикотажное полотно, являлась хлопчатобумажная пряжа. Наверняка, такое премирование приносило на пороге войны, когда жизненный уровень в рабочих семьях был невысоким, радость в их дома.

Кто знает, как бы сложилась дальнейшая судьба трикотажной фабрики, рожденной буквально на пороге Великой Отечественной войны, но, безусловно, сороковые грозовые вписаны в ее историю отдельной строкой. Судя по сохранившимся архивным сведениям, ассортимент выпускаемой продукции оставался, по сути дела, прежним, в первую очередь она шла на обеспечение нужд защитников Отечества. С 1942 года надомники фабрики, а были в ее штате и такие, вязали чулки на ручной машине "Виленка". Численность трикотажного производства составляла 92 человека, вероятно, в швейном было занято не меньше.

Следует также отметить тот факт, что, начиная с 1941 года, наблюдается частая смена руководителей предприятия. В 1940 году ее директором был П.М.Когтев. Под его началом работали 176 человек. А уже меньше чем через год директором назначается Л.Г.Симагин. В июне 1941 года им становится А.Е.Томилина, а через два месяца - И.И.Силин.

В 1942 году к руководству трикотажной фабрикой приходит Е.К.Петрова. Несмотря на то, что ситуация на фронте еще не переломилась окончательно в нашу пользу, промышленное производство в тылу, как говорится, набирало обороты. Это видно на примере коллектива ореховских трикотажников, в списочном составе которых уже числилось на начало 1943 года 190 рабочих, занятых в трикотажном производстве, а в швейном - 106 человек. С достоверностью можно утверждать, что выпускали они тогда трикотажные хлопчатобумажные сорочки детские, женские, мужские, верхний трикотаж (свитера, юбки, рейтузы), панталоны, чулки.

С мая 43-го к руководству фабрикой приходит К.Н.Кочетков, а уже в июне коллектив трикотажников возглавила К.И.Козлова. Возможно, столь частая смена руководства объясняется тем, что война в самом разгаре, а фронт нуждался в пополнении. К сожалению, из старожилов предприятия сегодня в строю, как говорится, никого не осталось. Поэтому встретиться с очевидцами тех давних лет и поговорить не представляется возможным.

Тем не менее, архивные сведения, сохранившиеся на фабрике до наших дней, говорят о том, что в военные годы ее коллектив, под чьим бы началом ни работал, успешно выполнял государственный план. К примеру, в протоколе, датированном 1945 годом, за систематическое перевыполнение месячных норм 23 рабочих представлены к премированию. Не менее успешно шли дела у трикотажников и после войны, о чем также свидетельствуют протоколы общих собраний.

В результате развернутого социалистического соревнования в честь 29-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции коллектив трикотажной фабрики годовую программу 1946 года закончил досрочно - 27 октября и дал накоплений сверх плана в сумме 78 тысяч рублей. За достигнутые успехи премированы 56 человек.

Но это не последняя трудовая победа трикотажников. Второй послевоенный год был для них не менее успешным. Уже по итогам апреля 1947 года решением исполкома Мособлсовета и приказом Московского областного отдела местной промышленности Орехово-Зуевский горпромкомбинат признан победителем в социалистическом соревновании. Среди передовиков производства, представленных к премиям, 22 трикотажника.

Надо сказать, что коллектив трикотажной фабрики передавал свои лучшие традиции, как говорится, из поколения в поколение, что позволяло ему неоднократно лидировать в трудовом соперничестве среди предприятий, входящих в систему Горпромкомбината, а также на областном уровне среди предприятий местной промышленности. Высокопроизводительный труд трикотажников отмечался переходящими Красными знаменами, а индивидуально - денежными премиями, отрезами шелка и саржи, что в первые послевоенные годы было хорошим подспорьем в рабочих семьях, Почетными грамотами.

Безусловно, все это заставляло работать еще лучше, еще качественнее. В 1953 году фабрику возглавил В.И.Кузьмин. За два года его руководства коллектив уверенно справлялся с поставленными перед ним производственными задачами. За первый квартал 1953 года государственный план, к примеру, был выполнен на 112 процентов, а план четвертого квартала - на 116,3 процента. И как прежде, за этим следовали премии наиболее отличившимся в соревновании. Жаль, что не сохранились списки премированных, но их число достигало иногда тридцати-сорока человек.

И хотя с февраля 1955 года вновь наблюдается частая смена директоров предприятия, это никоим образом не отражается на производственных достижениях молодого, в общем-то, коллектива, с каждым годом увеличивающего объемы выпуска товаров народного потребления. Приказом министра местной промышленности РСФСР от 3 октября 1955 года 8 рабочих награждаются знаком "Отличник социалистического соревнования местной промышленности" с выплатой денежной премии.

С 1956 года трикотажная фабрика, а если точнее, то с ноября входит в состав треста "Мособлтрикотажпром", что, безусловно, вносит в ее жизнедеятельность свои особенности. В частности, волевым решением руководства треста прекращается в 1957 году выпуск чулочно-носочных изделий, который передастся на другие предприятия, входящие в систему треста. В целях повышения квалификации и улучшения качества пошива бельевого трикотажа организована школа передачи передового опыта в швейном цехе. Надо сказать, что переподчинение никоим образом не сказалось негативно на результатах труда трикотажников.

Несмотря на то, что частая смена руководства, как на местном, так и областном уровне как бы вошла в систему, фабрика успешно и стабильно выполняет государственный план. Ее коллектив работает устойчиво и ритмично, испытывая к этому времени дефицит квалифицированных кадров. Расположившись первоначально в здании старообрядческой церкви, трикотажное предприятие обрастает дополнительными пристройками, надстройками, позволяющими увеличить парк технологического оборудования, расширять ассортимент и объем производства хлопчатобумажного трикотажа.

Разумеется, уже в те годы первых послевоенных пятилеток станочный парк фабрики явно не дотягивал до мировых стандартов, на которые принято нынче равняться. Однако с позиций сегодняшнего дня, когда коллективу трикотажников приходится, что называется, несладко, даже о трудовых буднях десятилетней давности вспоминается с ностальгией. И вполне понятно, почему. Судите сами.

В начале 90-х годов, когда "перестройка" вступила в свои права, на фабрике работали 239 человек. Постепенно год от года их количество сокращалось в силу объективных экономических трудностей, спада производства. На начало текущего года в штате предприятия 78 инженеров, техников и рабочих. Сокращений по инициативе администрации, проинформировал нынешний директор трикотажной фабрики Б.В.Савушкин, как таковых не было. Люди уходили по собственной инициативе по причинам длительных простоев оборудования из-за отсутствия сырья или платежеспособного спроса на произведенную продукцию, из-за задержек заработной платы, постепенно входящих в систему.

Придя в коллектив трикотажников в 1987 году, Борис Владимирович принял от своих предшественников, по его собственному утверждению, процветающее предприятие, которое неизменно находилось в призовой тройке соревнующихся родственных коллективов, делило переходящие Красные знамена со швейной фабрикой "Смена", со швейной фабрикой, применяющей инвалидный труд. И за какие-то десять лет трикотажники успели вкусить все так называемые "прелести" рыночного ведения хозяйства.

На смену прежним проблемам, сводившимся, прежде всего, к дефициту кадров и сырья, своевременного выполнения государственного плана, требующего порой прибегать к сверхурочным, пришли совсем иные. В последнее доперестроечное десятилетие фабрика практически свела свой ассортимент к нулю, специализируясь на выпуске спортивных брюк. Наверное, сегодня не каждый вспомнит те темно-синие и черные тренировки, без которых не мыслилась дачная и деревенская жизнь, огородные кампании. Да и для занятий физкультурой отечественная промышленность мало, что могла предложить взамен удобным, практичным и недорогим тренировочным брюкам. Пусть они достаточно быстро теряли товарный вид, вытягивались на коленках, никаких трудностей с их реализацией оптовые базы и магазины не испытывали, скорее наоборот. Продукция ореховских трикотажников шла, что называется на "ура".

А отсюда знамена, премии, переходящие места, первенство в колоннах праздничных демонстраций и другая атрибутика доперестроечных и первых перестроечных лет. Со вступлением рыночных механизмов былое благополучие трикотажной фабрики, строящееся на госзаказе и твердых ценах на сырье, теплоэнергоносители и выпущенную продукцию, быстро сошло на нет. С каждым годом прибавлялось головной боли директору фабрики Б.В.Савушкину. Принял он ее в составе Ивантеевского трикотажного объединения имени Дзержинского после того, как был расформирован "Мосхлоппром" в связи с очередным сокращением управленческого аппарата, находящегося в ведении министерства текстильной и легкой промышленности РСФСР.

Министерством в приказном порядке спускались предприятию контрольные цифры. К примеру, за год нужно было выработать миллион 680 тысяч изделий. Весь план был расписан по оптовым базам, крупным универмагам Москвы и Московской области, так что не приходилось искать покупателей, они приезжали за отгруженной продукцией. От коллектива трикотажников требовалось лишь безусловное выполнение плана поставок. Продукция шла с колес, особенно в конце квартала, года, месяца. Оставалось лишь рапортовать и ждать прогрессивной оплаты труда.

В феврале 1992 года трикотажная фабрика в соответствии с государственной программой приватизации становится закрытым акционерным обществом "Ореховский трикотаж". В 1993 году трикотажники впервые столь серьезно ощутили на себе, что такое рыночная экономика, трудности переходного периода. Инфляция, повлекшая за собой девальвацию рубля, рост цен на сырье, энергоносители, политическая и экономическая нестабильность привели к дефициту оборотных средств. Их стало катастрофически не хватать на приобретение дорогостоящего сырья.

Поставщики хлопчатобумажной пряжи: Дедовское объединение технических тканей и Раменский хлопчатобумажный комбинат везут сырье, а платить за него нечем. Постепенно с конца 92-го - начала 93 года фабрика попадает в картотеку неплатежеспособных предприятий со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нарастают простои оборудования по всем переходам производства, происходит естественная убыль квалифицированных специалистов.

Все эти негативные проявления нестабильной экономики заставляют руководство предприятия искать и находить новые, нестандартные решения, чтобы выжить, дожить, хотя бы до 2000 года. "Стали думать над расширением ассортимента, - рассказал Б.В.Савушкин, - отказавшись от традиционного, не выдерживающего никакой конкуренции в сравнении с тем обилием ширпотреба, которое завозилось "челноками" на отечественный рынок. Сейчас в арсенале трикотажников более 100 артикулов хлопчатобумажных трикотажных изделий: от ясельного, детского до верхнего трикотажа и взрослого нижнего белья".

Жизнь заставила искать новые надежные каналы сбыта готовой продукции. Открыт фирменный магазин при ЗАО "Ореховский трикотаж", расположившийся в проходной фабрики. Работают трикотажники с торгующими организациями города, района, Московского региона, постепенно осваиваются соседствующие с нашей областью территории. Тем не менее, сетует Б.В.Савушкин, похвастаться успехами в реализации готовой продукции нельзя. Магазины не торопятся возвращать долги за отгруженную продукцию. У населения низкая покупательская способность. Кроме того, по-прежнему душит налогами государство. Поэтому самым главным вопросом для руководителя предприятия, изменившего форму собственности, является тот сакраментальный: откуда брать средства для воспроизводства, технического перевооружения, на заработную плату и т. д.

Тем не менее, как показывает жизнь, продукция ореховских трикотажников пользуется спросом, хотя она несколько дороже, чем скажем, завозимая "челноками" и произведенная белорусскими коллегами. Цены минимально возможные, резюмировал Б.В.Савушкин, снижать их - работать себе в убыток. И даже в таких, казалось бы, благоприятных для трикотажников финансовых тисках они умудряются обеспечивать темпы роста производства. К уровню 1996 года по итогам прошлого года достигнуты темпы роста на 16 процентов. А к 1990 году, когда начался обвальный спад производства, темпы роста составили 4,8 процента.

Надежда, как известно, умирает последней, а потому трикотажное производство благодаря усилиям его руководства пытается выжить, занимаясь маркетингом, изучая рынок, посещая оптовые ярмарки, выездной торговлей в соседних областях. Словом, оно приспосабливается к рыночным методам хозяйствования, адаптируясь в условиях конкуренции. Что-то получается на этом пути, что-то пробуксовывает. И все же без помощи и поддержки отечественных производителей со стороны государства такому небольшому акционерному обществу долго не протянуть.

Технологическое оборудование трикотажников требовало замены еще 5-7 лет назад. В красильном переходе оно и вовсе, как говорится, "времен Очакова и покоренья Крыма". Без набивного трикотажа не выдержать все нарастающей конкуренции на рынке сбыта трикотажных изделий. А средств на приобретение дорогостоящих печатных машин у предприятия нет. Требуются инвестиции, новое налоговое законодательство, чтобы ослабить удавку на шее отечественных производителей. Нам бы глоток свежего воздуха, говорит Б.В.Савушкин, и мы смогли бы утвердить себя в условиях рынка, выпускать конкурентоспособную и недорогую трикотажную продукцию в интересах малообеспеченных слоев населения.

Хочется верить, что шестидесятилетний период трудовой деятельности ореховских трикотажников не канет, как говорится, в лету, а возродится в новом качестве, устояв в рыночной стихии.

Л. ЗИЗЕЛЬ.

 

 

ШЕЛКОТКАЦКАЯ ФАБРИКА

 

ПЕРВЫМ ПРЕДПРИЯТИЕМ, возникшим на территории будущего Орехово-Зуева, по всей вероятности, было шелковое заведение Ивана Медведева с десятью вольнонаемными работниками. Оно существовало уже в 1766 г . Не исключено, что здесь работали также крестьяне-кустари.

В конце XVIII века в селе Зуево почти все крестьяне являлись ремесленниками, вырабатывающими у себя на дому шелковые ткани, платки, ленты и другие товары. В 1770 году в деревне Зуево числилось 6 крепостных крестьян, получивших право на владение ткацким станом. Крепостной Федор Кононов имел 2 стана, затем 6, а в 1791 году открыл фабрику. В то время местный крестьянин Семен Григорьевич Зимин уже имел небольшое шелковое предприятие, положившее начало шелкоткацкому производству фабрикантов Зиминых.

На шелкоткацкой фабрике Кононова долгое время работал ткачом Савва Васильевич Морозов, основатель знаменитой династии предпринимателей. Когда Савве выпал жребий идти в солдаты, он пришел к фабриканту Кононову, пал в ноги и выпросил крупный заем, который использовал для откупа от воинской повинности. Через 2 года он платил долги Кононову. В 1797 году Савва открыл с разрешения помещика Рюмина собственную шелкоткацкую мастерскую с одним станом. Первоначально мастерская выпускала шелковые ленты, затем переключилась на выработку шелковых тканей. К 1811 году фабрика уже имела 10 станков, которые обслуживали 20 наемных рабочих. Они производили в год до 200 кусков шелковых кружев на сумму 1,2 тыс. руб.

К 1820 году морозовское предприятие превратилось в типичную мануфактуру с 10-20 станами и отдельной красильной с 40 наемными рабочими, которые вырабатывали шелкового товара до пяти тыс. руб. в год. Но вскоре Савва Тимофеевич переоснастил производство сначала на выпуск шерстяных тканей, а затем - хлопчатобумажных. Свое производство переориентировали и Зимины.

В условиях России XIX и начала XX веков хлопчатобумажное и шерстяное производство становится более выгодным, чем шелкоткачество, поскольку сырье для производства шелковых тканей весьма дорогостоящее, а спрос на эту продукцию относительно невелик (шелк - спутник, в первую очередь, состоятельных людей). В силу этого в экономической жизни Орехово-Зуева и Никольского первое место заняло хлопчатобумажное производство, оттеснив шелкоткачество.

В 1913 году на территории, которая в первые послереволюционные годы вошла в состав Орехово-Зуевского уезда, насчитывалось 5 шелкоткацких фабрик. Одна из них братьев Ветровых находилась в деревне Демихово, две другие, А.В. и А.А.Зайцевых - в деревне Федорово, и еще двух братьев Брашниных - в деревне Дубровка.

Помимо этого шелкоткацким производством занималось большое количество кустарей, которые не были самостоятельными хозяевами, а получали сырье с фабрик, куда и сдавали готовую продукцию. Они ткали шелковые ткани на дому, где были установлены ручные ткацкие станы. Для выдачи сырья фабриканты имели раздаточные конторы.

Всего шелкоткацкие фабрики и кустари, жившие на этой территории, в 1913 году произвели продукции на 1506430 рублей.

В истории большое место отведено фабрике братьев Братниных. По данным, приведенным в книге "Орехово-Зуевский уезд Московской губернии. Историко-экономический очерк" (издание Орехово-Зуевского исполнительного комитета, 1926 г .), фабрика была основана в 1814 году. Директорами правления в 1912 г . состояли Брашнин Сергей Никитич и Брашнин Михаил Никитич, заведующий фабрикой - Гусев Сергей Васильевич.

В деревне Дубровка имелись две улицы, расположенные перпендикулярно друг к другу. К Дубровке примыкало село Крестовоздвиженское, в котором находилась церковь. В деревне имелось два трактира и церковно-приходская школа. Здесь располагались также оранжерея М.Н.Братнина и конный завод И.И.Братнина. За деревней возле Клязьмы один из Братниных содержал ипподром с беговой дорожкой длиной в версту, где купцы Подмосковья устраивали скачки, мотогонки, стрельбу по тарелочкам и голубям.

На фабрике каждый ткач работал на одном-двух станках. По воспоминаниям одной из старых работниц, труд был не слишком тяжелым. Иногда во время рабочего дня ткачихи уходили стирать белье, поручив соседке присмотреть за своим станком. Денег на жизнь, в общем, хватало. Харчевая лавка отпускала продукты в долг. Их качество было хорошим.

На фабрикантов Брашниных трудилось много кустарей, живших в деревнях Дубровка, Щербинино, Кабаново, Демихово, Федорово и других.

В годы первой мировой войны объем производства шелковых тканей на территории, вошедшей посте революции в состав Орехово-Зуевского уезда, возрастает, их реализация составила 1 701 204 рубля (считая по ценам 1913 года). Вероятно, это произошло за счет расширения работы кустарей или какой-либо дополнительной механизации на фабриках. Одновременно, в связи с мобилизацией мужчин в армию, увеличивается применение труда женщин и подростков.

После революции шелкоткацкие фабрики были национализированы. По некоторым (непроверенным) данным, М.Н.Брашнин добровольно передал фабрику в распоряжение органов власти и впоследствии работал в советских хозяйственных органах. В годы гражданской войны все шелкоткацкие фабрики остановились. Одна из причин - резкое сокращение спроса на шелк вследствие падения жизненного уровня населения.

Восстановление Дубровского предприятия началось в 1928 или в 1929 г . Оно проходит с большими трудностями. Оборудование фабрики было полностью или частично развезено по другим предприятиям, а дореволюционные кадры утеряны (хотя часть из них, вероятно, все же влилась в новый коллектив). Квалифицированных рабочих пришлось искать в Павлово-Посаде, Москве, и, частично, через Орехово-Зуевскую биржу труда. Ореховострой 6 месяцев оттягивал заключение договора, строители к работе приступили с большим опозданием. Не хватало стройматериалов. Несмотря на трудности, ремонт фабрики был завершен ранее намеченного срока - в июле 1930 года.

В конце 30-х годов на фабрике работало 125 механических ткацких станков. В ведении предприятия находились жилой фонд и общежитие. Трудилось около 350 человек.

В 1939 году фабрика выпустила 1 733 547 метров ткани, притом план был перевыполнен на 3,84%. В следующем году выпуск продукции возрос еще на 9,23%. План 1949 года был завершен уже 27 ноября. Но работа была сопряжена с огромными трудностями. У предприятия не было надлежащих складских помещений (так под склад сырья использовались помещения бывшей бани). Плохо была оборудована лаборатория по контролю за качеством сырья. Сырьем фабрика снабжалась с перебоями, запчастей и инструментов не получала почти совсем.

В конце 30-х годов на фабрике возникла большая текучесть кадров. В 1939 году уволилось 180 человек, а было принято 167 человек. Высокая текучесть кадров нередко приводила к простоям. Руководство принимало меры к сокращению простоев и улучшению качества продукции. Большое внимание уделялось обучению рабочих кадров. Предприятие заключило договор на соцсоревнование с Ипатьевской фабрикой. Развернулось соревнование и внутри коллектива, с охватом 93% работников.

В первые дни войны на фронт ушли 73 текстильщика. Фабрика перешла на выпуск продукции для Красной Армии: выпускали подкладочную саржу, креп-жоржет, парашютный шелк. Трудились, в основном, женщины. Некоторые из них заменяли помощников мастера, электриков, шоферов.

В 1941 году бригада работниц под руководством Дины Даниловны Федорчук участвовала в строительстве оборонительных укреплений под Москвой. Женщины рыли окопы под Серпуховом, помогали солдатам ставить противотанковые "ежи".

Фабрика отапливалась плохо. Иногда было холодно так, что руки к металлу примерзали. Торф для отопления возили в санях, в которые приходилось впрягаться самим женщинам. Многие трудились по две смены. Постоянным спутником людей стало переутомление. И все-таки коллектив, несмотря на все трудности, постепенно наращивал темпы производства. Работницы выполняли план на 105 процентов и более. Мария Иосифовна Добрынина ежемесячное задание перевыполняла на 15 процентов.

Крашение и отделка тканей велись на Киржачской фабрике и на фабрике им.Свердлова в Москве. А.М.Строченова (с осени 1943 года она работала на фабрике и возглавляла партийную организацию) вспоминает, что ее вызывали для объяснений на эти предприятия, если в готовой продукции обнаруживали брак. С бракованной тканью производили пересортицу. По возвращении из таких поездок секретарь партбюро созывала собрания работников, чтобы обсудить вопрос о том, как исправить ситуацию. Со временем удалось добиться снижения процента брака, и Дубровскому предприятию присвоили звание ''Фабрика отличного качества".

В фабрике работало много ткачей из Орехово-Зуева, а также из ближайших деревень - Сермино, Бардубравы, Щербинино, Демихово, Федорово. Но рабочих рук катастрофически не хватало. И потому из Курской области и других мест вербовались девчонки 14-15 лет. Этим девчонкам приходилось очень тяжело, ведь они жили вдали от родных мест и в незнакомой обстановке. Их расселяли в общежитии. Но особенно трудно приходилось деревенским жительницам. После работы они шли 10- 12 километров домой через грязь, дождь и снег, транспорта никакого не было. А утром, ни свет, ни заря, в 4, а то и в 3 часа надо снова идти на фабрику. Опозданий в ту пору почти не было.

"Даже в те годы героизм этих женщин не мог не удивлять, - вспоминает А.М.Строченова. - Удивляло, как эти люди, перенося такие трудности, могли относиться к труду с такой ответственностью, с такой любовью. Вообще я не могу вспомнить, чтобы люди в ту пору думали об усталости или о головной боли. Трудности трудностями, бедность бедностью, а в первую очередь для человека в ту пору была работа, дело, которым ты живешь. Было обязательное задание. И только одно слово - НАДО. Это понимали все. Других слов не нужно было. О трудностях предпочитали не говорить. И спрашивали со всех строго, не взирая ни на что. Но организовать в те годы техническую учебу было сложно - из-за усталости людей и нехватки у них времени".

Несмотря на трудности, люди не замыкались только на хозяйственных или производственных заботах. А.М.Строченова рассказывает: "Все мы были заядлыми театралами, неоднократно ездили в Большой театр на балеты "Лебединое озеро", "Щелкунчик'' и другие. Для этого нам выделяли машину, открытую или закрытую брезентом. Нередко ехали с песнями. Случалось, люди от усталости засыпали в театре, тогда мы их расталкивали, чтоб хоть музыку послушали. Но не было случая, чтобы кто-либо отказался от такой поездки".

В послевоенные годы предприятие находилось в сложной ситуации. Объем производства, по сравнению с 1940 годом, сократился в 4 раза. Резко сократилось количество рабочих (если в 1939 году работало 349 человек, то в 1945-ом - 213). Простои оборудования возросли втрое. Главной причиной этого стали нехватка сырья и топлива, которые фабрика получала неравномерно.

Руководство принимало меры к тому, чтобы улучшить работу фабрики. Во главе ее стоял директор Чамов. По словам А.М.Строченовой, это был хороший руководитель и прекрасный человек. Выпуск продукции постепенно стал расти, и к 1948 году превысил довоенный уровень. Ежегодно перевыполнялся план, несмотря на трудности в снабжении сырьем. Выпускались ткани поплин, муслин и другие. Однако ассортимент в той или иной мере постоянно менялся. Постепенно шло снижение простоев, хотя это происходило намного медленнее, чем предполагалось.

Во второй половине 40-х годов продолжает функционировать фабричное подсобное хозяйство, возникшее, видимо, в годы войны. На трех гектарах земли выращивались картофель и овощи. В хозяйстве содержали также свиней. Руководила подсобным хозяйством Ходнева Анна Сергеевна. Продукция шла в фабричную столовую. К началу пятидесятых годов хозяйство ликвидировали, видимо, из-за того, что оно было убыточным.

К концу сороковых годов электротехническое оборудование сильно износилось. Главный механик, понимая, что создавшееся положение не только создает угрозу для нормальной работы, но и чревато опасностью для жизни людей, неоднократно посылал письма в Главное управление шелковой промышленности с просьбой закрыть фабрику на капитальный ремонт, много раз ездил к начальству. Но все было бесполезно - денег на ремонт не выделяли, ссылаясь на сложное финансовое положение. Итогом стали две аварии, одна за другой, во время которых из-за неисправности электропроводки убило током двух человек. После этого директора и главного механика отдали под суд. Механику удалось оправдаться, но директора сняли с работы.

Новым руководителем предприятия был назначен в 1950 году Василий Николаевич Акинин. До этого он работал начальником цеха на Подгорной фабрике. По воспоминаниям старых работников, это был грамотный специалист-технолог. На посту директора он проявил себя как требовательный и умелый руководитель. Он умел не только строго спросить с человека, но и найти к нему подход.

Несчастный случай сильно встревожил начальство. Руководители главного управления шелковой промышленности и министерства принимают решение остановить фабрику и произвести капитальный ремонт ее электрооборудования.

Руководил ремонтными работами главный механик Евгений Георгиевич Белов. До этого он работал начальником механического отдела на Павлово-Посадской фабрике. Серьезную поддержку ему оказала главный механик Главшелка Проскурина Антонина Михайловна.

В процессе ремонта реконструированы электросиловое оборудование, кабельные и защитные сети, проложен новый кабель от завода "Карболит". Одновременно было улучшено теплоснабжение фабрики (до этого тепло поступало от котельной предприятия, а теперь - от завода "Карболит"). Острая проблема сложилась с водой. Артезианская скважина, которая питала предприятие и жилой сектор, истощилась, уровень воды в ней понизился. Потребители скважины остались практически без воды. Руководство предприятия решило провести водовод от завода "Карболит".

Налаживание энергосистемы создало условия для замены устаревшего оборудования. Были приобретены 28 станков, новая шлихтовальная и мотальная машины, сновальное оборудование.

В коллектив фабрики в этот период вливается много рабочих с Киржачского шелкоткацкого предприятия. Новичков прикрепляют к квалифицированным рабочим. В каждой смене организуются группы по теоретическому обучению новичков. С целью повышения общеобразовательного и профессионального уровня организуются Дни инженерно-технического работника, во время которых заслушиваются подготовленные доклады на производственные и общеобразовательные темы.

На протяжении 50-х годов основные показатели фабрики продолжают постепенно улучшаться. Это имело место и при В.Н.Акинине, и при сменившем его на посту директора П.Н.Крестове.

Коллектив выпускает самые разнообразные ткани - саржу, креп-жоржет, полотно-муслин, полотно-штапель, сатин-дубль и другие. В конце 50-х годов или в начале 60-х освоен выпуск капрона, но вскоре спрос на него упал, и коллектив перестал его изготавливать. В 1953 году предприятие завоевывает 3-е место во Всесоюзном социалистическом соревновании и звание "Фабрика отличного качества".

На фабрике развернулась активная борьба за чистоту. Сейчас уже никто из стариков не может точно сказать, когда это началось. А.М.Строченова вспоминает, как работницы приходили в выходные дни наводить порядок и чистоту, как бесконечно устраивали субботники. Все были увлечены идеей достижения предприятием звания "Фабрика высокой культуры". Люди мыли и чистили все что можно. Каждая работница приносила из дома цветы, чтобы поставить их рядом с рабочим местом. Станки выкрасили в светло-зеленый цвет. Рабочей одеждой ткачих стали белые фартуки и белые шапочки.

В 50-х годах для рабочих строятся многоквартирные двухэтажные дома рядом с предприятием. П.Н.Крестовым был начат капитальный ремонт фабричного детсада и строительство пристройки к цеху. Завершить это он не успел - был снят с работы.

В январе 1961 года директором фабрики назначается Николай Тимофеевич Десятов. Он руководил предприятием более 20 лет - до 1984 года. До прихода на Дубровскую фабрику Николай Тимофеевич прошел путь от ткача до начальника цеха на 3-ей ткацкой фабрике.

С приходом Н.Т.Десятова начинается новое радикальное техническое перевооружение предприятия. Происходит замена механических ткацких станков автоматическими. Одновременно идет интенсивное обучение рабочих обращению с новым оборудованием. Для ускорения освоения новой техники Десятов отправляет некоторых специалистов обучаться на другие предприятия. Вскоре ткацкие станки заработали на полную мощность. Одновременно ведется механизация многих других технологических процессов. К концу 70-х годов было заменено почти все старое оборудование автоматическим.

Новый директор предпринимает решительные меры по благоустройству территории. По его инициативе возле корпусов раскинулась красивая аллея, вдоль которой посадили сирень и жасмин, а часть территории превратили в яблоневый сад. У многих рабочих в саду росло свое дерево, которое каждый из них сам посадил и ухаживал за ним. Ветхие деревянные помещения проходной и склада заменили на каменные. На территории проложили асфальт.

На фабрике продолжали зорко следить и за чистотой внутренних помещений. Все мылось, чистилось, выскребалось. Десятов вообще придавал чистоте и красоте производственной среды большое значение.

В ноябре 1963 года к Дубровской шелкоткацкой фабрике присоединяют шелкоткацкую фабрику деревни Федорово. По словам В.А.Серапионова, это было осуществлено, чтобы поднять производство федоровского предприятия, которое находилось в запущенном состоянии. Фабрика выпускала платки и покрывала на устаревшем оборудовании. Преобладало жаккардовое ткачество. Территория была захламлена. Элементарные условия труда для рабочих отсутствовали - здесь не было даже туалета и душа. После слияния предприятий в Федорове произошли коренные перемены - на фабрике развернулось строительство, существенно улучшается культура производства и быта, поднимается производительность труда. Со временем многие рабочие стали ударниками коммунистического труда.

В начале 60-х годов фабрика осваивает выпуск плотных корсетных шелковых тканей. "Никто из аналогичных предприятий не хотел их выпускать. Эту работу пихнули нам. Мы наладили их выпуск, - вспоминает С.В.Назаревич.- На фабрике вырабатываются также атласные и одеяльные ткани. Со временем фабрика начинает ориентироваться, в первую очередь, на выпуск уникальных, сложных тканей, для производства которых нужны рабочие высокой квалификации. Легкая подкладочная ткань выпускалась в небольших количествах".

В 60-х годах Дубровская шелкоткацкая фабрика (она стала называться Орехово-Зуевской шелкоткацкой фабрикой) выпускала более восьми миллионов метров тканей в год. Помимо жилого фонда у шелковиков имелись пионерлагерь, подшефная школа, небольшой клуб. Фабрика считалась одним из лучших предприятий города и района по культуре производства.

К середине 80-х годов почти все рабочие были обеспечены жильем, многие из них получили квартиры в новых микрорайонах города. Ремонт домов, принадлежавших фабрике, осуществлялся строительным управлением предприятия.

В 1961 году на предприятии начинают выдавать зарплату без кассира. В рабочее время кассир приходил в цех, оставлял на столе деньги и ведомость, в которой было указано, кому сколько причитается, и уходил. Рабочие подходили к столу по окончании смены. Как рассказывают С.В.Серапионов, С.Ф.Горшков и Н.В.Конова, все это происходило спокойно, без каких-либо эксцессов. Недостачи денег никогда не было. Выдача зарплаты без кассира воспитывала у людей доверие друг к другу, товарищескую солидарность, сплачивала коллектив. Она просуществовала до конца 70-х годов, а затем по неясным причинам прекратилась.

С конца 60-х годов предприятие 14 лет подряд занимает классные места в республиканском социалистическом соревновании Министерства текстильной и легкой промышленности РСФСР среди родственных предприятий. По словам С.Ф.Горшкова, мастеров из Орехово-Зуева приглашали для обучения рабочих на Киржачский и Чайковский комбинаты. Труд ряда работников был отмечен правительственными наградами (А.М.Ильина, Н.Т.Десятов, Ю.Н.Попов были награждены орденом Трудового Красного Знамени, Н.М.Казимиров - орденом "Знак Почета").

Почему Орехово-Зуевская шелкоткацкая фабрика смогла непрерывно добиваться высоких производственных показателей, смогла стабильно работать на высоком уровне в течение многих лет? Из бесед с работниками об этом можно сделать следующие выводы.

В те годы у руководства фабрикой стояли люди, заботившиеся не о личной выгоде, а, в первую очередь, о производственных нуждах и о благе рабочего человека. Между руководством и рабочими существовало доверие. Одним из источников доверия было то, что любой работник на партийном или профсоюзном собрании смело мог высказать в адрес начальства, вплоть до директора, все, что думает. При этом начальство не преследовало за критику, а поощряло рабочих говорить откровенно, считая, что дельная, разумная критика позволяет оперативно обнаружить неполадки в работе производства и своевременно их устранить. На партийных и профсоюзных собраниях мало говорили об идеологии, большую часть времени посвящали обсуждению производственных вопросов. "Собрания у нас всегда проходили интересно, - вспоминает Н.В.Конова. - Нередко я, будучи секретарем партийной организации, сама настраивала на критические выступления какого-либо мастера или ткачиху". Но начальство стремилось к тому, чтобы критика была максимально деловой и конкретной, не содержала несправедливых выводов.

Источником доверия между руководством и коллективом было и то, что каждый рабочий мог придти к директору в любое время, независимо от того, приемный день или нет (хотя официальные приемные дни все же были), не только по производственным, но и по жилищным, семейным вопросам. Кадровые рабочие говорили о Десятове: "Придешь к директору, он хотя и помочь ничем не может, а уже облегчение". Он так мог поговорить с заявителем, что у того возникает уверенность, что вопрос его решат. Оперативного решения проблем, возникших у рабочих, директор требовал и от подчиненных - инженеров, техников, мастеров. Кабинет директора в то время был обставлен скромно, а на субботниках всякий руководитель становился к станку, на котором мог работать. За каждым работником, в том числе и за директором, закреплялась определенная территория во дворе, которую полагалось убирать в нерабочее время.

Особенностью духовной атмосферы, сложившейся на фабрике, была высокая требовательность на всех уровнях. Считалось, что каждый должен добросовестно делать свое дело, за что строго спрашивали. Низкий коэффициент простоя (3 процента) оборудования был возможен потому, что каждый станок ежемесячно проходил профилактический осмотр и ремонт. Его проводили помощники мастера, а над ними был тройной контроль - со стороны мастера, начальника цеха и главного инженера. Многие люди, пришедшие на фабрику с других предприятий, не приживались и уходили. Они не привыкли к такому уровню требовательности.

Важную роль в обеспечении высокопроизводительной работы фабрики играло стимулирование труда. Прибыльность работы предприятия давала в его руки регулярно премию. Часть премии выделялась на индивидуальное материальное поощрение, часть - на организацию коллективных экскурсионных поездок. Рабочие фабрики многократно ездили в Ростов, Орел, Суздаль, Загорск, Тулу, Бородино, брали многодневные путевки в Волгоград, Горький, Ленинград, Минск, Киев, Смоленск.

Как и прежде, рабочие постоянно ездили в театры и на выставки в Москву, в первые послевоенные годы - на бортовых машинах, затем стали заказывать автобусы. Целыми сменами выезжали в однодневный дом отдыха в Киржач. Каждый нуждавшийся был обеспечен санаторно-курортным лечением. В дни школьных каникул профком организовывал мероприятия для детей: утренники, спортивные соревнования и т.д.

Большое значение для рабочих имело также моральное стимулирование. На фабрике проходило соревнование за звание "Лучший по профессии". В.И.Назаревич вспоминает: "Победителям соревнования давали премию. Но люди боролись за это звание не столько из-за премии, сколько из-за почета. Каждому хотелось, чтобы о его трудовых успехах сказали похвальное слово при всех".

Лучшим присваивали звание "Ударник коммунистического труда". В 1964 году этого звания добились 130 человек, в 1970 году - более 300 человек, в том числе В.Бондарева, А.М.Ильина, Р.Н.Зуева, А.Д.Собакина, А.П.Савина, Т.Уткина, З.В.Красулина... Коллективы боролись за звание "Бригада коммунистического труда". На фабрике проходили вечера трудовой славы, слеты передовиков производства, где вручали награды отличившимся.

Совместная работа и поездки на экскурсии и спектакли, коллективные выезды за грибами, ягодами и на рыбалку, организуемые фабрикой, регулярно проводимые развлекательные мероприятия ("огоньки", вечера отдыха) постепенно породили ощущение того, что весь коллектив - одна большая семья. При этом директор воспринимался не столько как начальство, сколько как старший в семье. На фабрике сложилось несколько трудовых династий (Кремешковы, Поповы и др.).

Проблемы в работе предприятия в те годы, разумеется, были. В частности, лихорадило материально-техническое снабжение (сложно было доставать сырье, чтобы обеспечить бесперебойную работу фабрики, не хватало нового оборудования), вызывали заботу проблемы материального стимулирования (не всегда просто было получить достаточно денег, чтобы поощрить людей). Не обходилось и без нарушений дисциплины - прогулов, опозданий и пр. Иногда людей приходилось наказывать и увольнять. Но таких случаев было относительно немного.

Традиции, сложившиеся при Десятове, в полной мере сохранились и после того, как на должность директора был назначен С.Ф.Горшков. При нем коллектив продолжает работать эффективно, добиваться высоких производственных показателей. В этот период происходит полная замена станков в деревне Федорово. Разрабатывается проект новой технической реконструкции предприятия. Но осуществить эту работу Горшкову не удалось - его скрутила болезнь.

В декабре 1987 г . на собрании трудового коллектива директором предприятия избирается Б.И.Зайцев. Он продолжает техническое перевооружение предприятия, начатое его предшественником. Параллельно демонтировалось старое оборудование. Несмотря на объективные трудности, связанные с реконструкцией, коллектив продолжал энергично наращивать производство - в 1987 году было выпущено 7112 тысяч погонных метров тканей, в 1988 - 8432 тысячи метров, в 1989 - 9571 тысяча метров, в 1990 - 9842 тысячи метров тканей. Одновременно ремонтировалось старое оборудование. Как и прежде, фабрика вырабатывала очень разнообразную продукцию: корсетные и атласные ткани, саржу подкладочную, ткани сорочечные (всего более 10-ти наименований). Готовые ткани фабрика поставляла на Московский шелковый комбинат им. Свердлова, на Нарофоминский шелковый комбинат. Наблюдалась устойчивая тенденция к снижению себестоимости продукции и увеличению прибыли.

На фабрике велось активное обучение и подготовка кадров. Ежегодно повышали квалификацию около ста человек. В этом большая роль отводилась двум техническим кабинетам, оснащенным ткацкими станками. Коллектив фабрики шефствовал над двумя средними школами, обучал ребят ткацким профессиям (некоторые из них по окончании учебы получали удостоверение ткача). Тем самым предприятие готовило для рабочих смену.

Численность людей, работающих на фабрике, в конце 80-х годов постепенно сокращается.

В это же время наблюдается рост дебиторской задолженности предприятия. Если в 1988 году она составляла 44 тысячи рублей, то в 1989 году - 92 тысячи рублей.

1990 год - переломный в истории фабрики. В этот год, впервые ее финансовое состояние не было стабильным. Предприятие вынуждено было оформлять ссуды под заработную плату. Срывалась оплата платежей в бюджет. За год резко возрастает дебиторская задолженность - она достигает 186 тысяч рублей. В результате вместо ожидавшегося роста прибыли наблюдается ее сокращение на 74 тысячи рублей. Одновременно происходит сокращение собственных оборотных средств предприятия.

В следующем году произошел резкий спад производства - выпуск продукции составил 7796 тысяч метров тканей. В это время коллектив переходит с трехсменной работы на двухсменную. Финансовое состояние предприятия продолжает оставаться нестабильным. В течение года оно вынуждено было неоднократно оформлять кредиты под заработную плату. К концу этого года, в отличие от предыдущего, погасить все кредиты предприятию не удалось.

Спад производства продолжался и в последующие годы. Долга предприятия продолжали расти, несмотря на то, что оно постоянно выделяло из своих средств все новые и новые суммы на оплату полученных кредитов. Одновременно росла дебиторская задолженность. Вместе с тем в 1991 -1992 годах фабрика продолжала приобретать новое оборудование (видимо, руководство и коллектив надеялись, что трудности носят временный характер, что их удастся преодолеть). В 1992 году сдаются в эксплуатацию построенные бытовой комплекс и новый сновальный отдел. Не прекращается также ремонт оборудования. После замены старых станков новыми производительность труда росла из года в год. Возрастал и объем продукции, выработанной первым сортом, - в 1993 году он достигал уже 86.4 процента. Но это не спасало ситуацию. Финансовое положение продолжало ухудшаться. Руководство фабрики ищет выход из создавшегося положения, пытается найти источники финансирования и оживить производство.

А. КИЕНКОВ.

Преподаватель истории.

 

 

ШВЕЙНАЯ ФАБРИКА "СТИЛЬ"

 

ОРЕХОВОЗУЕВЦАМ хорошо знакома продукция ОАО "Стиль", известного больше как филиал швейного объединения "Смена" (прежнее название предприятия). Нарядный детский и женский ассортимент нашел своего покупателя далеко за пределами родного города, снискав похвалу за высокое качество, безукоризненность исполнения.

В 1993 году фабрика отметила свое 60-летие. В самом начале пути, в далеком 1933 году в арендуемом, неприспособленном для массовой работы помещении, располагалось всего 27 швейных ножных машин, а потому большую часть коллектива составляли надомницы. Изделия производились из весового, мерного лоскута. Салфетки, полотенца, рукавицы и другие мелкие вещи - такова первая незатейливая продукция швейной фабрики.

Два года спустя было отремонтировано подвальное помещение - увеличился парк оборудования, количество швей. Старые машины были заменены более совершенными - 31-го класса, установлены специальные - петельные и пуговичные машины.

В 1936 году помещение полностью перешло в безвозмездное пользование фабрики, началась ее реконструкция: произведена надстройка второго этажа, полностью переоснащены все помещения, старое оборудование заменено новым, механизированным. На смену индивидуальному труду пришло массовое производство. Количество машин достигло 100. Основной рабочей силой становятся не надомницы, а швеи, выпускающие продукцию непосредственно в стенах фабрики. Исходным материалом являлись лоскут и мерная ткань.

В 1939 году на основании постановления СНК СССР предприятие переходит из ведения исполкома общества "Красного Креста и Полумесяца" в ведение Московского областного управления легкой промышленности РСФСР.

Лицо фабрики резко изменилось. Коллектив перешел на выработку нового ассортимента из четырех изделий, причем основу продукции составлял госзаказ.

В послевоенном 1948 году происходит коренное усовершенствование технологических процессов. Прежнее оборудование заменено на машины 22 класса ПМЗ, оснащено индивидуальными моторами. Изменилось и расположение рабочих мест: с продольного на перпендикулярное. С вводом в действие пристройки на 154 кв. метра мощность предприятия возросла, были введены дополнительные рабочие места (1950 год).

Последующие годы фабрика постоянно наращивает темпы, увеличивается производственная программа. Так, на 1 января 1957 года парк оборудования составлял уже из 100 работающих машин 22 класса ПМЗ и 34 специальных машин, функционировало 5 технологических потоков. Явочное число рабочих основного производства - 400 человек, которые трудились в две смены.

В конце 1969 года фабрика вошла в состав Московского производственного швейного объединения "Смена" и стала специализироваться на выпуске швейной продукции для детей из хлопчатобумажных тканей. К 1978 году на фабрике трудилось уже около 900 человек. Платья для девочек школьного возраста, халаты, сарафаны, хлопчатобумажные комплекты - основной ассортимент фабрики. Кроме того, при цехе ширпотреба и надомников пошивались наволочки, простыни, носовые платки, обтирочные салфетки, шлифовальные круги и другие мелкие изделия.

В пошивочных цехах были внедрены агрегатно-групповые потоки, предприятие преуспевало.

Историю творят люди, поэтому нелишне назвать тех, кто в разнос время возглавлял швейную фабрику, преодолевая трудности, налаживая работу швейного предприятия. С 1933 по 1946 гг. директором был П.И.Лопухин, с 1946 по 1963 гг. - Г.Б.Гузов, с 1963 по 1987 гг. - В.И.Кузьмин.

С 1987 года и по настоящее время руководителем фабрики является В.В.Шестопалов. Под его непосредственным началом производство входило в новый этап жизни - перестроечный, приобретался первый опыт вхождения в рыночную экономику.

Летом 1993 года фабрика вышла из состава швейного объединения "Смена" и была преобразована в открытое акционерное общество "СТИЛЬ". Приватизация повлекла за собой как большие плюсы, так и большие сложности. Если до 1994 года держались на старых сырьевых запасах, то потом перешли на "давальческую" ткань, работая строго по заказам покупателей. Особенно нелегко пришлось в 1995 году, когда предприятие вынуждено было простаивать, не имея оборотных средств. Естественно, это сказалось и на текучести рабочих кадров. Произошедшее в 1996 году техническое перевооружение позволило выйти из прорыва. При участии инвестора - московской фирмы "Разнопром", которая входит в состав учредителей ОАО "СТИЛЬ", был установлен автоматизированный настилочно-раскройный комплекс, каких в Московской области единицы. Теперь основную часть операций взял на себя компьютер. В результате время продвижения кроя с раскройного цеха до швеи сократилось почти в пять раз, заметно улучшилось его качество, снизился процент "выпадов", что экономически выгодно.

Естественно, повысилась производительность труда. В настоящее время на предприятии трудятся в общей сложности 170 человек, работая в одну смену. Ядро коллектива составляют кадровые швеи, настоящие мастера своего дела. В хранящейся в кабинете директора Книге Почета фабрики-имена тех, кто отдал швейному производству более 25 лет безупречного труда, кто всегда был в числе первых, и сегодня, в непростые для предприятия времена, остается верен избранной профессии. Это Татьяна Сергеевна Волокитина, Татьяна Андреевна Пеконкина, Галина Викторовна Никонова и еще десятки имен, составляющих "золотой фонд" фабрики. Вливается в коллектив и молодежь. Хотя остаются только тс, у кого есть терпение, аккуратность и трудолюбие - основные качества, без которых невозможно стать универсальной швеей.

Руководящий состав предприятия достаточно молодой (до 45 лет). Все - специалисты высокого класса, каждый душой болеет за дело. Среди них директор по производству О.Г.Лакинская, чей трудовой стаж на фабрике насчитывает почти два десятилетия.

В соответствии с велениями времени пришлось осваивать совершенно новый ассортимент, работать не только с привычной для фабрики хлопчатобумажной тканью, но и с другими, современными материалами. Был период, когда на фабрике даже шили пуховики, драповые костюмы, юбки. Поначалу было сложно перестроиться, тревожили сомнения: "не сможем, не справимся". Однако жизнь заставила не робеть и, засучив рукава, браться за дело. И если раньше швея на протяжении многих лет выполняла только одну конкретную операцию, то теперь пришлось осваивать и другие.

В настоящее время предприятие выпускает высококачественную легкую одежду женского, детского ассортимента совместно с торговой фирмой "Дилекс" и "Панинтер". Месячная производительность достигает 15 тысяч единиц готовой продукции. Особенно привлекательны товары для женщин: изящные блузки из креп-сатина, жоржета, кошибо; платья, сарафаны, костюмы из шифона, шелка, полиэфирного полотна, полушерсти, креп-стрейча.

Заказы поступают мелкими партиями (по 500 штук), поэтому на потоке могут пошиваться одновременно 3 модели. Гибкое производство, современные технологии позволяют приспособиться к высоким требованиям потребителя, и сегодня в арсенале "СТИЛЯ" - около 100 современных моделей (с учетом размера детской и женской одежды).

У предприятия сформировался свой круг заказчиков, который постоянно расширяется. Благодаря высокому качеству исполнения и приемлемым ценам продукция "СТИЛЯ" конкурирует с импортными товарами, она сочетает в себе классическое мастерство швейного дела и современный дизайн тканей. Проявляют интерес к изделиям фабрики и городские организации. В частности, оговаривается вопрос о разработке школьной формы.

В мае 1998 года в городе открылся магазин "Для милых дам", где представлены все изделия с маркой "СТИЛЬ". Девиз работы магазина - гармония моделей, тканей, модных цветов, дизайна и умеренность цен.

Л. ПОЧИТАЕВА.

 

ЗАВОД "КАРБОЛИТ"

 

КОЛЫБЕЛЬЮ карболита - первой российской пластмассы - стал заброшенный корпус шелкоткацкой фабрики Братниных в деревне Дубровка, близ Орехово-Зуева. При фабрике имелась небольшая лаборатория, в которой производили анализы красителей и шелка. Фабричные инженеры-химики Василий Иванович Лисев и Константин Иванович Тарасов, начиная с 1910 года, пытались получить искусственную смолу. К ним присоединился молодой и талантливый химик Григорий Семенович Петров, который и стал "отцом" русской промышленности пластмасс. В 1913-1914 годах трое ученых создали первую отечественную пластмассу, назвав ее карболитом (название пошло от применяемой в производстве "карболки", как в просторечии именовали фенол).

Полимер оказался прекрасным диэлектриком, не боялся действия воды, воздуха, многих кислот, масел, легко поддавался механической обработке. В 1914 году в лаборатории получили первый пуд карболита - синтетического полимера.

6 октября 1915 года был заключен договор товарищества на вере "Об учреждении Торгового дома "Васильев и К°" для приобретения и эксплуатации нового изобретения "Карболит" и ему подобных продуктов". 26 октября 1916 года Московским губернским правлением было выдано Свидетельство в том, что Торговому дому "Васильев и К°" разрешается "содержание завода для диэлектрического материала под названием "Карболит". Завод располагался в двухэтажном здании, имел механическую мастерскую и химическое отделение. Работало на нем 100 человек.

1916 год и принят за дату основания завода. Открытие русской пластмассы стало базой создания первенца отечественного производства пластмасс - завода "Карболит".

В начале 1917 года на основе завода "Карболит", ранее принадлежавшего торговому дому "Васильев и К°", было учреждено Товарищество на паях "Карболит". Заведующим заводом стал К.И.Тарасов. Видную роль в Товариществе на паях играл Г.С.Петров.

В начале 1919 года "Карболит" был национализирован. В то время производство размещалось в трех каменных двухэтажных корпусах, занимавшихся прежде шелкоткацкой фабрикой. На заводе работало 132 человека.

После национализации, став государственным предприятием, завод работал по заданиям Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ). В то время начиналось осуществление плана электрификации России и "Карболит" выпускал высоковольтные изоляторы. Они применялись на строительстве электролиний первых советских электростанций - Шатурской, Каширской, а также для "Электропередачи". В 1920 году завод выпустил продукции 22 тонны - плиты, телефонные трубки, электровыключатели.

В декабре 1920 года карболитовцы изготовили в подарок В.И.Ленину чернильный прибор из темно-коричневого литого карболита, посвященный идеям электрификации России. На плите - чернильница в виде изолятора, по обе стороны от нее - электроопоры с проводами и кронштейны с электрическими лампочками. Ленин оставил прибор в своем кремлевском кабинете.

В 1923 году завод освоил выпуск детекторов для радиоприемников, выпускал клеммы, переключатели, ручки. Делали их на ручных прессах. В 1922-1923 годах разработали и освоили технологию изготовления прессовочных порошков и метод горячего прессования. Гидропрессы делали сами, чугунные детали отливали на заводе имени Барышникова в Орехово-Зуеве. В 1924 году установили первые гидропрессы, появились пресс-формы с электрообогревом.

В 1923 году изделия "Карболита" демонстрировались на Всероссийской сельскохозяйственной выставке в Москве и получили высшую награду.

Начиная с 1920 года, в московском правлении завода "Карболит" в качестве консультанта, заведующего испытаниями продукции завода и заведующего научно-техническими исследованиями карболита в комиссии "Карболит" при Совнархозе служил Павел Александрович Флоренский. В дальнейшем он был заместителем директора по научной части. Его перу принадлежит изданная в 1928 году в Москве монография "Карболит".

В 1923/24-ом хозяйственном году государственный электротехнический завод "Карболит" выпустил 202648 выключателей, 34033 переключателя, 204289 штепсельных вилок, 882399 деталей для рубильников, 5355 килограммов плит. В 1925 году на заводе работал 221 человек.

В 1925-1926 годах образован прессовый цех, базой которого стало впервые осуществленное в стране горячее прессование изделий в отличие от холодной штамповки. Горячее прессование порошка - это более высокая ступень в переработке пластмасс, этот метод сохранил свое значение вплоть до наших дней.

В 1926 году единственный производитель пластмасс в России "Карболит" входил в трест "Электросвязь". Промышленные тресты были самостоятельны, сами приобретали топливо и сырье, реализовывали товары. Закон разрешал им действовать на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли. В 1926/27-ом хозяйственном году на заводе работало 289, в 1927/28 году - 438 человек, в том числе 22 инженерно-технических работника.

В 1928 году постановлением ВЦИК "Карболит" вместе с Подгорной текстильной фабрикой и деревней Дубровкой был включен в черту города Орехово-Зуево.

В 1929 году по плану первой пятилетки на заводе развернулось промышленное строительство. Были увеличены мощности котельной, расширена электроподстанция, пущен новый корпус цеха смол. Выпуск клеммовых коробок дал возможность наладить в СССР собственное производство электрических счетчиков. Карболит успешно применялся для изготовления аккумуляторных коробок.

Новый химический корпус ( 1928 г .) выпускал пресс-порошки, смолы и лаки. Весной 1929 года на заводе, как и во всей стране, началось социалистическое соревнование за досрочное выполнение заданий пятилетки, создавали цехи и бригады-коммуны. С сентября 1929 года начался перевод завода на непрерывную шестидневную рабочую неделю, что способствовало увеличению выпуска продукции. С 1 мая 1930 года завод переведен на 7-часовой рабочий день.

В 1931 году был организован инструментальный цех, тогда же началось освоение новых фенольных и резольных порошков. Пуск автомобильных, тракторных, авиационных предприятий потребовал новых пластмассовых деталей. Они выпускались во втором прессовом, автотракторном цехе. 30 июня 1931 года на заводе вышел первый номер многотиражной газеты "Карболитовец".

В 1931 году началась полная реконструкция завода, был создан трест "Ореховострой", который и вел реконструкцию. Завод досрочно справился с контрольными цифрами первой пятилетки. За это время выпуск продукции увеличился в 7,5 раза. В 1932 году на заводе работало 863 человека.

Всесоюзное объединение электропромышленности, в состав которого входил "Карболит", начало осуществление проекта "Большой Карболит". В 1930 году вчерне построили три основных корпуса - химический (варка), порошковый и прессовый. В 1931 году "Карболит" вместе со строительными организациями перешел в объединение "Союзхимпластмасс", у которого был более широкий профиль. Научно-технический совет объединения постепенно увеличивал мощность предприятия, видоизменял и усложнял его профиль.

Дефицит цветных металлов побудил срочно приступить к выпуску текстолитов и асфальтопековых масс и наладить производство из них вкладышей подшипников и аккумуляторных баков. У завода появились новые потребители; транспорт (автоблокировка, ролики для эскалаторов и другое), промышленность искусственного шелка (кислотоупорная аппаратура для нес). "Карболит" выпускал также детали телефонов, точных инструментов и товары широкого потребления. По генплану "Большой Карболит" должен выпускать смолы и на их основе прессовочные, порошковые и другие материалы и в то же время производить изделия из своих пластиков.

Преимущество такого предприятия - в возможности в одном месте провести весь процесс от подготовки материалов, пресс-форм и арматуры до отпрессования и испытания новых изделий. При этом учитывалось благоприятное расположение завода в центре самого крупного тогда промышленного района, хорошие пути сообщения, железнодорожные и шоссейные, для доставки сырья и отправки готовой продукции. Намечалось соорудить железнодорожную подъездную ветку, соединяющую завод с железнодорожной станцией, Проект предусматривал значительное жилищное строительство. Люди жили тесно, половина домов не имела водопровода и канализации. В среднем на одного проживающего приходилось 2,2 квадратных метра,

Во второй пятилетке (1933-1937 гг.) продолжалось начатое в 1931 году строительство. Был освоен выпуск фурфурольных смол и новых видов пресс-порошков, текстолита, смол и лаков. Из новых цветных пресс-порошков делали пуговицы, корпуса для авторучек и бритвенных приборов, оригинальной конструкции настольные лампы.

Продолжались реконструкция и расширение завода. Во время второй пятилетки построили главный механический корпус, здание цеха пресс-порошков, пековарочный цех, новую котельную, кузницу, электроподстанцию. В 1935 году открылось отделение пропитки тканей, и карболитовцы начали поставлять предприятиям машиностроительной, авиационной и судостроительной промышленности текстолиты - слоистые пластики, изготовляемые на основе различных тканей, пропитанных синтетической смолой. Одна из особенностей слоистых пластиков - высокая прочность. В 1935 году на заводе начало развиваться стахановское движение.

Крупнейшим событием, о котором знала вся страна, был совершенный в 1936 году комсомольцами "Карболита" сверхдальний лыжно-пеший переход по маршруту Москва - Комсомольск-на-Амуре. В походе участвовали помполит школы ФЗУ Константин Власов (командор), слесарь Василий Аборкин, техник-конструктор Виктор Сидоров, химик-лаборант Владимир Моисеев и рабочий Михаил Астафьев. Отважная пятерка прошла 9420 километров за 126 ходовых дней. Все участники похода были награждены орденом "Знак Почета".

В 1937 году, открывшем третью пятилетку, на заводе работало более пяти тысяч человек. Репрессии, которыми отмечен тот год, не обошли и "Карболит". Был арестован директор завода Г.И.Левин. Руководство завода обвинялось во вредительстве. Были арестованы мастер Кабин, член профкома Волков, начальник инструментального цеха Дубинский, начальник прессового цеха Бендовский и другие.

Начавшаяся в 1939 году вторая мировая война осложнила и затруднила работу предприятия. Значительно изменилась номенклатура продукции. Появились перебои в поставках сырья. Часть мощностей не использовалась из-за несоответствия новому профилю производства. Завод лихорадило. Но в целом он выполнял все ответственные задания.

В 1940 году начали прокладывать железнодорожную ветку, соединяющую завод с Ярославской железной дорогой. Война помешала завершить прокладку. Ветку "Карболит" - Поточино закончили в 1943 году. Ею пользовались, кроме "Карболита", Дехиховский машиностроительный завод и другие предприятия. Во время войны эта маленькая железнодорожная артерия действовала бесперебойно, перебрасывая в течение суток из конца в конец по 30-35 вагонов - целый эшелон.

Во время войны завод работал на военные нужды. В середине октября 1941 года по распоряжению Наркомхимпрома начался демонтаж оборудования с целью эвакуации завода в Сибирь. В первых числах ноября сформировали первый эшелон, оборудование и людей отправляли, используя железнодорожную ветку, соединяющую завод с Ярославской железной дорогой. К середине ноября ореховозуевский завод "Карболит" перестал существовать. Вместе с оборудованием были вывезены 385 рабочих и специалистов и 432 члена их семей.

Завод эвакуировали в Кемерово. 3 февраля 1942 г . кемеровский "Карболит" выпустил первую продукцию. В то же время эвакуация завода из Орехово-Зуева была в конце ноября приостановлена. 5 декабря 1941 года Государственный Комитет Обороны (ГКО) отдал приказ возобновить на заводе в Орехово-Зуеве производство пластических масс и изделий из них. Днем и ночью вели рабочие монтаж оборудования, пустили 50-тонные прессы, гидрокомпрессорную станцию, и вскоре начали выпускать головки для минометных мин и детали взрывателя.

К началу 1942 года на заводе частично действовали три цеха. Помимо оборонной продукции завод выпускал бакелитовые изделия, автокранные детали, изделия автоблокировки, электроизмерительные, электроустановочные и радиодетали, хозяйственную продукцию, школьно-письменные принадлежности. А.Ф.Киселева, А.Г.Дарьина, Т.И.Тюляева, Т.И.Варламова и другие женщины овладели мужскими профессиями прессовщиков.

Занимаясь восстановлением предприятия, карболитовцы в 1942 году приняли вывезенное из Ленинграда производство органического стекла и быстро наладили выпуск новой продукции. В 1943 году завод поставил детали для метростроя. Три четверти всего объема производства занимала оборонная продукция. С началом освобождения оккупированных врагом территорий увеличивался выпуск электропатронов, розеток, выключателей.

В 1944 году под руководством главного инженера завода М.И.Гарбара и начальника научно-исследовательской лаборатории А.Д.Соколова была освоена технология выпуска новых видов продукции - сухой резольной смолы и пресс-порошков на ее основе, карбамидного волокнита и гибкого текстолита. В 1945 году начали осваивать новейшие литьевые машины.

В 1944 году группа рабочих и специалистов завода была награждена орденами и медалями. Орденом Ленина награжден директор завода А.А.Хенкин, орденом Трудового Красного Знамени - бригадир слесарей И.О.Соколов, 310 карболитовцам вручили медаль "За оборону Москвы".

В 1943 году в заводской поселок привезли испанских детей. Было их двадцать. Они жили в разных детских домах, окончили школы-семилетки, было им по 14-15 лет. Жили в частных домах, учились в химико-механическом техникуме, работали на заводе.

До войны и в военное время "Карболит" был основным и самым крупным заводом СССР по производству фенопластов и на их основе - пресс-изделий. Послевоенный профиль завода - работа на нужды промышленности и выпуск товаров народного потребления. Развитие автомобилестроения, авиационной, машиностроительной и других отраслей промышленности потребовало значительного увеличения выпуска пластмасс и изделий из них. Особая роль отводилась "Карболиту", находящемуся в промышленном центре России, имевшему кадры опытных рабочих и специалистов. В Кемерове работал рожденный в войну "Карболит".

Работали в первые послевоенные годы, переживая трудности. Жестко лимитировался отпуск электроэнергии, не хватало топлива, древесной муки, силикатного стекла. В 1946 году освоили выпуск продукции из новой пластмассы-полистирола. Новый материал отличался высокой прочностью, легко окрашивался во всевозможные светлые тона. В 1947 году смонтировали и пустили конвейер по сборке выключателей. На заводе появились новые пропиточные машины, установка для закалки металлических изделий токами высокой частоты. Большую роль в развитии лаборатории, всей заводской науки играл кандидат химических наук Александр Дмитриевич Соколов, крупный ученый в области пластических масс.

На заводе делали декоративные детали для новых легковых автомобилей "ЗиС-110", "Победа", "Москвич". К началу выпуска этих машин спроектировали и изготовили пресс-формы, разработали рецептуру и технологию производства. Был также освоен выпуск пористых материалов и изделий из них, текстолитовых цельнопрессованных подшипников для прокатных станов "Азовстали" и Краматорского завода. По специальному заказу карболитовцы сделали рассеиватели света, установленные в МГУ и в варшавском Дворце науки. Были освоены пресс-порошки для зубопротезной отрасли медицины, выпущены образцы цельнопрессованных подшипников для прокатных станов с высокими физико-механическими свойствами.

За пятилетие (1951 – 1955 гг.) выпуск продукции увеличился более, чем вдвое. По сравнению с довоенным уровнем объем производства возрос в 5,7 раза. Завод продолжал оставаться основным поставщиком пластмассовых деталей для автомобильной промышленности. В 1954 году для этой отрасли было выпущено около 22 миллионов различных изделий. Требования к ним росли. Штурвалы, например, должны выдерживать как очень высокую, так и очень низкую температуру, чтобы могли работать и в Арктике, и в тропиках.

"Карболит" всегда славился своими людьми. Немало нового в работу прессовщиц внесла Александра Семеновна Клопова. Глубокие знания техники и технологии, высокое мастерство помогали ей работать производительно и экономно. Она усовершенствовала свое рабочее место, где все было под руками. По ее задумке были созданы хозрасчетные бригады.

К концу 50-х годов на заводе имелось производство новолачных и резольных пресс-порошков, а также порошков специального назначения, идущих на изготовление различных технических и бытовых изделий. Завод выпускал волокнистые материалы, волокнит для изделий повышенной прочности и асбомассы, на основе которых готовили детали тормозных колодок экскаваторов, поездов метро и др. Большим производством было изготовление пропитанных хлопчатобумажных и стеклянных тканей - основ для выпуска конструктивных листовых материалов - текстолита и стеклотекстолита, крупных вкладышей подшипников прокатных станов для большинства металлургических заводов страны.

Завод имел крупные цеха по переработке прессовочных и литьевых материалов, а также цех обработки и сборки готовых изделий. Их продукция шла на предприятия автомобильной, радиотехнической, авиационной, судостроительной и других отраслей промышленности, для комплектования машин и станков.

С 1 января 1959 года карболитовцы перешли на семичасовой рабочий день. Годом раньше директором завода назначили Александра Матвеевича Кайдалова, он возглавлял коллектив 14 лет.

Крупнейшим событием в техническом развитии завода стало применение роторных линий для прессования изделий. Роторные линии создал академик Л.Н.Кошкин. Роторная - это автоматическая линия, в которой деталь обрабатывается на ходу, при ее транспортировке. Линия выполняет операции, которые раньше производились раздельно: весовая дозировка, таблетирование, подогрев таблеток, прессование, съем изделий. Весь процесс, начиная от дозировки и кончая выходом готового изделия, идет непрерывно, на ходу. Первую опытную роторную линию пустили в 1960 году.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1966 года за успешное выполнение заданий семилетнего плана по увеличению выпуска пластмасс и изделий из них завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени. 67 работников завода были удостоены правительственных наград. Орденом Ленина был награжден механик цеха волокнитов, заслуженный рационализатор РСФСР Николай Васильевич Щедрин.

В 1967 году завод перешел на новую систему хозяйствования. "Карболит" располагал возможностями и нашел рычаги для осуществления экономической реформы и работы в новых условиях. Он имел значительную величину массы прибыли, рентабельность превышала среднеотраслевой уровень. Завод постоянно пополнял фонды предприятия. Устойчивое финансовое положение, надежный сбыт продукции, большая часть которой справедливо считалась дефицитной, и достаточно высокой по качеству, - все это позволяло коллективу справиться с работой в новых условиях планирования и экономического стимулирования.

Изменения, вызванные реформой, дали некоторую самостоятельность, но она оставалась ограниченной, неполной и не сопровождалась демократизацией производства. Упрощалось планирование, ослабла мелочная опека со стороны вышестоящих организаций, но в целом довольно жесткий централизм планирования оставался. С началом реформы повысилась материальная заинтересованность коллектива в результатах труда. В начале 1968 года карболитовцы получили первую "тринадцатую зарплату".

В ряду знатных людей завода - бригадир слесарей ремонтно-механического цеха Михаил Федорович Голубков, лауреат Государственной премии СССР, мастер-золотые руки, почетный химик. Начальник смены Николай Григорьевич Дьяконов был мастером спорта по альпинизму.

В 1969 году "Карболит" начал выпускать первые комплекты деталей для новой машины "Жигули" Волжского автозавода (ВАЗ). Автомобильный завод еще строился, а "Карболит" уже участвовал в создании автомобиля, выпустив первые 10 тысяч комплектов пластмассовых изделий для ВАЗа. В каждом комплекте - 183 наименования деталей. Здесь – коробка вентилятора отопления, корпус переключения сигнала поворота и торможения, крупногабаритные перекладины обивки пола и многое другое. С каждым годом выпуск комплектующих нарастал, дойдя до двух тысяч комплектов каждый день.

Для выпуска был выстроен литьевой корпус, который называли заводом в заводе. В конце 1971 года закончилось строительство второго корпуса литьевого цеха, монтировались новые литьевые машины - отечественные и зарубежные.

Своими силами был построен цех по выпуску товаров народного потребления мощностью три тысячи тонн. В 1975 году дал первую продукцию комплекс по изготовлению фенолоформальдегидных смол с полностью механизированными процессами охлаждения и дробления. В том же году завод "Карболит" преобразован в Орехово-Зуевское производственное объединение "Карболит". Объединение возглавлял Александр Николаевич Устькачкинцев. Звания Героя Социалистического Труда была удостоена прессовщица, участница войны Елизавета Ефимовна Курчижкина. Лауреатом Государственной премии СССР стала прессовщица Аля Алексеевна Кукушкина.

1 октября 1978 года принял первую группу отдыхающих заводской санаторий-профилакторий "Дубравушка". Инженеры проектного отдела во главе с архитектором В.С.Артамоновым, взяв за основу типовой проект, удачно усовершенствовали его. Строил профилакторий коллектив ОКСа завода. Украсили его художники объединения Вячеслав Городничев и Евгений Тимохин. В профилактории - комфортабельные палаты, красивые холлы, квалифицированное медицинское обслуживание. Здесь - водолечебница и сауна, зимний сад и бильярдная, каминная и коктейль-бар.

В 1985 году в СССР началась перестройка, на которую возлагали большие надежды. Завод переживал большие трудности. Он не успевал выполнять заказы ВАЗа и других автомобильных предприятий, ощущался недостаток рабочей силы. Был провозглашен курс на гласность и демократизацию, намечалось на базе ускорения научно-технического прогресса повысить темпы и эффективность развития экономики. В 1986 году, когда заводу исполнилось 70 лет, продолжились реконструкция и техническое перевооружение предприятия, строилось новое жилье. За десятилетие (1976- 1986) около 700 семей работников объединения улучшили жилищные условия. Ставилась задача к 2000 году каждую семью обеспечить отдельной квартирой. На заводе работало 5022 человека.

С 1 января 1987 года "Карболит" одним из четырех предприятии отрасли перешел на полный хозрасчет и самоокупаемость, что обеспечило рост производства и прибыли, которая возросла почти на 20 процентов. В 1981 году директором объединения стал Анатолий Николаевич Ветлов. Он - потомственный карболитовец, здесь работал его отец. Начинал токарем. По направлению завода окончил с отличием МВТУ имени Баумана. Работал мастером, конструктором, главным механиком, избирался председателем профкома. В 1991 году "Карболит" сохранял свои приоритеты и значение. Его химическую продукцию и комплектующие пластмассовые изделия получали более пяти тысяч предприятий почти всех отраслей промышленности.

Годом раньше закончилась двенадцатая пятилетка, которая стала для объединения удачной. Выпуск товарной продукции увеличился на 35 процентов, производительность труда выросла в полтора раза. В 1990 году завод имел хорошее финансовое положение. Никому не должны, полностью рассчитались с государством, с поставщиками сырья и оборудования, имели средства в производственно-социальных фондах, осуществлялась и социальная программа. Введена в строй первая очередь поликлиники, отделали хозспособом задел 72-квартирного жилого дома.

Тревожило, что объединение снизило уровень поставок своей продукции. Делалось, конечно, все, чтобы ни один потребитель, в числе которых были крупнейшие автозаводы, не стоял, и это удавалось. Но отдельные производства самого завода стояли из-за отсутствия сырья. Необеспеченность сырьем стала одной из причин падения производства в 1991 году.

Учитывая новый курс правительства, ориентацию на рынок, разрабатывался статус предприятия. Руководство исходило из того, что все структурные подразделения цеха, производства - имели на основе хозрасчета максимальную самостоятельность, создавались первые кооперативы. Практика выборности начальников цехов и других подразделений себя не оправдала.

Тревожило падение темпов строительства. Трест "Мособлстрой" №12 потерял много рабочих, испытывал недостаток кирпича и других строительных материалов. Даже выделенные лимиты не подкреплялись строительными материалами. Сокращение строительства жилья грозило замораживанием всей социальной программы.

Опытный и дальновидный директор А.Н.Ветлов предчувствовал тяжелые испытания, которые могли выпасть на долю экономики Советского Союза и объединения "Карболит" в частности. В январе 1991 года, отвечая на вопрос журналиста, готово ли предприятие к работе в условиях рынка, генеральный директор сказал: "У нас много и часто говорят о рынке. Не рановато ли? По моему мнению, ни народное хозяйство, ни мы сами к рынку не готовы. У нас имеется план постепенного вхождения в рынок. Все будет зависеть от того, насколько быстро удастся заключить союзный договор. Это очень важно: объединение связано со многими республиками. Будет сырье - будет работа. Надеемся, что договор закрепит экономические отношения. Выйдем ли мы из кризиса? Для этого нужна прежде всего политическая стабилизация. Надо скорее заключать Союзный договор с теми республиками, которые готовы это сделать. Остальные подумают и придут к такому же решению через некоторое время. Самое главное для страны и всех нас - политическая стабильность. Только в ее условиях можно развивать экономику".

Но ни Союзного договора, ни политической стабильности не последовало. Вместо этого - распад Советскою Союза, эксперименты в экономике, перераспределение государственной собственности, свертывание производства, появление и рост безработицы, расслоение общества, обострение межнациональных отношений, всплеск преступности.

Став акционерным обществом открытого типа в 1992 году, коллектив не почувствовал плодов акционирования. Завод работа купал сырье, делал продукцию, своевременно платил налоги, но не мог в полную силу использовать свой потенциал. "Карболит", как и все отрасли промышленности России, год от года снижал объемы производства. Одна из основных бед начала девяностых - ослабление, а то и потеря экономических связей с поставщиками сырья и потребителями продукции в странах Содружества Независимых Государств (СНГ). Особенно тяжело складывались деловые и финансовые отношения с Украиной. Начали расти долги потребителей продукции.

Снижалась и численность работающих, в 1993 году на заводе работал 4401 человек. В труднейших условиях экономического кризиса руководство завода первостепенное внимание уделяло решению социальных проблем. Зарплата на предприятии была выше, чем в среднем по городу Орехово-Зуево и району. Ветеранам "Карболита" ежеквартально оказывается материальная помощь.

В очень трудные времена завод продолжал работать и жить. Изменился рынок сбыта. Уменьшился выпуск продукции для оборонных отраслей и комплектования капитального строительства.

Объем и ассортимент теперь определяют сбыт, конкретный покупатель, на которого и работает завод. Под конкретный выпуск приобретали сырье. Порой, чтобы не допустить сокращения и занять людей, направляли их на уборку овощей, на общехозяйские дела, а также в отпуск с оплатой двух третей ставки.

Акционируя завод, руководство учитывало волю коллектива и стремилось сделать так, чтобы именно трудовой коллектив был владельцем контрольного пакета акций. Но это не удавалось. В трудное время люди, чтобы выжить, продавали акции и контрольный пакет оказался в руках "Менатепа".

Состояние, в котором находится на протяжении почти всех 90-х годов "Карболит", свойственно всему химическому комплексу России. Продолжалось снижение объемов производства, ухудшалось экономическое положение завода. До опасного минимума упали объемы инвестирования. В начале так называемых гайдаровских реформ, падение объяснялось структурной перестройкой, разрывом прежних связей со странами СНГ, либерализацией ценовой политики, обернувшейся безумным ростом цен, в результате чего предприятия остались без оборотных средств.

В конце 90-х годов главной причиной углубляющегося спада стал кризис неплатежей. Он трясет российскую экономику, подобно затянувшемуся разрушительному землетрясению. Острота кризиса столь велика, что он, разрушающе действуя на производство, превратил в хаос бюджетно-финансовую систему России, вызывает социальную напряженность в обществе, от которой страдает большая часть населения страны.

Руководство завода не прогнозировало в 1996 году падения объемов производства. Более того, проведя переговоры с потребителями, рассчитывало продать продукции больше, чем в 1995 году. Но в действительности вышло так, что объемы производства сократились примерно на четверть.

При этом завод не стал работать хуже, не снизилось качество продукции. Предприятие по-прежнему работает на уровне мировых стандартов, и портфели ломятся от заказов. Но вот беда, у потребителей нет денег, а работать в долг "Карболит" не может.

В должниках оказались крупнейшие потребители - автогиганты ВАЗ и ГАЗ. По мнению генерального директора завода А.Н.Ветлова, неплатежеспособность стала еще худшим бичом, чем налоги. В основном от неплатежей в 1996 году в стране в целом производство синтетических смол и пластмасс упало на 22,6 процента.

При всех трудностях руководство находит возможности обновлять производство. Реконструирована котельная, строится новая водоочистка. К сожалению, застопорилось жилищное строительство. На "Карболите" собирались, и это было подкреплено расчетами, строительной базой и средствами, обеспечить всех к 2000 году жильем, развить производство, построить большой плавательный бассейн. Не хватило всего трех лет. Теперь нет ни денег, ни концепции обеспечения людей бесплатным жильем. Нынче правило такое: в России создан рынок жилья, покупайте квартиры.

Но коллектив не теряет оптимизма. Спрос на пластмассы будет всегда, столь широк ее спектр. Объемы производства остаются такими, что, хотя и с напряжением, жизнедеятельность предприятия обеспечивается. Не выпускается убыточной продукции, имеется прибыль.

Поддерживаются хозяйственные связи со всеми основными потребителями: машиностроителями, мебельщиками, строителями и другими. Специалисты предприятия находятся в постоянном поиске по созданию новых видов продукции, привлечению новых потребителей. "Карболит" начинался с открытия отечественной пластмассы группой российских ученых. На протяжении многих лет большую научную работу вела Центральная заводская лаборатория. Ныне она преобразована в научно-технический отдел. Это одно из подразделений, где полностью сохранены кадры. Забота о людях - добрая традиция завода. При всех трудностях девяностых годов здесь сохраняли численность коллектива в три тысячи человек. Особая забота - об ученых, исследователях.

Расширяется ассортимент товаров народного потребления. Они делаются на вполне современном оборудовании. В 1966 году выпускалось 72 вида подобных изделий, в начале 1997 года их было уже 93. Ведутся работы по совершенствованию технологии и наращиванию объемов производства новых марок смол, применяемых при выпуске древесностружечных плит и минераловатных изоляционных изделий.

Особое внимание - экономии средств и ресурсов по всем направлениям. В обстановке неплатежей, бартера финансовое положение предприятия не назовешь крепким. Задолженность завода поставщикам сырья равнялась дебиторской задолженности. Почти до критической точки доходили расчеты по бартеру, по взаимозачетам. По этой причине постоянно не хватало средств на расчетных счетах. При всем при том "Карболит" старался без задержки уплачивать налоги, не затягивал расчеты за электроэнергию, за потребление природного газа, за услуги железнодорожного и автомобильного транспорта, за другие услуги, необходимые для жизни предприятия.

Налоги, дорогие источники сырья требовали больших денег. В 1996 году только за электроэнергию завод заплатил 20 миллиардов рублей (в той номинации денег). Сумма уплаты по всем налогам и отчислениям составила в том году 55 миллиардов рублей, что в 3,6 раза превышало чистую прибыль предприятия. Налоговое бремя разрушающе действует на производителей, не позволяет вносить инвестиции.

Крайне низкая инвестиционная деятельность в России - одна из самых трудных проблем в решении задачи стабилизации народного хозяйства. Руководство с большим трудом изыскало в 1996 году 6,4 миллиарда рублей, чтобы финансировать самые необходимые мероприятия по техническому развитию завода.

Как и прежде, руководство "Карболита" заботится об охране окружающей среды. В 1996 году затрачено на охрану природы, экологические и природоресурсные платежи 12,8 миллиарда рублей.

По многим направлениям осуществляется социальная политика. Уплачиваемые заводом налоги позволяют финансировать жизненно важные расходы городского бюджета. Ощутим вклад предприятия в областной и федеральный бюджеты. Своевременное перечисление средств в пенсионный фонд (а это 8 миллиардов рублей в год) помогает пенсионерам города регулярно получать свои пенсии. Систематически оказывается помощь работникам завода, находящимся на заслуженном отдыхе. В отличие от многих предприятий, на "Карболите" своевременно выдается зарплата.

Работают Дом культуры, заводской санаторий-профилакторий, загородная база отдыха, городской оздоровительный лагерь. Не имеется возможностей строить новое жилье, реконструируют имеющееся. Реконструировав общежитие, в течение года улучшили жилищные условия 48 семей карболитовцев.

Орехово-Зуевский завод "Карболит" - первенец отечественного производства пластмасс - недавно отмстил свое 80-летие. В трудных условиях перестройки и реформ он выжил, живет, и будет жить.

Это подтверждают результаты производственно-хозяйственной деятельности в 1997 году. Объем товарной продукции увеличен на 21 процент, производительность труда - на 24 процента. Выросло производство и продажа продукции по всей номенклатуре предприятия. В том числе увеличено производство товаров народного потребления на 31 процент.

С уверенностью в хорошее будущее карболитовцы начали трудиться в 1998 году.

А. КОНОВАЛОВ.

Журналист.

 

ЗАВОД "РЕСПИРАТОР"

 

 

НАЧАЛО СТАНОВЛЕНИЯ

 

НА БЕРЕГУ РЕКИ Клязьмы, в центре города Орехово-Зуево раскинул свои корпуса уникальный по своему значению в России завод "Респиратор".

Возникло это предприятие в первой пятилетке (1928-1932 годы), которая явилась пятилеткой построения фундамента социалистической экономики и развития индустриализации страны.

Следует заметить, что в тот период страна не имела предприятий, относящихся к приборостроительной промышленности, в которой она уже очень нуждалась.

В начале же 30-х годов в Москве существовала только контора "Техники безопасности", которая изготавливала в небольшом количестве дыхательную аппаратуру (приборы) для шахтеров угольных шахт и других предприятий горнодобывающей промышленности. Учитывая значительный рост объемов производства горнодобывающей промышленности, предусмотренный пятилетним планом, ВСНХ из разрозненных предприятий и вышеназванной конторы создал Союзный трест техники безопасности в составе Наркомтяжпрома. Совет труда и обороны (СТО) обязал Наркомтяжпром построить в городе Орехово-Зуево завод по производству горноспасательного оборудования. Городская администрация выделила для будущего предприятия пустующую фабрику фабриканта Зимина. А когда такой завод был построен, он стал называться "Завод №3 Треста техники безопасности".

Чтобы построить завод, в начале 1932 года из Москвы прибыла группа рабочих и инженерно-технических работников - всего около 60 человек. Разместились они в корпусе, в котором сейчас находится заводоуправление.

Из первого состава прибывших работников сейчас в живых остались немногие. Приехали тогда из Москвы: А.А.Сарычев, который сначала работал слесарем, затем мастером и длительное время начальником сборочного цеха, Николай Иванович Крайнов работал слесарем-инструментальщиком, прошел всю войну, а после ее окончания снова пришел в инструментальный цех. Сейчас Сарычев находится на заслуженном отдыхе, а Николай Иванович умер. По направлению также прибыл инженер Л.А.Ганцев, который долгое время работал начальником механического цеха, а затем занимал и другие должности. К.А.Кочановский тоже на заводе трудился с 1932 года, работал слесарем, а затем мастером линейного участка. В числе первых были также револьверщица Е.И.Голдобаева, И.В.Варламов, который возглавлял подсобное хозяйство, медник штамповочного цеха Л.Д.Агнев, И.Ю.Ижокин, ставший мастером инструментального цеха...

По направлению прибыл на завод инженер П.Г.Адамов. Сначала его направили в техотдел, затем назначили начальником инструментального цеха, потом - главным инженером, а в 1955 году - директором завода. Затем его перевели в Москву на должность начальника производственного управления министерства машиностроения, где он проработал более 25 лет. Прибыли также на завод М.А.Берман, возглавивший впоследствии производство, С.Ф.Ильин, занимавший долгое время должность начальника цеха, а затем был избран секретарем парткома.

Как вспоминает ветеран завода А.А.Сарычев, вслед за людьми прибыли два пульмановских вагона с оборудованием. Люди и техника были размещены в пустовавшем здании бывшей фабрики Зимина. Жили в комнатах по 8-10 человек, семейные - отдельно. До этого питались в Нарпите, фабрика-кухня располагалась в помещении кинотеатра "Художественный".

В организационный период, который длился 4-5 месяцев, проводились монтаж оборудования, перестройка помещений. В первом этаже здания располагался цех покрытий и медно-штамповочный цех с двумя небольшими прессами, кузнечным горном и другой техникой. В помещении, которое до перехода в корпус №24 занимал автоматный цех, был расположен материальный склад. На третьем этаже здания, где размещался склад готовой продукции, была организована слесарно-токарная группа.

Работая над реконструкцией помещения бывшей текстильной фабрики, построенной фабрикантом Зиминым в 1845 году, ведя монтаж оборудования, коллектив завода (который тогда носил звание "Завод №3 Треста техники безопасности) в середине 1932 года приступил к выпуску первой продукции - приборов для горно-спасательной службы угольной промышленности.

Что представляла из себя в то время отбельно-красильная фабрика Зимина? В ней было всего три отдела: ситцепечатный, опальный и красильный. Работа в них велась примитивным способом: за счет пара, приводов и всевозможных простейших устройств. Работало на предприятии 730 человек, которые трудились по 12-14 часов в день и зарабатывали гроши: подростки 8 копеек, женщины 12 копеек, а мужчины от 12 до 25 копеек. Из-за частого отсутствия суровья, которое подвозилось с Подгорной и Дрезненской фабрик, нарушался ритм, а в большинстве случаев возникала штурмовщина. Охрана труда отсутствовала, малейшая неосторожность рабочего, и он мог по пасть под ремень барабана или маховика. Были частые случаи травм и тяжелых увечий. Несмотря на подобные явления, никакой медицинской помощи не оказывалось. Продукции выпускалось ежегодно на три миллиона рублей, которые уходили в карман фабриканта Зимина.

 

ДЛЯ НУЖД СТРАНЫ

 

В первые годы на заводе изготовлялись шесть несложных приборов и аппаратов. Большое внимание уделялось технике безопасности, о чем напоминало нам об этом до семидесятых годов название улицы Техники безопасности, примыкающей к заводу, переименованной затем в улицу Гагарина.

В 1932 году на предприятии работало всего 65 человек. Выпуск валовой продукции за год составил 10,8 тысячи рублей, а за первую пятилетку своего существования - 528,6 тысячи рублей. К концу 1936 года на заводе уже трудились 585 человек.

В эти годы уделялось внимание обучению не только рабочих, но и инженеров, техников и даже других специалистов по новой продукции. Технологию обработки деталей и сборки изделий, а также инструментальное дело помогали осваивать немецкие специалисты: инструментальщики, наладчики, механики, сборщики. "Они давали нам, рабочим, хорошие знания. - вспоминает ветеран завода С.Ф.Лагуткин, - помогали осваивать выбранные профессии". Немецкие специалисты находились на заводе до 1938 года, некоторые до войны. К этому времени наши специалисты уже освоили не только весь технологический процесс, но и изготовление деталей на любом оборудовании. Большую роль в подготовке рабочих кадров сыграло созданное при заводе ремесленное училище.

Много сил вложили в развитие предприятия прибывшие на него специалисты: М.А.Берман, М.А.Овчинников, И.И.Дюпин, И.В.Киселев, А.В.Седов, С.А.Жуков, И.А.Леонов. Позже - Г.А.Овчинников, В.А.Корчажкин, П.В.Смирнов, Е.А.Солдатов, А.М.Шаврин, Э.И.Фурман. Из Москвы по направлению приехали молодые специалисты: П.И.Зима, Корчевский, Соловей, Ф.И.Брайловский.

П.И.Зима впоследствии стал директором завода "Респиратор". В 1940 году прибыл новый директор предприятия Н.С.Попов, талантливый руководитель, который проработал до 1946 года.

С каждым годом наращивались мощности предприятия, расширялись производственные площади, увеличивался парк оборудования, совершенствовались технологические процессы. "Организация производства на нашем заводе, - вспоминает ветеран, проработавший на нем с 1938 года сначала старшим мастером, затем начальником цеха, секретарем парткома, а в настоящее время возглавляет совет ветеранов предприятия, Г.А.Овчинников, - была гораздо сложнее, чем на других ореховских предприятиях, так как основным оборудованием были высокопроизводительные точнейшие металлорежущие револьверные станки, станки-автоматы немецкого производства типа "Питлер", "Лорх", "Гельдермейстар", для наладки которых применялось одновременно до 15 видов инструментов. Создавались участки горячей штамповки сложной конфигурации из медно-цинковых сплавов, а затем и из алюминиевых сплавов. В связи с этим появились и новые профессии: наладчика револьверных станков, автоматов, штампов"...

По мере становления завода развернулось и жилищное строительство.

К 1936 году "Респиратор" стал одним из солидных специализированных предприятий. Сюда было передано из города Орла производство подрывных машинок ПМ-1, ПМ-2 и других, предназначенных для производства взрывов в карьерах, шахтах, рудниках. Для сборки этих изделий был создан цех ПМ. В это же время началось производство медицинских приборов и многих других изделий. Их номенклатура резко возросла. Респираторовцы стали выпускать приборы жизнедеятельности человека в задымленной среде и под землей для пожарников и спасателей в шахтах. Стали выпускаться приборы и для работы человека под водой, а также приборы для летчиков, обеспечивающие жизнедеятельность человека в разреженной атмосфере и на разных высотах с автоматической подачей кислорода в зависимости от изменения высоты полета.

Учитывая развитие завода, были построены новая котельная и корпус для штамповочного цеха. Для подготовки кадров при заводе открылось ремесленное училище. В 1939 году были также построены котельная, насосная станция, резервуары для воды, здание компрессорной станции, трансформаторная подстанция.

Начиная с 1939 года, завод приступил к выпуску новых технических, более совершенных приборов и аппаратов для нужд различных отраслей народного хозяйства. За второе пятилетие своего существования (1937-1941 гг.) численность рабочих на заводе, в сравнении с первым пятилетием, возросла в 2,2 раза, значительно увеличился выпуск продукции, заметно повысилась производительность труда. За этот период выросла и заработная плата респираторовцев, улучшились их материальное благосостояние, условия труда и быта.

Приборостроители завода, как и весь советский народ, трудились в предвоенные годы с большим энтузиазмом, радуясь результатам своего напряженного повседневного труда. Стараясь как можно больше дать стране так нужной продукции, приборостроители начинают техническое перевооружение своего предприятия.

Начинается изготовление деталей из пластмасс, в штамповочном цехе устанавливаются два ручных пресса, в механическом цехе организуется участок автоматов, что было вызвано увеличением количества деталей, с производством которых уже не справлялся механический цех. Поиск новых процессов привел к автоматам, которые во много раз, не в пример револьверным станкам, увеличивали производительность. Поэтому был создан участок автоматов, основоположником его организации стал А.М.Шаврин. В это же время значительно расширяется выпуск фасонных заготовок, получаемых методом горячей штамповки из латуни, закладываются основы для их дальнейшего совершенствования. Словом, завод жил, расширялся, с каждым годом увеличивая ассортимент выпускаемой продукции, совершенствуя ее качество. С энтузиазмом, самоотверженностью трудились на нем люди, отдавая все свои силы и знания родному предприятию.

 

В СУРОВЫЕ ГОДЫ ВОЙНЫ

 

Но мирный созидательный труд приборостроителей, как и всех советских людей, был прерван вероломным нападением на Советский Союз фашистской Германии. Началась война.

Георгий Александрович Овчинников вспоминает: "В воскресенье, 22 июня в 12 часов всех работающих (тогда в Орехово-Зуеве выходной был в субботу) неожиданно пригласили на митинг во дворе завода. Все услышали по радио выступление В.М.Молотова о том, что Германия вероломно нарушила пакт о ненападении и начала войну против СССР. Необходимо было сразу приступить к выполнению мобилизационного плана военного времени, который был в 3-4 раза больше существующего. За первые три недели после начала войны сотни мужчин и военнообязанных женщин были мобилизованы в РККА. Цеха заметно опустели. Остались, в основном, женщины и небольшое количество мужчин-специалистов, которые были забронированы на время войны. Но в 1942 году, с начала битвы под Сталинградом, часть их тоже была призвана и ушла на фронт".

В октябре 1941 года организуются отряды из молодых рабочих для строительства оборонительных сооружений в Подмосковье. Один отряд (командир Коровин, комиссар Я.И.Севолдаев) был направлен на станцию Лопасня (ныне город Чехов), другие отряды трудились на оборонительных сооружениях в Наро-Фоминском и Серпуховском районах. За хорошую работу на трудовом фронте всем бойцам отрядов директор завода объявил благодарность, а впоследствии многие из них были награждены медалью "За оборону Москвы"

Несмотря на трудности военного времени, коллектив завода перевыполнял задания, осваивал выпуск новых приборов. Многие передовики производства за самоотверженный труд были награждены орденами и медалями Советского Союза. Среди них Р.А.Нуриманова, Д.А.Староверов, И.И.Дюпин, М.В.Павлов, М.М.Овчинникова, В.К.Сорокин.

Коллектив приборостроителей с честью выдержал испытания и трудности Великой Отечественной войны. А их было немало.

Взять хотя бы такой пример. В тяжелом 1941 голу, когда враг вплотную подошел к столице нашей Родины - Москве, завод получил приказ Государственного Комитета Обороны об эвакуации предприятия в город Барнаул. Проходила она в сложных условиях: мало было транспорта и бензина. Станки на станцию люди везли на санках. Все оборудование и материалы разместились в 76 вагонах, которые по мере загрузки срочно, по частям отправлялись в Барнаул. На заводе остался небольшой участок по изготовлению деталей гранатометов, которые периодически отвозились в чемоданах в Москву.

Или другой пример. Когда в декабре 1941 года немцев стали громить под Москвой и директор завода Н.С.Попов сумел добиться в Государственном Комитете Обороны решения о возвращении предприятия, доказав, что в противном случае авиация останется без приборов, так как в Барнауле для эвакуированного завода нет требуемого помещения, а строительство нового займет много времени. И в верхах было принято решение о возвращении предприятия в Орехово-Зуево. Работники завода приложили немало усилий, чтобы в трудных условиях войны быстро вернуть оборудование и провести его монтаж.

К этому времени завод стал номерным, и его передали в Наркомат минометного вооружения. К прежней номенклатуре изделий добавились стабилизаторы для мин. Увеличилось и количество выпускаемых заводом дыхательных приборов, состоящих из многих деталей очень сложной конфигурации. Получить их методом слесарной обработки или фрезерованием стало невозможным или трудоемким. Поэтому было решено расширить штамповочный цех.

В начале войны в цехе было два пресса горячей штамповки и десять - для холодной. План по расширению цеха, несмотря на значительные трудности, был выполнен. Для горячей штамповки заготовки разогревались в нагревательных печах, которые использовали мазут. С начала войны в мазуте заводу было отказано, и печи перевели на торф. Транспорта было мало, и топливо возили на санках.

Вот что рассказывает ветеран завода, бывшая штамповщица Раиса Айнатдиновна Нуриманова: "Пришла я в цех в мае 1942 года. В это тяжелое время мы ездили с санками на 47-ой участок, откуда возили дрова и торф, а затем становились за пресс и штамповали детали. Часто по нескольку суток подряд не выходили из цеха". За доблестный труд в годы войны Р.А.Нуриманова была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

Производственной необходимостью в связи с увеличением номенклатуры выпускаемой продукции было вызвано и преобразование автоматного участка в цех, начальником которого был назначен М.А.Берман, его заместителем - А.М.Шаврин, который затем стал его начальником.

Ветеран труда, начавший свою трудовую деятельность на заводе в 1934 году и работавший контролером ОТК механического цеха, Леонид Дмитриевич Кабанов вспоминал: "Работали над изготовлением продукции, необходимой фронту, порой по нескольку дней подряд, не выходя с завода, отдыхали здесь же, рядом со своими рабочими местами. Недоедали, не помогало даже дополнительное питание, которое давалось особенно ослабевшим. Но всех отличала высокая сознательность, хорошая трудовая дисциплина, собранность, а также ясность понимания того, что своим напряженным трудом мы увеличиваем поток продукции, необходимой Красной Армии для быстрейшего разгрома немецко-фашистских орд. Все работали под девизом: "Все для фронта, все для победы над врагом!"

За годы войны респираторовцы за героический труд в тылу по обеспечению победы Красной Армии удостаивались правительственных наград. Их получили около ста приборостроителей. В 1944 году за успешное выполнение заданий по выпуску продукции для фронта заводу было присуждено переходящее Красное знамя Совета Министров СССР.

Высоких наград Родины были удостоены сотни приборостроителей за мужество и героизм, проявленные на полях сражений в годы Великой Отечественной войны. Они были награждены орденами и медалями, а одному из них, Дмитрию Трофимовичу Иванову, было присвоено звание Героя Советского Союза. Его имя и поныне носит детский оздоровительный лагерь завода.

102 приборостроителя пали смертью храбрых в боях с фашистами. Об этом напоминает мемориальный обелиск Славы, установленный на территории предприятия. Свято чтят респираторовцы их память. Многие участники войны после Победы вновь вернулись на родное предприятие. Вскоре у многих на груди рядом с фронтовыми появились награды мирного времени - за их трудовые подвиги, активное участие в строительстве и восстановлении народного хозяйства.

 

НА МИРНЫЕ РЕЛЬСЫ

 

После окончания Великой Отечественной войны выпуск продукции для фронта стал сокращаться, но увеличился для гражданских нужд. Страна приступила к выполнению четвертого пятилетнего плана развития народного хозяйства. На нашем заводе также был составлен пятилетний план. Из министерства поступили многочисленные требования об освоении новых изделий. Приборостроители начали выпускать термостаты ТР-1, ТР-2, применяемые для охлаждения радиаторов автомобилей. С этой целью создан сначала участок производства сильфонов (металлических мехов), а затем - цех по сборке термостатов. Он так и назывался - термостатный. На заводе освоили и стали выпускать дегидраторы, представляющие из себя сложные приборы, используемые для поглощения влаги из помещений, кают и различных камер; термовентиля нескольких видом для холодильных агрегатов, станки для часовой промышленности во вновь созданном станкостроительном цехе. Перечислить всю номенклатуру выпускаемых изделий невозможно.

Согласно пятилетним планам, в послевоенный период шло бурное развитие завода, а вместе с производством росло и строительстве) жилья, детских учреждений и других объектов соцкультбыта. Так на берегу реки Клязьмы воздвигнуты два четырехэтажных корпуса: один под инструментальный цех, а другой - под специальное конструкторское бюро (СКБ), учитывая дальнейшее внедрение новой техники.

Изменение претерпела и строительная организация. Ремонтно-строительный цех уже не мог справляться с большим объемом работ, которое развернулось на заводе, поэтому был создан отдел капитального строительства (ОКС). Была построена прирельсовая база на Малодубенском шоссе, на которой возникли деревообрабатывающий цех, автогараж, столовая, котельная, складские помещения, ацетиленовая станция, подведена железнодорожная ветка широкой колеи. На территории завода были построены здания механосборочного цеха и цеха покрытий, новая кислородная станция и в завершении реконструкции предприятия - большой многоэтажный корпус для нескольких цехов.

Не менее интенсивно проводилось строительство жилья, детских учреждений и других социально-значимых объектов. За 1960-1961 годы вырос небольшой поселок на улице Урицкого, за семилетку возведены два дома на улице Гагарина, столько же - на улице Красноармейской, три дома на долевом участии - за 1-й городской больницей и один в восьмой пятилетке - на улице Гагарина. Затем перешли к строительству девятиэтажек на Юбилейном проезде.

Кроме этого, полностью был переоборудован пионерский лагерь в Стрелках с сооружением искусственного бассейна. Там же построен профилакторий с лечебными кабинетами, сауной и столовой. Построены и оборудованы стадион "Торпедо", на Черноморском побережье - база отдыха, в Орехово-Зуеве - детские учреждения, в том числе детский комбинат. Завод финансировал показывал помощь людьми на строительстве стационара в 3-ей городской больнице.

За успешное выполнение пятилетних планов, обеспечение народного хозяйства и армии техникой большая группа работников завода неоднократно награждалась орденами и медалями. Так, по итогам 8-й пятилетки были награждены правительственными наградами 45 человек. Среди них: орденом Ленина - наладчик цеха 04 А.Е.Калиничев и револьверщица цеха 02 Л .А.Постнова; орденом Октябрьской Революции - слесарь цеха 01 В.В.Артамонов, заместитель начальника производства Е.Ф.Солдатов, автоматчица цеха 04 М .В.Ченцова; орденом Трудового Красного Знамени - слесарь цеха 06 В.Г.Балакирев, начальник цеха 03 В.Ф.Бусурин, токарь цеха 03 С.И.Горшков и другие - всего этой награды удостоены 13 человек. Значительная группа заводчан была награждена орденом "Знак Почета" и медалями "За трудовую доблесть" и "За трудовое отличие".

Значительную роль в развитии предприятия сыграли директора завода Н.С.Попов, В.Ю.Жуков, П.Г.Адамов, П.И.Зима, В.С.Кузьмичев, И.Е.Рыков, А.С.Кузин.

 

И В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

 

Но распад СССР на отдельные страны СНГ, каждая из которых пожелала сама определять свое политическое и экономическое положение, привел к нарушению экономических связей между бывшими республиками (не секрет, что экономика СССР строилась как единое целое с учетом возможностей всех республик: так заводы и фабрики получали, к примеру, сырье из одной республики, комплектующие и детали с предприятий другой и т.д.) На таком же принципе была построена и схема материально-технического снабжения завода "Респиратор". Все это привело к разбалансированию экономики страны, нарушению материально-технических связей между предприятиями. Довершило бедственное финансовое положение многих из них и то, что у заказчиков продукции не стало денег на оплату необходимого им оборудования. В таком же тяжелом финансовом положении оказался и завод "Респиратор", стремящийся сохранить профиль своего предприятия и кадры.

Положение предприятия еще больше ухудшилось, когда в 1994 году государство отказалось от исключительного права собственности на завод, который был преобразован в открытое акционерное общество, причем 49 % акций получил коллектив завода, 25,5 - министерство оборонной отрасли и столько же - областной комитет имущества. Новыми хозяевами предприятия становятся акционеры. И отныне все проблемы руководству ОАО и им приходится решать самим.

Несмотря на то, что завод может изготовлять в требуемом количестве и выпускает нужные людям медицинские изделия, как: ингаляторы кислородные, портативный ручной аппарат для искусственной вентиляции легких в условиях скорой помощи, в отделениях реанимации и в полевых условиях, аппарат кислородной терапии для детей, портативный аппарат ингаляционного наркоза при оказании скорой медицинской помощи, трубку дыхательную, предназначенную для проведения искусственного дыхания при оказании помощи пострадавшему, - все они из-за бедности нашего здравоохранения не востребуются, как это нужно для поддержания и развития производства.

То же самое можно сказать и о такой продукции предприятия, как блоки кислородного обеспечения, изолирующие противогазы, акваланги, медицинские кислородные станции, ингаляторы, барокамеры и о другом защитном оборудовании, обеспечивающем человека чистым кислородом, воздухом в любой среде обитания.

Одно из основных направлений производства - выпуск противопожарной техники. Основными здесь изделиями являются: индикатор для проверки основных эксплуатационных параметров изолирующих дыхательных аппаратов, находящихся в распоряжении пожарной охраны, кислородных изолирующих противогазов и дыхательных аппаратов со сжатым воздухом, которые хорошо зарекомендовали себя во время тушения пожаров и в других экстремальных условиях.

В арсенале завода есть кислородная техника для военной и гражданской авиации, специальная техника для военных моряков, для работы под водой, а также отдыха и спорта. Даже далеко не полный перечень всех изделий, выпускаемых ОАО "Респиратор", свидетельствует об их нужности людям.

Но время и обстоятельства, в которых приходится трудиться коллективу ОАО "Респиратор", неумолимы и имеют тенденцию к дальнейшему ухудшению. Конверсия военного производства, задержка оплат государственных заказов привели к тому, что завод лишился оборотных средств, резко сокращен для него лимит электроэнергии, в полном объеме отсутствуют материалы и комплектующие. Значительно уменьшилась и потребность в выпускаемой продукции, что привело к спаду производства.

Финансовое положение завода в настоящее время не позволяет в достаточной степени достойно жить его работникам. Многомесячная задержка заработной платы привела к тому, что предприятие, в первую очередь, покинули квалифицированные кадры. Уже сейчас отсутствие их из-за нестабильности производства и задержка выплаты заработной платы, зачастую задерживает изготовление некоторых запланированных к выпуску изделий. И, если тенденция оттока квалифицированных рабочих кадров будет прогрессировать, то "Респиратор" не сможет изготавливать высокотехнологические изделия А ведь именно этой продукцией славится это уникальное предприятие.

Тяжелое финансовое положение привело к тому, что завод уже начал терять объекты социальной сферы, которая составляла гордость его коллектива. Приборостроители уже лишились трех детских дошкольных учреждений, стадиона, вынуждены передать городу и свой жилой фонд... Пока еще находятся средства на содержание детского оздоровительного лагеря, профилактория, оздоровительной базы отдыха под городом Новороссийском.

Хочется очень верить и надеяться, что процесс угасания такого уникального предприятия все же будет приостановлен и завод "Респиратор", преодолевая трудности, приобретет былую славу.

Ж. СОПОВА

Журналист

 

 

"СТЕКЛОМАШ" им. БАРЫШНИКОВА

 

НАЧАЛО

 

ОРЕХОВО-ЗУЕВСКИЙ завод "Стекломаш" им. В.А.Барышникова возник в 1859 году и назывался в то время "кузницей со слесарней".

Немало всякого имело место быть в почти полуторавековой истории этого предприятия, прошедшего путь от принадлежавшей господам Морозовым механической мастерской через всенародную собственность до акционерного общества. Проследим для начала основные вехи этого пути, интересного хотя бы уже тем, что завод несколько раз капитально менял производственный профиль.

Основанная в 1820 году Никольская мануфактура Саввы Морозова росла и развивалась. Менялось и оборудование, все больше становилось на фабриках различных машин, все более квалифицированные работники нужны были для их обслуживания. Повинуясь требованию времени, владелец решает централизовать подготовку специалистов и создаст фабричную школу, совмещая в ней общеобразовательное обучение с профессиональным. По мере дальнейшего усложнения техники становится очевидным, что некоторые виды ремонта, особенно связанные с изготовлением новых деталей взамен вышедших из строя, невыгодно делать на каждой фабрике - качественнее и дешевле заниматься этим в специальной мастерской, оборудовав ее всем необходимым. Под механическую мастерскую отвели второй этаж фабричной школы, оставив на первом ремесленное училище для обучения текстильным ремеслам, а на третьем - общеобразовательную школу. Вот с этого второго этажа и ведет отсчет своей истории акционерное общество "Стекломаш", еще недавно именовавшееся "Завод "Стекломаш" имени Барышникова''.

Поскольку с этим именем связаны более девяти десятилетий жизни предприятия (в 1900 году В.А.Барышников 11-летним мальчиком поступил на завод, в 1924 году его имя присвоено заводу), сделаем небольшое отступление. Тем более что память стекломашевцев не сиюминутно-избирательная, ничего из своей истории они выкидывать, а тем более мазать черной краской, не собираются, и бюст В.А.Барышникова на территории завода по-прежнему стоит на том почетном месте, где был открыт в 1969 году. Барышников с мальчишеских лет работал здесь, тогда же встал на тропу революционера, в 16 лет попал в ссылку, в марте 1917 года возглавил большевистскую организацию Орехово-Зуева и стал городским головой, затем он - заместитель председателя Мосгубисполкома, член ВЦИК, член Реввоенсовета 8-й армии Южного фронта, в 1919 году, тридцати лет от роду, попал в плен и был казнен. Его жена, Мария Владимировна, погибла в 1920 году на Польском фронте, а единственный продолжатель рода сын Дмитрий, инженер-радист, в 1941 году добровольцем ушел на фронт, прошел всю войну, встретил победу в звании гвардии старшего лейтенанта, и скончался 31-летним осенью 1945 года (похоронен в Симферополе).

С расширением текстильного производства рос и объем ремонтно-механических работ. Это, в свою очередь, требовало расширения производственных площадей. К трехэтажному зданию сначала пристроили двухэтажное, затем построили литейный и котельно-клепальный цеха. Постепенно мастерская превращалась в завод. Впервые это слово применительно к ней встречается в архивных документах за 1911 год: речь в одном из них идет о наличии "...механического отделения, имеющего размеры завода, при отбельно-красильной фабрике. В состав его входят слесарная и приводная мастерские, кузница, паяльная, кабинет механика, инструментальная, чертежная, ремонтная кранов, шорная и другие подразделения". (Есть - правда, неподтвержденные официально - сведения, что заводом мастерские стали называть после ввода чугунолитейного цеха в 1871 году). Число работающих к тому-времени достигло 300 человек.

Примерно к этому времени относится и единственная сохранившаяся с дореволюционной поры в заводском архиве фотография. Не удалось, к сожалению, установить ни одного из запечатленных на ней, как и точную дату съемки. Все вместе они тогда назывались "металлистами" и по сравнению с ткачами находились в более привилегированном положении, в том числе по зарплате и продолжительности рабочего дня. Впрочем, привилегии эти были довольно относительны. Если ткачи работали по 12-14 часов, то рабочий день металлистов длился 10-12, зарплату тем и другим определял мастер, которому не просто было "угодить". А как воспитывали неугодных, известно: беспощадные и далеко не всегда справедливые штрафы стали одной из причин знаменитой стачки. Если же речь вести об условиях труда, то вопрос привилегий вообще становится спорным. И сегодня-то на любом заводе литейное, клепальное или кузнечное производство у непривычного человека оставляет отнюдь не слабое впечатление, а по тем временам, когда основными инструментами кузнеца были наковальня, кувалда да горно при отсутствии вентиляции, когда вся механизация мастерских состояла из двух кранов, один из которых гоняли вручную, а другим управляли два рабочих посредством лебедки, когда в литейке одни и те же рабочие выполняли все операции - готовили землю и стержни, формовали, заливали, выбивали литье и таскали детали в обрубное отделение - чего уж там, какие такие особые привилегии...

 

НА РУБЕЖЕ ЭПОХ

 

Легко сегодня, когда уже не осталось тех, при ком назревали и вершились перевернувшие мир события 1917 года, иным оракулам толковать о коварстве большевиков, беспринципности и жестокости их вождей. Однако же известно, что для Ульянова (Ленина) февраль 1917-го оказался не меньшей неожиданностью, чем для "умного казачьего полковника" (выражение известного книгоиздателя начала века И.Д.Сытина) Николая Романова. Да ведь и было-то тех большевиков около 40 тысяч на всю Россию, и царя-батюшку не они свергали в феврале, и во Временном правительстве их духу не было - в нем вершили дела и занимались "войной до победного конца" демократы того времени, успешно приведшие страну к октябрю...

Видно, все же действительно нетерпимой была жизнь народная, что так дружно поднялись все против царского трона. Видно, действительно выродилась царская фамилия, раз так легко и просто отреклась от престола (а значит, и от России), раз их не приняли

английские и прочие родственники в дальнем зарубежье, раз семью недавнего "Помазанника Божьего" ничтоже сумняшеся заточили и держали под арестом вплоть до октября их недавние близкие, если не ближайшие сподвижники...

Что же происходило в то время на заводе, что и как менялось здесь в последующие годы?

По каким-то причинам почти ничего нет в архивах конкретного про участие его рабочих в бурных городских событиях весны-осени года двух революций. Достоверно известно, что никаких попыток выступлений в поддержку власти царя или Временного правительства с их стороны не было. Но и никаких инициативных действий против тоже не зафиксировано. Скорее всего, перемены они встретили доброжелательно, верили в светлое будущее, а насчет особой активности - так ведь ничего сверхординарного тогда в городе не происходило, власть без особых эксцессов плавно переходила из рук в руки...

В 1923 году, когда завод подчинили Орехово-Зуевскому хлопчатобумажному тресту, здесь работало 425 человек, ежегодный выпуск чугунного литья составил 378 тонн, производство деталей и изделий из стального проката - 149 тонн. Его производственные мощности стали превышать потребности местных текстильных фабрик, и в 1927 году он был переподчинен "Главмашдетали". Продолжая выпуск запасных частей для текстильного оборудования, здесь приступили к освоению машиностроительной продукции, в частности, для торфоразработок, снабжавших топливом текстильные фабрики. Потом стали делать центробежные насосы для химической промышленности, различные котлы, ремонтировали паровозы узкой колеи. В 1934 году вошел в строй сталелитейный цех. Были у заводчан интересные задумки, далеко идущие планы, но... началась война.

 

ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ

 

На фронт шли почти все мужчины, работавшие на заводе, 35 из них сложили головы в боях. Среди погибших начальники цехов К.Е.Агафонов и К.Г.Шашкин (1901 год рождения), начальник производственного отдела Г.К.Якушев, конструктор В.В.Штранге, мастера Ф.Е.Емельянов и Н.М.Семин, модельщик Н.М.Рыбкин (1923 год рождения), кузнец А.П.Зайцев, слесарь К.Ф.Горюнов, вагранщик Н.К.Хоботов, электрик Г.М.Савостин - называю их, привожу должности, а у двоих и год рождения не по причине каких-то особых за слуг, а чтобы показать: перед судьбою все были равны, начальники и подчиненные, молодые и не очень...

Беда пришла одна на всех, переживали ее сообща, хотя и не все поровну. О том, как шли дела на заводе имени Барышникова в "сороковые роковые", чем он помогал приближать победу, рассказывает старейшая работница Елизавета Николаевна Угольникова, делившая с ним и радостные дни, и невзгоды с 1927 года по 1979 год, награжденная восемью медалями, от "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." до "В память 800-летия Москвы":

- Почти все время я на заводе в литейке работала, там и в войну трудилась. Делали мы корпуса для снарядов "Катюш", корпуса для мин отливали, про текстильщиков тоже не забывали, выпускали запчасти для ткацких станков. Поначалу с год директорствовал Мордин (его еще в начале 30-х годов, если не запамятовала, назначили), а потом уж до конца войны и года два после нее Коротов руководил. Работали в две смены по 12 часов. Норма была 1000 снарядов в смену, но мы никогда меньше полутора тысяч не давали, с первых, считай, дней и до победы. Чего говорить, нелегко было, не сытно. Нам в литейке по карточкам килограмм хлеба на день давали, да на сына 400 граммов получала, да на маму 200. Но я-то спортом закаленная, до войны и по лыжам, и по бегу в городе первые места занимала, в области перед войной мы командой третье место взяли. А все равно трудно. Чего же о других говорить, у кого и силенок поменьше было, и нормы хлебные пониже... Когда по радио о победе сказали, я, себя от радости не помня, по цехам побежала, кричу: "Бросай работу, победа!!!" Весь завод и остановила. Потом, сообразила когда, что наделала, выскочила с территории, добежала до мамы (она у ДОЗа жила), сказала, что победа, что завод остановила, не знаю, что теперь за это будет - и бегом назад. По улице Ленина уже люди из домов высыпали, кто песни поет, кто рыдает. Директор сначала отругал, пригрозил, да потом, наверно, какие-то директивы получил на этот счет. Ничего, обошлось.

Что ж, прикинуть можно: за войну только снарядов для "Катюш" завод дал более четырех миллионов штук, то есть примерно на 250 000 залпов. Что такое по физическому и психологическому воздействию на противника один залп "Катюши" (16 снарядов), легко узнать из мемуаров наших и немецких генералов.

Еще об одной военной "нагрузке" завода мало кто знал и знает: летом 1941 года городской комитет обороны возложил на него обязанность технического обеспечения закладывавшегося в наших лесах партизанского движения. Отвечал за это заместитель директора Б.Е.Силкин, о чем на заводе известно было только ему да директору.

 

ПОСЛЕ ПОБЕДЫ

 

Кончилась война, и завод перешел на мирную продукцию. Поначалу профиль оставался прежним, только росла доля машиностроительной продукции, к 1957 году составившей 70 процентов общего объема производства. Завод выдавал ежегодно "на гора" 3200 тонн чугуна, 780 - стали, 3000 тонн деталей из стального проката. Делали сушильные машины и машины для изготовления искусственного каракуля, аппараты для замочки шелка-сырца, укладчики тканей, приступили к освоению выпуска тростильных машин модели ТВ-150, которые, шли на экспорт. Цифры - скучная материя, потому еще только три, для знатоков: по сравнению с 1923 годом энерговооруженность завода увеличилась в 30 раз, выпуск продукции - в 8,6, производительность - в 5,6 раза.

Чем была вызвана перемена профиля в 1966 году, сейчас уже не установить. Одно можно утверждать: поскольку в плановом хозяйстве ничего просто так не делалось, значит, была какая-то насущная необходимость именно в Орехово-Зуеве организовать производство машин и оборудования для стекольно-ситалловой промышленности. Завод передали из "Главтекстильмаша" в "Главполиграфстекломаш", с 1968 года он стал именоваться "Стекломаш". Бывали, между прочим, по первости, и курьезы из-за нового названия, чаше всего связанные с тем, что люди считали, будто здесь стеклянные изделия делают. Заводчане успешно осваивали новую продукцию: питатели стеклоформующих машин, станки для нанесения алмазных граней, печи отжига стеклоизделий - всего 40 различных машин, более 350 наименований стекло-форм.

Предприятие расширялось, развивалась и социальная сфера. Построили заготовительно-штамповочный цех, склады готовой продукции, административно-бытовой корпус. Собственный жилищный фонд к середине 80-х годов приближался к 20 тысячам квадратных метров, строительство продолжалось. Рассказывая в "Орехово-Зуевской правде" о заводских планах, директор Н.М.Петров, как о вполне реальной на ближайшие годы перспективе, упомянул и о ликвидации заводской очереди на получение жилья.

К этому времени здесь работало 1150 человек, в том числе 866 рабочих (на начало 1998 года работает 220, из них 180 рабочих), сложились трудовые династии, общий рабочий стаж некоторых из них перевалил за сотню лет (три поколения Шуваловых - 162 года, Павловых - 132, Филюковых - 117), других приближался к вековому (два поколения Гадаевых - 99 лет, Соловьевых - 87). Несколько десятков работников были отмечены государственными наградами. Среди награжденных газосварщик А.Ф.Швайков (орден Ленина), кузнец Н.А.Мираков (орден Октябрьской Революции), токарь Е.М.Курушкин, слесарь С.А.Данилов, шофер А.Н.Фролов (орден Трудового Красного Знамени), формовщик В.Н.Карцев, бригадир слесарей-граверов Б.М.Алешкин, токарь В.Ф.Никитин (орден Трудовой Славы), начальник цеха И.Д.Меренков, старший мастер А.Ф.Лычагин, слесарь В.А.Чернухин (орден "Знак Почета").

На приобретение нового и замену устаревшего оборудования использовалось до миллиона рублей в год, на охрану труда тратили более 150 тысяч рублей, средняя зарплата рабочего в 80-е годы составляла свыше 180 рублей (коробка спичек тогда стоила 1 копейка, проезд в автобусе - пятачок, утки в любом магазине города от 78 копеек до 1 рубль 30 копеек, а ставшая темой для перестроечных анекдотов вареная колбаса 2 рубля 20 копеек за килограмм).

Любопытный факт. Наверное, кое-кто еще помнит выражение "Встречный план" - это когда, получив плановое задание на год, коллектив подсчитывал внутренние резервы и добровольно просил увеличить его на сколько-то процентов. Скорее всего, оно ассоциируется с довоенным фильмом "Встречный", памятный старшему поколению по знаменитой "Песне о встречном" Шостаковича

"Нас утро встречает прохладой,

Нас ветром встречает река,

Кудрявая, что ж ты не рада

Веселому пенью гудка".

А вот для стекломашевцев это не столь далекая история. Например, в 1963 году коллектив попросил увеличить производственный план на 3 процента, и уже увеличенный сумел перевыполнить на 2,9 процента. Случалось такое и в последующие годы. С чего, откуда бралось такое рвение, в двух словах не объяснить, тем более что слова "рабочая честь", "трудовой энтузиазм" и им подобные сегодня не в моде, да и не всем уже понятны.

 

НОВЫЕ ВРЕМЕНА

 

Много ли надо о них говорить? Ведь они начались всего-то десяток лет назад и продолжаются у всех на глазах. Отношение к происходящему разное, от полного неприятия до безоговорочного восторга. Кто прав - покажет история, сегодня быть третейским судьей не то, чтобы неблагодарная задача, она просто невозможная. Поскольку вряд ли сейчас среди пытающихся выступать в такой роли отыщется хоть один непредвзятый, безупречно объективный человек. Поэтому не будем давать оценки, а просто познакомимся с тем, как встретили заводчане перестройку, как приспосабливались к новым обстоятельствам, что, как говорят в Одессе, "с того имеют". Несколько вопросов на эту тему к бывшему директору завода, а сегодня заместителю председателя совета директоров АООТ "Стекломаш" Н.М.Петрову.

- Николай Михайлович, на "Стекломаше" бережно относятся к истории, вот и бюст В.А.Барышникова стоит по-прежнему у входа...

- Зачем же историю калечить? Любые попытки ее фальсификации себе дороже обходятся. Заниматься надо сегодняшним днем ради будущего.

- Если не возражаете, то давайте с этой позиции взглянем на историю завода последних десятка лет.

- Работали стабильно, были на подъеме. Наша продукция соответствовала мировым стандартам, нас признали западные фирмы: имели контракты на ее поставку с фирмами в Италии и Англии, вели переговоры с западногерманскими.

- И тут, как говорил один киногерой: "работаешь, работаешь, и вдруг бац..." - перестройка? Что дальше произошло?

- Нарушились хозяйственные связи между предприятиями, упал общий объем производства, возник кризис неплатежей. Все это сказалось и на нас: во много раз упал объем реализации. Надеясь сохранить коллектив, год работали "на склад" из имевшихся запасов, но куда денешься без реализации! Было только три выхода: либо втрое увеличить объем производства - но ведь спроса не стало! - либо в несколько раз уменьшить численность работников, либо найти пользующийся спросом вид продукции, который можно было делать на заводе.

- А как приватизация прошла?

- Приватизировались одними из первых в отрасли, стали акционерным обществом. Контрольный пакет акций выкупили и распре делили среди трудового коллектива, оставшуюся часть вынуждены были реализовать на чековых и инвестиционных аукционах.

- Чем завершились на сегодня поиски свежих идей?

- Было немало разных предложений, но мы понимали, что серьезное перспективное производство ни за месяц, ни за год не организуешь. Возможность же сиюминутной выгоды нас не прельщала. После тщательных оценок рыночной конъюнктуры и технических

проработок совет директоров остановился на производстве энергосберегающих конструкций и технологий для строительства. Это, прежде всего, современные оконные рамы из пластика, алюминия и дерева с герметичными стеклопакетами, обеспечивающие трех-четырехкратную экономию тепла.

- И никто, кроме вас, на столь выгодное дело глаз не положил?

- При существующих потребностях внутреннего рынка в такой продукции не нам надо опасаться конкурентов, а потребителям - недобросовестных изготовителей.

- Николай Михайлович, о чем сегодня мечтает заместитель председателя совета директоров АООТ "Стекломаш"?

- Хотелось бы, чтобы завод работал, как прежде, в две или даже три смены на полную мощность, чтобы люди получали хорошую, а главное своевременно, зарплату. Мы ведь только сейчас в полной мере осознали, что такое уверенность в завтрашнем дне и сколь дорого она стоит.

Э. ОРЛОВ.

Журналист.

 

 

ЗАВОД "СТРОЙМАШАВТОМАТИЗАЦИЯ"

 

11 ЯНВАРЯ 1945 года в соответствии с распоряжением Совнаркома СССР 23166 от 20 декабря 1944 года был организован ореховский машиностроительный завод "Торфмаш". Менее чем за год на базе бывшей электростанции, в свое время обслуживавшей текстильные фабрики С.Т.Морозова, было создано современное производство, и в декабре 1945 года предприятие выдало первую продукцию.

В течение четверти века завод выпускал оборудование для торфяной промышленности. В пределах этой специализации осваивалось производство новых машин различного назначения, которые в совокупности позволили существенно повысить эффективность предприятий отрасли как в Подмосковье, так и в других областях страны.

В 1945-1946 годах, когда острой была проблема обеспечения населения и коммунально-бытовых предприятий топливом, изготавливались машины для брикетирования торфа. В 1947-1951 годах "Торфмаш" выпускал багерное оборудование для экскавации торфа-сырца из карьеров, избавившее большое количество людей от тяжелого ручного труда. В 1947 году было начато производство машин для добычи кускового торфа. Различные их типы выпускались вплоть до 1960 года.

В 1953-1960 годах было освоено производство и серийный выпуск различных модификаций дизельных машин для выстилки торфа-сырца на торфопредприятиях малой мощности. Каждая из изготовленных в эти годы 850 машин заменила в среднем труд 25 рабочих. В этот период был сделан также ряд экспериментальных машин для торфодобычи, некоторые из них посте доработки были запущены в серийное производство, в том числе машина для послойной добычи кускового торфа, уборочная машина.

В 1960-1970 годах завод специализировался на изготовлении оборудования для болотно-подготовительных работ. Среди изделий этих лет - гусеничные тракторные прицепы-самосвалы, прицепные цистерны для выпуска торфоминералъных удобрений в полевых условиях, новый комплекс машин для освоения торфяников под сельскохозяйственные угодья и добычи торфа, который по сравнению с ранее выпускавшимся болотно-подготовительным оборудованием позволил снизить себестоимость работ в полтора - два раза, а трудоемкость уменьшить в восемь - десять раз.

В 1970 году завод был переориентирован на выпуск средств технологического оснащения для предприятий строительного, дорожного и коммунального машиностроения. За короткий срок было освоено изготовление следующих видов продукции:

- приспособлений к металлорежущим станкам (многошпиндельные головки, поворотные столы, универсальные кондукторы);

- оборудования для механосборочных работ (сборочные конвейеры, стенды для сборки отдельных элементов гидроприводов и другие);

- кузнечно-прессового оборудования (станки для раскатки, отбортовки фланцев вентиляторов больших габаритов, станки для навивки пружин, станки-автоматы для гнутья труб различного диаметра);

- металлорежущего оборудования (агрегатные многошпиндельные сверлильные и расточные станки);

- оборудования для окрасочных и отделочных операций.

В частности, продукция завода сыграла важную роль в техническом перевооружении предприятий по производству гидравлических

экскаваторов, вентиляторов больших габаритов для нужд сельского хозяйства. Только за четыре года (1970 - 1974) для заводов отрасли было изготовлено около трехсот наименований сложной технологической оснастки и уникального производственного оборудования. В 1976 году завод получил новое название: "Строймашавтоматизация".

По мере роста мастерства работников предприятие осваивало продукцию все более высокого технического уровня. В 80-е годы началось производство промышленных манипуляторов, затем стали выпускаться пресс-формы для изготовления резинотехнических и пластмассовых изделий. Параллельно с освоением новых изделий, не снижая выпуска продукции, предприятие провело крупномасштабную реконструкцию. Введены в эксплуатацию производственные помещения для заготовительного, механического, сборочного и транспортного участков, энерго-механического отдела, отделов главного конструктора и главного технолога, административно-бытовой корпус, складские помещения с современными средствами механизации труда, специализированный участок по производству пресс-форм, оснащенный уникальным оборудованием.

Не была забыта при реконструкции и социальная сфера. В 80-е годы введены в эксплуатацию новые санитарно-бытовые помещения для всех работающих, столовая, конференц-зал, зоны отдыха в цехах и комната психологической разгрузки. В 1992 году, несмотря на трудности с финансированием, был построен шестидесятиквартирный жилой дом, заложен фундамент под тридцатиквартирную блок-секцию.

В девяностые годы количество заказов на традиционную для предприятия продукцию резко пошло на убыль. Предвидя это, руководство завода заранее вело поиск новых направлений деятельности. Коллектив собственными силами разработал и освоил производство новых видов продукции: установок для изготовления кирпича методом полусухого прессования, автоматизированных линий по выпуску цементной-песчаной черепицы. Эта продукция предназначена главным образом для предприятий малого бизнеса. С учетом новой специализации одно из первых в России акционерных обществ, зарегистрированное в 1991 году, получило название "Строймашавтоматизация и керамика" (СМАиК). Заводские конструкторы продолжали поиск и других видов изделий, которые соответствовали бы профилю завода и были конкурентоспособны на рынке. В частности, изготовлен опытный образец машины быстрого строительства "Радуга".

Однако наиболее надежным потребителем продукции завода в сложных экономических условиях середины 90-х годов стал топливно-энергетический комплекс страны. В связи со сложившейся в эти годы напряженной и взрывоопасной обстановкой в Чеченской республике парализованной оказалась работа крупнейшего производителя оборудования для нефтедобычи - расположенного в Грозном завода "Красный молот". Потребовалось в короткий срок освоить выпуск этого оборудования на других предприятиях России. Одним из них стало АО "СМАиК". Начиная с 1994 года, здесь было налажено изготовление плунжерных насосов, блоков манифольда, пробковых кранов, комплектов трубозахвата, насосных установок. Выпускаемое предприятием оборудование для бетонирования нефтяных и газовых скважин работает в сложных условиях (перекачивание тяжелых цементных и песчаных смесей при давлении 400 - 700 атмосфер) и обладает необходимыми для этого надежностью и износостойкостью. Изготовить такую продукцию под силу далеко не каждому машиностроительному предприятию.

За годы существования завода сложился крепкий трудовой коллектив. Более сорока лет трудятся здесь главный технолог Ю.А.Митрофанов, заместитель начальника механического участка В.И.Тарасов, электромонтер энерго-механического отдела В.Н.Гребеньков, штамповщик заготовительного участка В.А.Орлов, крановщик сборочного участка М.И.Васильев... Большой вклад в развитие предприятия внесли ныне находящиеся на заслуженном отдыхе А.С. Фомин, В.С.Калитурин, П.М.Ерохин, Н.П.Илюхин, Н.И.Фролов, В.И.Шестопалов, Б.Е.Самусев, А.Г.Говоров и другие. Многие работники отмечены государственными наградами. Среди них - В.П.Зуев, Ю.П.Евпалов, И.П.Алексеев, Н.П.Илюхин. В связи с пятидесятилетием завода за высокие достижения в труде А.В.Никитину, Е.Н.Новикову, В.Д.Медынскому, В.А.Марченко, В.Н.Гребенькову было присвоено почетное звание "Заслуженный машиностроитель", а М.М.Федулову - почетное звание "Заслуженный конструктор".

С. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Журналист.

 

 

ЗАВОД "ПРИБОРДЕТАЛЬ"

 

"ПРИБОРДЕТАЛЬ" - одно из старейших промышленных предприятий города Орехово-Зуево и района. Официальной датой его создания считается 1880 год, когда на юго-западной окраине села Орехово британский подданный Дэвисон открыл чугуно- и медеплавильную мастерскую, которой руководил русский литейных дел мл стер Николаев. Надпись на колонне недавно демонтированной вагранки свидетельствовала, что строительство началось еще в 1878 году. В первые годы мастерская, где было 16 рабочих, выпускала преимущественно чугунную посуду, которая в то время была основной при приготовлении пищи в русских печах. Посуда, в особенности сковороды, была высокого качества и пользовалась спросом в соседних уездах Московской, Владимирской и Рязанской губерний.

В 1886 году производство перешло во владение московского торгового дома "Гоппер и К°" и было ориентировано прежде всего на вы пуск деталей для оборудования текстильных фабрик. Подробные данные о работе предприятия в дореволюционные десятилетия имеются в архиве города Владимира, поскольку село Орехово входило тогда в состав Владимирской губернии. Есть, в частности, сведения о том, что рабочие завода активно участвовали в революционном движении. Среди них были участники Морозовской стачки 1885 года, члены марксистских кружков, распространители ленинской "Искры", члены Орехово-Богородской организации РСДРП. В 1905-1906 годах заводчане участвовали в создании Советов рабочих депутатов города, боевых дружин, забастовочном движении, а в 1917 году некоторые из них с оружием в руках устанавливали Советскую власть в Москве.

В 1917-1931 годах завод "Красный ореховец" в основном сохранял прежний профиль, выпуская продукцию для местных нужд, а в 1931 году вошел в состав треста "Техника безопасности" и был переименован в "Завод фильтрующих приборов". Отлитые здесь детали поставлялись на создававшийся в 30-е годы в Орехово-Зуеве новый завод "Респиратор", тесная кооперация с которым сохранялась и в послевоенные годы. В связи с развитием системы подземных коммуникаций по мере роста города значительное место в составе продукции завода в течение ряда десятилетий занимали крышки люков для колодцев. Специализация предприятия в годы Великой Отечественной войны также была тесно связана с литейным производством: завод выпускал корпуса мин и другие детали боеприпасов.

В первые послевоенные годы предприятие, можно сказать, родилось заново. В 1945 году в счет репараций из Германии на завод были доставлены сборные металлоконструкции корпуса механического цеха и его оборудование. Вновь созданный цех в 1946 году начал выпускать весоизмерительные приборы, и предприятие получило вскоре новое название: "Весовой завод". Вначале было освоено производство весов шкального типа, которые вот уже в течение более чем полувека остаются одним из главных видов продукции предприятия. Имея около 90 процентов унифицированных деталей, различные модификации таких весов приспособлены для конкретных целей: медицинские, почтовые, товарные, торговые, счетные (для определения числа однородных деталей по их обшей массе и массе одного такого же изделия и другие виды. К этой группе относятся и бытовые весы, разные варианты которых делают на заводе уже полвека. В 50-е годы к ним добавился еще один вид товаров народного потребления: пилы-ножовки по дереву (продольные, поперечные и другие модификации), которые также выпускаются до настоящего времени.

В 1957 году завод получил нынешнее название: "Прибордеталь". По-видимому, это было связано с его предполагаемой специализацией в системе Минприбора. В частности, планировалось сосредоточить здесь изготовление метизов для всей отрасли, и для этой цели в 1963 году было построено новое здание. Однако планы изменились, в нем расположился сборочный цех, где разместилось новое оборудование, и предприятие в последующие годы значительно расширило номенклатуру готовых изделий, а не только деталей для них.

Расширение ассортимента основной продукции шло по двум главным направлениям: ограничители грузоподъемности для автомобильных подъемных кранов и приборы для взвешивания различных материалов. Ко второй из этих групп можно отнести дозаторы для химической, бумагоделательной, пищевой промышленности; конвейерные весы, применяемые при взвешивании твердого топлива на электростанциях, руды и кокса в металлургии, горнодобывающей промышленности и различных веществ на химических предприятиях; контрольные весы, обеспечивающие сигнализацию об отклонениях в ходе технологических процессов в названных, а также ряде других отраслей. При этом по большинству перечисленных изделий, так же, как и по весам шкальной группы, завод был монопольным производителем на территории бывшего СССР, его продукция экспортировалась в 43 зарубежные страны. Пополнялась и номенклатура товаров народного потребления. Кроме названных, в их число вошли, например, катафотирующий знак аварийной остановки для автомобилистов, мебельная опора, лыжные крепления, стаканчики для рассады с выдвижным дном. К началу 90-х годов товары народного потребления составляли около 7 процентов от общего объема производства в стоимостном выражении.

Особое место в числе изделий "Прибордетали" в течение почти 40 лет (вплоть до 1985 года) занимали различные виды клапанов для регулирования напора жидкостей и газов в нефтяной и химической промышленности, которые делались, как правило, из нержавеющей стали и здесь, на заводе, проходили сложную механическую обработку.

Для обеспечения роста производства и расширения ассортимента продукции требовалось дальнейшее расширение и совершенствование производственной базы. Большая работа в этом направлении была проведена в 70-е годы. За десятилетие на 75 процентов увеличились производственные площади, в том числе введены в строй лабораторно-административный и заготовочно-штамповочный корпуса, созданы новые и реконструированы старые бытовые помещения. Более чем на четверть обновился парк оборудованию. В год столетия предприятия (1980-й) производственные площади достигли 9310 квадратных метров, технологического оборудования имелось более 300 единиц, численность работающих составляла 860 человек.

С 1970 по 1980 год выпуск шкальных весов увеличился на 10 процентов, ограничителей грузоподъемности - более чем в 2,5 раза, дозаторов - в 2,5 раза, товаров народного потребления и запасных частей - почти втрое. Этот результат был достигнут практически при постоянной численности работающих, при этом выработка на каждого из них увеличилась на 70 процентов. В 1974 году завод получил звание "Предприятие высокой культуры производства и производительности труда", а в связи со столетним юбилеем в 1980 году был награжден орденом "Знак Почета".

Интенсивно развивалось предприятие и в последующее десятилетие. В эти годы было обновлено все прессовое оборудование, начала внедряться робототехника, был создан участок станков с числовым программным управлением, появился участок монтажа электронных схем приборов безопасности, началось использование электронных устройств и в других выпускаемых заводом приборах. Одной из лучших в городе и районе была заводская организация Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР). Благодаря ее усилиям удалось значительно модернизировать целый ряд производственных процессов при минимуме затрат. Эта работа дала высокий экономический эффект. Однако для того, чтобы завод и дальше шел в ногу с научно-техническим прогрессом, требовалась его коренная реконструкция, проект которой был подготовлен в 1989 году специализированным институтом при активном участии заводских специалистов. К сожалению, пока этот проект так и остается нереализованным.

Как и на большинстве местных предприятий, на "Прибордетали" крайне негативно сказалось поспешное разрушение системы централизованного управления экономикой, начавшееся в конце 80-х годов и достигшее апогея в начале 90-х. Однако и в это сложное время были в жизни завода элементы новизны: реконструирован гальванический участок, построен цех мелких серий, освоено производство деталей для бытовых электросчетчиков, начался выпуск нескольких наименований электронных весов, совместно с НТО "Содействие" подготовлена к испытаниям серия новых циферблатных весов, на территории завода появилось арендное предприятие, которое использует его производственную базу для увеличения выпуска строительной фурнитуры.

Однако в целом "Прибордеталь" переживает серьезный кризис: объем заказов на традиционные изделия значительно уменьшился, производство сократилось в несколько раз, работающих осталось около 300 человек. Ситуация может улучшиться, по-видимому, лишь в случае начала экономического подъема в отраслях народного хозяйства, использующих продукцию завода.

С. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ.

Журналист.

 

 

ЗАВОД "ТРАНСПРОГРЕСС"

 

В 1935 ГОДУ на окраине города Орехово-Зуево появились проектировщики. Они наметили контуры будущего первенца отечественной торфобрикетной промышленности.

В 1937 году коллектив завода выдал первые тонны продукции. Только за полгода население получило от предприятия около 14 тысяч тонн топлива.

Торфяные брикеты быстро получили широкое признание, как дешевое, высококалорийное топливо.

В годы Великой Отечественной войны, особенно в суровую зиму 1941 -1942 годов, брикет даже доставлялся в Москву, заменяя каменный уголь и привозные дрова издалека. Госпитали, детские учреждения, школы и предприятия отапливались брикетом. Завод также оказывал помощь фронту.

За 10 лет, с 1937 по 1947 годы, Ореховский торфобрикетный завод выработал 519 тысяч тонн доброкачественного брикета, что дало возможность железнодорожному транспорту сэкономить на перевозке дров из отдаленных районов десятки тысяч вагонов, которые, в свою очередь, использовались под другие грузы.

Ветераны вспоминают, что в то время завод был далек от совершенства, располагая лишь одной трубчатой сушилкой да двумя одноштемпельными прессами. Во многом преобладал ручной труд, бытовые условия работающих оставляли желать во многом лучшего.

Но постепенно устанавливалось новое технологическое оборудование, накапливался опыт, росло число специалистов. Вскоре была освоена проектная мощность - 180 тысяч тонн торфобрикетов в год.

Полностью были механизированы технологические процессы, начиная от разгрузки фрезерного торфа из вагонов узкой колеи и кончая погрузкой торфобрикетов на складах готовой продукции. Внедрены система централизованного учета выпуска брикетов электроимпульсными счетчиками и диспетчерская связь. С пульта управления можно следить за всем технологическим процессом производства продукции. Стало больше уделяться внимания технологической эстетике и культуре, организации труда.

Руководители завода держали тесную связь с научно-исследовательскими учреждениями, которые помогали лучше использовать оборудование, внедрять научную организацию труда.

В качестве сырья торфобрикетчики использовали торф местных предприятий. Из-за истощения месторождений торфа, большой его засоренности производство торфобрикетов к началу 70-х годов оказалось нерентабельным. Использование привозного сырья не позволило заводу выпускать рентабельную продукцию. Встал вопрос о перепрофилировании предприятия.

Принимается решение о передаче завода научно-экспериментальной и опытно-производственной базе СКВ "Транспрогресс", которая занималась разработкой трубопроводного пневмотранспорта, позволяющего решить широкий круг проблем доставки различных грузов.

Системы "Транспрогресса" позволяют доставлять по трубам в контейнерах бытовые и промышленные отходы, а также различные грузы в таре.

Пневмотранспорт также может на других предприятиях транспортировать различные штучные грузы по трубопроводам диаметром 600 и 1200 мм ; книг, документов и мелких грузов по трубопроводам прямоугольного сечения 200x400 мм.

Проблема бытовых отходов полностью решается сочетанием систем "Транспрогресс" с установками централизованного вакуумного сбора их, подключаемых к мусоропроводам жилых зданий. Такой способ сбора бытовых отходов полностью исключает контакт с ними людей и освобождает улицы от мусоровозов.

Для решения задач по производству опытно-промышленных образцов систем "Транспрогресс" и их испытанию предстояло коренным образом реконструировать завод в современное, высокотехнологическое предприятие машиностроительного профиля.

С 1975 года началась реконструкция завода. Эта задача была решена в очень короткие сроки.

Старые корпуса реконструировались, строились новые, оснащавшиеся современным металлообрабатывающим оборудованием.

Были созданы заготовительное, механообрабатывающее и сборочное производство, инструментальный цех, гальваника, участки по изготовлению резинотехнических изделий, печатных плат и средств автоматизации, строительный участок, испытательные лаборатории и стенды.

Новое производство требовало и новых кадров специалистов. Шел набор рабочих машиностроительных и других специальностей инженеров и техников. Торфобрикетчики осваивали новые профессии.

Не дожидаясь окончания реконструкции, коллектив предприятия начал выпуск опытно-промышленных образцов трубопроводного пневмотранспорта. В 1979 году введена в эксплуатацию в Тульской области однотрубная автоматизированная система "Транспрогресса" с трубопроводом диаметром 1200 мм , транспортирующая на расстояние 2,4 километра 2 тыс. кубометров щебня. В 1983 году пущены системы с транспортными трубопроводами 600 мм на двух заводах в городах Пензе и Саранске. Также сдана в опытно-промышленную эксплуатацию первая в мире одиннадцатикилометровая система "Транспрогресса" с диаметром трубопровода 1200 мм для транспортирования 500 тыс. кубометров бытовых отходов в год из Ленинграда на мусороперерабатывающий завод.

Введена в эксплуатацию система "Транспрогресса" с сечением трубопровода 200x400 мм для транспортирования книг в Государственной публичной библиотеке имени М.Е.Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

Многие зарубежные фирмы проявили большой интерес к трубопроводному контейнерному пневмотранспорту. На предприятие зачастили специалисты зарубежных стран, которые воочию убедились в работоспособности и надежности систем трубопроводного транспорта. На заводе были делегации специалистов США, Японии, Индии, Бразилии, Австралии и других стран.

Специалисты научно-производственной и опытно-экспериментальной базы "Транспрогресс" совместно со специалистам и СКБ участвовали во многих зарубежных выставках: в Китае, Индии, ГДР, Польше. В 1986 году приняли участие в выставке Экспо-86 в Канаде, где демонстрировали системы "Транспрогресса".

В 1986 году в соответствии с распоряжением Совета Министров СССР был создан Орехово-Зуевский опытный машиностроительный завод "Транспрогресс" по производству оборудования для систем трубопроводного контейнерного пневмотранспорта.

Этот период для завода стал нелегким. С началом "перестройки" спрос на продукцию пневмоконтейнерного транспорта сократился, финансовое положение в связи с этим резко пошатнулось. Необходимо было срочно предпринимать меры по нахождению продукции, пользующейся спросом, расширять номенклатуру товаров народного потребления.

Такая продукция была найдена. Это блочно-модульный водоочистной комплекс (БМВК) "Элион", предназначенный для очистки промывных вод гальванических цехов от ионов тяжелых металлов и отработанных технологических водных растворов от нефтепродуктов, масел, красок на машиностроительных предприятиях. В нем реализована прогрессивная технология очистки промышленных вод на уровне мировых стандартов. Внедрение этого комплекса позволяет предприятиям снизить экологический ущерб из-за повторного использования воды, отсутствия химических реагентов, малых объемов твердых отходов, образующихся в процессе водоочистки. Образующиеся твердые отходы по своему составу и качеству пригодны для утилизации в металлургической промышленности. Кроме того, габариты комплекса в 2-3 раза меньше по сравнению с аналогами равной производительности, материало- и энергоемкость снижаются на 20-30 процентов, затраты ручного труда на обслуживание - на 50-70 процентов.

Разработчиком комплекса БМВК "Элион" был научно-исследовательский центр "Потенциал" Украинского ордена Дружбы народов института инженеров водного хозяйства в городе Ровно.

Ко времени начала сотрудничества с НИЦ "Потенциал", БМВК "Элион" прошел опытные испытания на ряде заводов: Ленинградском опытно-механическом объединении (ЛОМО), Талдомском заводе "Промсвязь", на Орловском заводе "Стекломаш", Московском автомобильном заводе им. Лихачева (ЗИЛ). Это были опытно-промышленные образцы, на которых отрабатывалась технология очистки, заложенная в БМВК "Элион".

Между Орехово-Зуевским опытным машиностроительным заводом и НИЦ "Потенциал" был заключен договор о совместном освоении и сдаче под ключ у заказчиков комплекса БМВК "Элион".

Усилиями инженерно-технических работников завода совместно с НИЦ "Потенциал" была доработана конструкторская документация на оборудование БМВК "Элион", которая позволила решить целый ряд технологических вопросов.

При производстве БМВК "Элион" возникли трудности с приобретением труб необходимых размеров, стального проката, графитовых нержавеющих электродов, материалов из пластмасс. Централизованным путем приобрести и изготовить необходимые материалы и полуфабрикаты в это время было очень трудно, а в основном, и невозможно.

Были предприняты усилия выхода на прямые связи с производителями. Завязались тесные связи с металлургическими комбинатами: Кузнецким, "Запорожсталь", Гурьевским, Челябинским трубопрокатным и Северским трубным заводами. Мы же выполняли заказы на различные запасные части, необходимые для металлургов, которые расплачивались с нами своей продукцией.

Заказы металлургических комбинатов являлись довольно-таки сложной в техническом отношении продукцией, приходилось с колес осваивать изготовление гидроцилиндров, редукторов и другое сложное различное оснащение.

За время производства БМВК "Элион" было изготовлено более ста единиц различной комплектности и назначения. Они были освоены заказчиками и имели хорошие показатели при эксплуатации.

Расширен ассортимент производства товаров народного потребления: душ дачный, клапан смывного бачка, глушитель для автомобилей "Москвич", сейф, печь дачная и другие изделия.

С 1991 года Орехово-Зуевский завод сотрудничает со Всесоюзным научно-исследовательским институтом эластомерных материалов (ВНИИЭМИ), который специализируется на разработке новых марок резин и другой продукции.

Совместно с ВНИИЭМИ завод освоил опытно-промышленные партии гасителей крутильных колебаний коленчатого вала для нового двигателя автомобиля "Москвич", а также для дизельного двигателя производства Кустанайского дизельного завода. Эта продукция еще никогда не производилась в Советском Союзе. Заключенные договоры с ПО "Москвич" и Кустанайским дизельным заводом на поставку гасителей крутильных колебаний коленчатого вала открывали хорошие перспективы роста производства для завода и ВНИИЭМИ.

В 1990 году завод заключил договор с Ворошиловградским машиностроительным институтом на создание новых конструкций трубопроводной арматуры для многофазных потоков. Были изготовлены опытные образцы ряда задвижек для пульпопроводов, которые успешно прошли испытания на обогатительных фабриках Донбасса.

Это было еще одно направление в расширении номенклатуры и увеличении объемов производства для нашего предприятия. Одновременно с этим началось сотрудничество с Ульяновским научно-исследовательским институтом, которое в дальнейшем и предопределило сегодняшнее направление деятельности завода.

"УНИПТИМАШ" являлся головной организацией по разработке и внедрению транспортно-складского оборудования складов в Министерстве автомобильной промышленности СССР.

Между заводом и УНИПТИМАШем было подписано соглашение по организации изготовления транспортно-складского оборудования. Началось освоение краноштабелеров и стеллажей для автоматизированных складских комплексов, комплекса передвижных стеллажей, различных транспортных систем, поддонов, тары и т.д. Началась поставка оборудования Нефтекамскому заводу автосамосвалов, московскому заводу "Калибр", АвтоВАЗу и другим.

В октябре 1992 года на основании Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" решением общего собрания трудового коллектива на базе государственного предприятия ООМЗ "Транспрогресс" образовано акционерное общество открытого типа "Орехово-Зуевский опытный машиностроительный завод "Транспрогресс".

К сожалению, с развалом Советского Союза, непродуманной экономической политикой, последствием которой явился глубочайший кризис промышленности, все начинания на нашем заводе рухнули.

ОАО "Орехово-Зуевский машиностроительный завод "Транспрогресс", как и предприятия промышленности, встал перед вопросом: что делать, как выживать, хранить кадры специалистов, какую продукцию выпускать. Было принято решение на развитие производства складской техники. Тем более в страну хлынул поток различных товаров и продуктов из зарубежных стран, которые необходимо было где-то хранить, перерабатывать и отпускать.

Началось развитие сети таможенных терминалов, строительство крупнооптовых баз и складов в различных регионах страны.

Изучая информационные материалы зарубежных фирм по производству складского оборудования и технологию переработки грузов на складах, специалистами завода в короткие сроки были разработаны и освоены различные типы стеллажей для хранения различных грузов и складской техники. Развитие номенклатуры складского оборудования различного назначения продолжается и по сей день. Это одно из главных направлений в развитии завода.

В начале пути производства и продажи складской техники возникли большие трудности. Необходимо было не только изготовить оборудование, но и главное, найти покупателя, убедить его в том, что необходимо ему то оборудование, которое мы предлагаем, что именно такая техника позволит покупателю получить наибольшую экономическую выгоду.

Для этих целей на ОАО ООМЗ "Транспрогресс" была создана служба маркетинга. Она взяла на себя вопросы поиска заказчиков, рекламу производимого оборудования.

На сегодняшний день выполнено проектов и поставлено оборудования для более чем 1000 складов. Это оборудование используется на таможенных терминалах "Совтрансавто", СПАК, "МОЛКОМ", "Северный", складах фармацевтических фирм "Протек", "Фармимекс", на складах фирм, торгующих продовольственными и строительными товарами "Ити", "старик Хоттабыч", "Айс-Фили" и многих других.

Перед ОАО ООМЗ "Транспрогресс" стоит задача сегодня выдержать конкуренцию с зарубежными фирмами, которые пришли на российский рынок с оборудованием для складов.

Завод за участие в международной выставке "Склад, транспорт, логистика-96" награжден Дипломом, а также получил диплом за участие в первой международной специализированной выставке "Оптовые продовольственные рынки: проектирование, строительство, эксплуатация, инвестиции, продукты питания" (ОПТОПРОДИНВЕСТ-97).

В конце 1996 года ОАО ООМЗ "Транспрогресс" начал сотрудничество с фирмой "Транслифт-Европа А/С" Норвегия, специализирующейся на производстве и продаже подъемных стволов на рынках западной Европы.

Изготовленные по документам фирмы сигнальные образцы подъемных стволов и гидроцилиндры к ним по своему качеству вполне удовлетворили заводчиков - фирму "Транслифт-Европа А/С".

В 1997 году был заключен контракт на поставку подъемных стволов в Норвегию, который успешно выполнен.

На 1998 год ОАО ООМЗ "Транспрогресс" получил заказ уже более крупный, превышающий по объему в три раза предыдущий.

Совместно с фирмой "Транслифт-Европа А/С" заводом намечен план развития дальнейшего сотрудничества по производству подъемных стволов и другого оборудования, как для продажи за рубеж, так и для продажи в России и странах СНГ.

ОАО ООМЗ "Транспрогресс" в настоящее время сотрудничает с АО "ВИАС" (Всероссийский институт автоматизации складов), который имеет большой опыт в разработке оборудования складов и техники. Организована ассоциация по производству и эксплуатации складов и оборудования для них.

В. ДАВЫДОВ.

Технический директор.

 

УЧЕБНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ВОС

 

ПРЕДПРИЯТИЕ было организовано в 20-е годы нашего столетия. Однако, необходимо отметить, что в царской России насчитывалось свыше 250 тысяч слепых. К тому же первая мировая война принесла России неисчислимые бедствия. В этой войне впервые был применен иприт - отравляющее вещество, которое поражало кожу и глаза. В связи с этим появилось много раненых и искалеченных людей, среди которых было немало тех, кто потерял зрение. Они пополнили и без того огромную армию незрячих людей. Общественно-полезным трудом среди них занималось не более 500 человек. 95 процентов были неграмотными, пенсий не получали. Так, в Подмосковье до революции существовала только одна мастерская для незрячих - "Трудовая колония слепых", организованная в 1916 году по инициативе сестры К.С.Станиславского - Зинаиды Сергеевны Соколовой в селе Хотьково под Сергием Посадом. Материальную поддержку оказали артисты МХАТа. В мастерской работало 11 ветеранов войны, которые занимались переплетным делом и шорным ремеслом, обучались чтению и письму по системе Брайля, игре на музыкальных инструментах. Большинство же слепых было вынуждено заниматься нищенством.

Затем Октябрьская революция, годы гражданской войны, разруха в стране - все это отразилось на здоровье населения. Поэтому правительство приняло Законы и Распоряжения о трудовом устройстве и профессиональном обучении инвалидов. В разных городах России, и в первую очередь, в Москве, Петрограде и Самаре организациями социального обеспечения создавались Дома труда для слепых. В них было организовано корзиночное, щеточное и другие ремесла, а также проходило обучение специальной грамоте для слепых по системе Брайля рельефно-точечным шрифтом.

Эта работа, конечно, была определенным подспорьем в жизни этих людей, но не могла полностью разрешить их проблемы. Условия существования оставались тяжелыми, к тому же бесправность и унижающая человека опека частной и общественной благотворительности привели незрячих к идее создания своей организации. Эта организация была нужна им, чтобы по мере возможности оказывать взаимопомощь и добиваться улучшения своей жизни.

И вот, в апреле 1925 года, в помещении 2-го МХАТа им. М.Горького открылся I Всероссийский съезд слепых, на котором был принят Устав Общества. Первостепенной задачей Общества стали поиски

форм трудоустройства, источников финансирования, создания материальной базы для производительного труда незрячих и ликвидации неграмотности.

В работе этого съезда приняла участие делегатка от Орехово-Зуева Белякова Раиса Яковлевна. Согласно Уставу основой Общества является первичная организация-ячейка. В Орехово-Зуеве первичная организация возникла спустя три года, в 1928 году, по инициативе Беляковой Р.Я. и при содействии заведующего отделом социального обеспечения Заколотнева П.Ф. Актив ячейки обратился в Московскую организацию ВОС и областной отдел соцобеспечения с ходатайством об открытии в городе производства для слепых. Так создалась артель "Труд", которую возглавил Колочков Николай Александрович.

Белякова Раиса Яковлевна была первым организатором и руководителем первичной ячейки Всесоюзного Общества Слепых в городе Орехово-Зуево. Она родилась в 1885 году слепой в семье служащего фабрики Саввы Морозова. Семья была обеспеченной, родители стремились дать дочери хорошее воспитание. Воспитывалась девочка дома. Ее приучали жить полноценно. Из Московской спецшколы для слепых выписывались азбука и приборы для обучения чтению и письму по точечному шрифту системы Брайля, а также специальные журналы, например, "Досуг слепых", который выходил в России до 1917 года. Девочка была смышленой и трудолюбивой, проявляла любознательность и интерес к жизни. Благодаря этому, она познакомилась с сотрудниками редакции журнала, среди которых были также незрячие, но образованные люди-писатели А.П.Белоруков, Л.М.Гальперсон и другие. Впоследствии эти люди вошли в инициативную группу, которая подготовила и провела 1-й съезд слепых в 1925 году, обеспечила выход журнала "Жизнь слепых".

Кроме учебы, Беляковой прививали навыки домашнего хозяйства. Так научилась она профессии вязальщицы.

После Октябрьской революции, когда встал вопрос оказания помощи инвалидам и слепым в трудоустройстве, Раиса Яковлевна с помощью своей матери занялась учетом слепых в городе. Она многие годы была председателем ячейки и учителем слепых. Работала от души, бесплатно, многим помогала и словом, и делом, и своим примером. Благодаря Р.Я.Беляковой незрячие приобщались к полноценной активной жизни.

Последние годы жизни Раиса Яковлевна, потеряв всех родных, продолжала работать, проживала в интернате для слепых. Умерла она в 1960 году, хоронили ее всем коллективом первичной организации незрячих.

Артель "Труд" представляла собой небольшое предприятие, которое располагалось в арендованном помещении. Там не хватало топлива для обогрева помещения и не было материальных возможностей обеспечить нормальные условия труда. В наличии имелась крайне примитивная техника: на ручных станках инвалиды с остаточным зрением вырабатывали пряжу для изготовления байковых одеял, а из отходов хлопка - вату второго сорта. Пыль от хлопка застилала глаза. Вентиляция отсутствовала. Но, несмотря на тяжелый физический труд, инвалиды работали с усердием. Это - Рубцова А., Козлова А., Салова Л., Серова Н. и другие. В 1929 году в артели уже трудилось 30 человек.

При городской библиотеке Белякова организовала для слепых курсы ликбеза по овладению чтением по системе Брайля.

При красном уголке артели "Труд" был создан хор, которым руководил Ванюшин Сергей Иванович. Участники самодеятельности часто выступали со своими концертами в ближайших колхозах, в деревнях Емельяново и Кабаново, а также в рабочих казармах. Транспорта не хватало, и участникам хора приходилось зачастую добираться до места назначения пешком, что было связано с большими трудностями и даже риском.

Все, чем жила в эти годы наша страна, было также жизнью инвалидов. Артель постепенно росла и набирала силы, а руководство, в пределах возможного, добивалось улучшения условий труда и расширения производственной базы. Это дало возможность слепым обрести уверенность в себе и найти свое место в жизни.

В 1941 году мирная жизнь была нарушена войной, и намеченные планы не удалось осуществить. Слепые не могли быть на фронте, но им. как и всем людям нашей страны, хотелось помочь фронту, приблизить победу над врагом. Так, в 1943 году по инициативе заместителя председателя Центрального правления ВОС, расположенного в Москве, Медведева В.А. был организован цех от московского комбината №1, специализировавшегося на выпуске металлических изделий бытового назначения (булавки, шпильки, заколки и другое). Но цех в Орехово-Зуеве, возглавляемый Л.Голосовским, не мог долго существовать из-за отсутствия гальванического участка, поэтому стали искать другие формы труда.

Председатель первичной ячейки Белякова Р.Я. обратилась к руководству Ореховского хлопчатобумажного комбината, где работало 7 инвалидов по разборке шпуль, и тогда цех преобразовали: слепые стали разбирать некондиционную пряжу. Цех располагался в небольших зданиях по улице Володарского, 56.

В 1944 году артель была преобразована в учебно-производственные мастерские (УПМ), в которых вязали чуни, так как не хватало обуви, изготовляли шнурки, веревки различного назначения (бельевые, хозяйственные, рыболовные). Не хватало сырья, использовали отходы пряжи и ветошь, получаемые с ХБК и других предприятии.

Еще продолжалась война, и мастерские испытывали большие трудности в материально-техническом снабжении и технологическом оснащении. Помещения УПМ - небольшие деревянные здания, так называемая "фанерка", не были приспособлены к производственным условиям.

По воспоминаниям члена ВОС с 1935 года Шапкиной Зои Дмитриевны, помещение не отапливалось, посреди рабочей комнаты стояла железная печка ("буржуйка"), на которой всегда стоял чайник с водой. Рабочие места - это стол и табуретки, обучала работниц Сапова Л.К., вязали тапочки "чуни", плели веревки. Чуни в то время пользовались большим спросом, так что мы ездили продавать их в Москву и даже сдавали для продажи в ЦУМ. Конечно, тяжело было, все старались подбадривать друг друга, согреваясь кружкой кипятка.

Первичная организация ВОС продолжала активную работу с инвалидами по зрению. В Красном уголке стали проводиться лекции и беседы окулистов-глазных врачей по преодолению и лечению слепоты.

В актив ВОС влились новые незрячие: Сапова Л.К., Юдаков О.Д., Титов Д.Ф. Якушин В.С., Романов М.И., Тирюткина Н.М. и другие. В УПМ уже работало более 50 человек.

В 1945 году особую активность проявила Шапкина Зоя Дмитриевна, которая в последующем году была назначена мастером производственного обучения. О себе З.Д.Шапкина рассказывает: "Я поступила в ячейку ВОС в 1935 году. Меня направили в артель инвалидов, где разматывала пряжу. Была молодой и охотно участвовала в культурной жизни, в литературном кружке. У меня было образование 6 классов, дальше учиться в общеобразовательной школе врачи запретили из-за болезни глаз. Однажды, в 1936 году меня вызвала Р.Я.Белякова и предложила ехать в город Рязань на двухмесячные курсы по подготовке к поступлению в школу города Курска, в котором была организована специальная школа для подготовки кадров для работы во Всесоюзном Обществе слепых. Раиса Яковлевна убедила меня поехать учиться на курсы, а потом я окончила и спецшколу. Так благодаря Беляковой вся моя дальнейшая жизнь стала наиболее насыщенной, активной и полноценной".

Первые послевоенные годы были трудными: хлеб и другие продукты выдавались еще по карточкам, не хватало одежды, обуви, многие товары повседневного спроса продавались по талонам. И Шапкина многое делала, чтобы облегчить жизнь незрячим в это трудное лихолетье после войны, добилась бесплатного трехразового питания, которое чаще выдавали сухим пайком - это было большим подспорьем для семей слепых, так как у многих были дети, и их нужно было содержать и кормить.

После войны с фронта возвращались солдаты, среди них были инвалиды, потерявшие зрение. Их нужно было как-то отвлечь от своего недуга, вселить радость жизни.

Актив организации ВОС продолжал работу по привлечению инвалидов по зрению к трудовой деятельности, в это время поступили на работу Ивакин Н.Т., Хрусталев К.П., Якушина П.И., Куканов Б.Е., Савватеев В.П., Горохов А.Д., Белушкина А.П., Алипникова П.И., Алексеева Л.Г.

Производственная деятельность особенно интенсивно начала развиваться в послевоенные годы, когда стали приходить в Общество инвалиды Великой Отечественной войны, многие из которых имели технические знания, опыт хозяйственной и организаторской работы.

В 1946 году УПМ начинают кооперироваться с заводом "Карболит". Большую помощь в этом оказал Юдаков О.Д., который возглавил в мастерских участок по освоению сборки электропатрона и стартера. Это была достаточно интересная работа, особенно для мужчин. В это время первичную ячейку ВОС возглавил энергичный и музыкально одаренный Михаил Федорович Царьков, который стремился разнообразить трудную и монотонную жизнь слепых. Он вместе с Бодровым А.П. организовал музыкальную бригаду, продолжавшую традиции Ванюшина С.И. Эта музбригада ездила с концертами по всему Орехово-Зуевскому району, концерты были настолько яркими, что надолго запоминались жителям.

В этом же году организовалась профсоюзная группа. Ее возглавила Шапкина З.Д. Задачей профорганизации было оказание помощи слепым и их семьям как в трудовой деятельности, так и в организации быта, досуга и отдыха, а также в моральной и материальной поддержке.

В нашей стране во второй половине 40-х и начале 50-х годов продолжалось восстановление разрушенного войной народного хозяйства и реконструкция предприятий, полным ходом шло внедрение новой техники и совершенствование производства. Все это коснулось и труда инвалидов по зрению. К 1947 году в Учебно-производственных мастерских уже трудилось более 115 человек, директором был уполномоченный Центрального Правления ВОС Фоломин Серафим Андреевич.

Производство УПМ росло и ширилось, был открыт ткацкий цех, возглавляемый Мицнер К.И. Цех выпускал дорожки для пола. В 1948 году создается цех по разработке пряжи, который располагался в помещении по улице Ленина. Проработавшая более 35 лет в УПП ВОС Кадушкина Анна Григорьевна вспоминает: "Для меня работа на УПП началась в 1951 году, ткали половые дорожки на ручных станках. Труд был малопроизводительный, тяжелый. Мы. женщины, на своих руках таскали мотки пряжи весом по 20 килограммов в красильный цех и обратно на рабочее место. Сами вручную сновали, навивали, присучивали и мотали уток. Цех был маленький, тесный; мы сами топили печку; воды и канализации не было. Приходилось работать и в других цехах: мотальном и веревочном, где мастером была З.Д.Шапкина. В мотальном цехе изготовляли основу для веревок и уток - для половых дорожек. Большую тяжесть в работе доставляла намотка клубков, вес которых доходил до 18- 20 килограммов . Прибавляло трудностей еще и то, что все цеха УПМ были разбросаны по разным концам города.

Со мной в ткацком цехе работало 12 человек, в основном пожилые женщины. С благодарностью вспоминаю нашего мастера Клавдию Ивановну Мицнер, которая передавала мне, 16-летней девчонке, свой опыт, учила ткацкому делу, любви к труду. В цехе был дружный, теплый коллектив, где все поддерживали и заботились друг о друге. Была тесная связь рабочих с администрацией, которая прислушивалась к мнениям и предложениям инвалидов. Был единый сплоченный коллектив.

Вспоминаю своих товарищей: Н.Костину, А.Куликову, У.Журавлеву, М.Напольнову, Н.Лапушкину, Д.Герасенкову. Также с нами работали Б.Куканов, В.Козлова, М.Романов, А.Белушкина...

Конечно, мы трудились тяжело, но старались не унывать - были активными участниками художественной самодеятельности, выезжали в театр, на концерты, на "природу".

В это время открываются также цеха по выпуску пуговиц из пресспорошка и органического стекла как в Орехово-Зуеве, так и в городе Павловский Посад. Сырье для изготовления пуговиц поставлялось с завода "Карболит".

Директором становится инвалид Великой Отечественной войны Васильев Федор Алексеевич, но затем он перешел мастером с целью налаживания производства в цеха по изготовлению пуговиц.

В Павловском Посаде в цехе пуговиц первыми начинали трудиться: Выставкина Н.К., Волков Л.И., Ситнов И.А., Боброва Л.А., Коклеев В.О., Ф.Балашов. Впоследствии здесь открыли фабрику бижутерии с хорошо оснащенным производством.

С 1951 года организуется картонажное производство по изготовлению коробок для завода "Карболит". Таким образом, учебно-производственные мастерские расширяли свои площади и наращивали мощности, выпуская различную продукцию, нужную в то время стране, а члены ВОС, повышая свое мастерство и осваивая выпуск разных изделий, чувствовали необходимость своей работы и что жизнь проходит не зря, вносили свою лепту в процветание страны.

В 1951 году Правительство приняло Постановление о строительстве специальных производств для применения труда инвалидов. На основании этого документа на улице Урицкого в 1953 году были построены двухэтажные производственное и административно-хозяйственное здания, общежитие и различные бытовые помещения. Через год поступило оборудование и с января 1955 года многие инвалиды начали трудиться в новом производственном корпусе. Учебно-производственные мастерские реорганизовались в Учебно-производственное предприятие - интернат ВОС (УППИ ВОС), возглавлял его Москалев М.И.

В это время предприятие выпускает весьма широкий ассортимент изделий по договорам: гайки, скобы, уголки, металлические пуговицы, осваивает ремонт кабельных катушек, расширяется сборка арматуры для завода "Карболит" и делаются первые шаги по изготовлению деталей электропатрона.

При УППИ ВОС открывается учебно-консультативный пункт, где обучаются молодые инвалиды по зрению.

С первых дней открытия общежития в интернат поступило около ста слепых молодого возраста (18-25 лет). Среди них: Чипура И.К., Пирогов И.В., Корников М.Л., Кадушкина А.Г., Ромашов А.И., Фадеев В.И., Сысоев С.Е., Кадушкин И.С., Макаров В.С., Корникова П.И., Кучина Л.И., Кушарев Е.П., Ларина Т.С., Ларин Н.И. Они приехали из разных мест Подмосковья: Шатуры, Гжели и других. В процессе обучения, труда и общих интересов многие из них создали семьи, которые живут до сих пор в согласии, имея хороших полноценных детей и внуков.

В эти и последующие годы активно работает партийная организация, на учете которой состояло около 80 человек. Секретарем парторганизации был избран Андриенко Макар Трифонович. Регулярно проводились партийные бюро и собрания, где обсуждались вопросы улучшения хозяйственной деятельности предприятия, коллектив мобилизовывался на успешное выполнение заданий заказчика, уделялось внимание социалистическому соревнованию, повышению производительности труда, улучшению качества продукции, что было характерно для предприятий того времени.

Помощником партийной организации был комсомол. Возглавлял комсомольскую организацию Ромашов Анатолий Иванович (он в это время заканчивал учебу на историческом факультете Московского педагогического института им. Крупской), она насчитывала 25 комсомольцев.

По инициативе комсомольцев проводились рейды по устранению недостатков в работе предприятия, экономии сырья и материалов, соцсоревнование среди юношей и девушек. Не был забыт и досуг молодежи: работали кружки художественной самодеятельности и по спорту, особенно по шашкам и шахматам, были поездки в театр, на выставки и другое.

Для повышения активности и образовательного уровня работников действовали политические и экономические кружки, приглашаются лекторы, пропагандисты, которые рассказывали о различных сторонах жизни СССР и других стран мира.

За достигнутые успехи в труде многим работникам было присвоено звание "Ударник коммунистического труда", их фамилии занесены в Книгу Почета с вручением грамот, подарков, премий, а отдельные работники были награждены орденами и медалями. Среди них: Кушарев Евгений Петрович - начальник цеха, ему вручен орден Трудового Красного Знамени, Крылов Василий Федорович - слесарь-инструментальщик также награжден орденом Трудового Красного Знамени, Бодрова Клавдия Васильевна - мастер, получила орден "Знак Почета". Таким образом, инвалиды трудились наравне со зрячими и заслужили внимание общественности, их труд оценен по достоинству.

В связи с большим ростом численности незрячих в первичной организации ВОС по решению Московского областного правления в 1955 году первичная организация разделилась на две самостоятельные: производственную и территориальную. Производственная организация объединила инвалидов по зрению, работающих в УППИ. Председателем первичной организации стала Сморчкова Л.С. Территориальная организация объединила неработающих инвалидов - слепых. Председателем был Белов С.Е. Это несколько облегчило и систематизировало работу со слепыми и в то же время приблизило ее к нуждам каждого отдельного незрячего человека.

Во второй половине 50-х годов и в последующие 60-е годы предприятие УППИ получает развитие: расширяется производство, растет техническая база, начинается выпуск более сложной продукции. Повышается профессиональное мастерство незрячих, которые с 1957 года стали выпускать электроустановочные и светотехнические изделия для народного хозяйства. Это электробытовые вилки, ламподержатели, стартеродержатели, пускорегулирующие аппараты для ламп дневного освещения и другое. Получает развитие надомная работа, которая позволила привлечь к труду многих незрячих. Большой вклад в развитие предприятия внесли директора: Чернышов С.Я., Колганов Н.Г., Бреев Е.А., Андриенко М.Т.

В связи с развитием производства и строительством первых жилых домов (1961-1965 гг.) для инвалидов по зрению было ликвидировано общежитие, и тогда УППИ ВОС снова подвергается реорганизации и преобразовывается в УПП ВОС (учебно-производственное предприятие ВОС), что более соответствовало статусу предприятия того времени.

В 1962 году УПП ВОС возглавил Паршков Андрей Моисеевич, который пришел с завода "Респиратор". С его приходом сразу же стали внедряться поточно-конвейерные линии, механизировались погрузочно-разгрузочные работы. Для осуществления этих замыслов необходимо было расчленить технологический цикл на мелкие производственные операции, позволяющие незрячим принимать участие в изготовлении более сложных изделий, например, пускорегулируюшей аппаратуры для различных целей.

В процессе работы зрительный контроль слепыми заменяется осязанием, применением схем, шаблонов, трафаретов и других различных технических средств.

С 1963 года начался выпуск изделий для судостроения: трехконтактные вилки, розетки, выключатели, сигнальные кнопки, соединительные коробки. Орехово-Зуевский УПП ВОС стал единственным предприятием в СССР по выпуску этих изделий, которые направлялись в различные порты страны, а также на экспорт - в Польшу, Венгрию, Кубу, Болгарию.

Это была престижная работа, которая требовала от незрячих повышения мастерства и образовательного уровня. И заказчики, как правило, не имели претензии по качеству выпускаемых изделий, что свидетельствовало о соответствии продукции ВОС требованиям государственных стандартов. Предприятие работало рентабельно.

Конец шестидесятых и семидесятые годы характерны подлинным расцветом предприятия и улучшением жилищных условий его работников. В это время за счет средств общества предприятие вело строительство жилых домов рядом с УПП ВОС. Были построены трехэтажный 30-квартирный, пятиэтажный 80-квартирный и два девятиэтажных 54-квартирных жилых домов. Велось долевое строительство и в последующие годы, что позволило значительно улучшить жилищно-бытовые условия инвалидов по зрению.

В эти же годы проводилось строительство и на территории предприятия: построено несколько производственных и подсобных помещений, котельная, гараж, склад готовой продукции, гальванический и штамповочный участки, здание проходной, где расположились клуб и библиотека. Все это способствовало улучшению условий труда, быта и досуга работников предприятия.

В конце 70-х годов по кооперации освоен выпуск плафонов освещения для автобусов и троллейбусов Ликинского автобусного завода (ЛиАЗ) и троллейбусного завода города Энгельс.

С 1978 года предприятие приступило к сборке печатных плат и модулей для телевизоров марки "Рекорд" радиотехнического завода в городе Александров Владимирской области. Работница УПП ВОС Шишкина Любовь Ивановна, ныне специалист по реабилитации слепых, рассказывает: "Мои родители работали на данном предприятии, и в детские годы мне частенько приходилось бывать у них, наблюдать, как плавно движется лента конвейера и как слепые уверенно берут в руки изделия, что-то подкручивают, вставляют, закрепляют и кладут их снова на конвейер. Затем, когда училась в школе, то не раз мы с классом были на экскурсии, а летом при клубе УПП ВОС открывался пионерлагерь, так что я хорошо знала всю территорию и цеха предприятия. И когда после окончания десяти классов школы в 1978 году встал вопрос: что делать? - я, не раздумывая долго, пошла работать на УПП ВОС. Меня направили в цех сборки светильников для автобусов ЛиАЗ. Поставили на конвейер на заключительную операцию, как наиболее ответственную. По характеру я была очень активной и непоседой; работа на конвейере меня не очень удовлетворяла, мне все казалось, что лента конвейера движется очень медленно, хотя скорость его была приспособлена к особенностям работы незрячих. Работая на последней стадии, я успевала сбегать на другие участки, поговорить с подружками. Поэтому, когда открыли цех сборки модульных плат для телевизоров "Рекорд", я перешла с большим удовольствием туда. Я в это время уже училась в химико-механическом техникуме, работа меня устраивала, была интересной и ответственной, требовала новых знаний.

После окончания института меня назначили мастером надомного участка, где я ближе познакомилась с жизнью незрячих людей, более подробно изучила производство других изделий. В работе мне многие помогали осваивать тонкости профессии, приобретать жизненный опыт, за что им большое спасибо, особенно Жильцову Е.И., Горлову Б.Н., Ермолаевой Е.Ф. Все это помогло мне потом возглавить специальный кабинет по реабилитации слепых".

В последующие 80-е годы начали изготовлять блоки управления и настройки к телевизору марки "Юность" Московского радиотехнического завода.

За высокие показатели в труде предприятию одному из первых в городе было присвоено звание "Предприятие высокой культуры производства". По результатам работы УПП ВОС неоднократно вручалось переходящее Красное знамя Московского областного правления ВОС, Свидетельства, дипломы, грамоты и премии.

Таким образом, УПП ВОС за годы своего существования начинал с простейшей продукции, и шаг за шагом преодолевая трудности, превратился в технически оснащенное, развитое производство с выпуском сложных изделий, а его работники - инвалиды по зрению стали жить полноценно, считая себя нужными людьми, способными приносить пользу обществу.

Выпуск валовой продукции со 180 тысяч рублей в 1944 году вырос до 5300 тыс. руб. в 1984 году. Количество работающих достигло почти 800 человек, из которых более 50 процентов составляли незрячие инвалиды.

Наряду с трудовыми успехами, в УПП ВОС не забывали о досуге и отдыхе инвалидов: продолжая лучшие традиции общества, работали спортивные кружки и художественная самодеятельность; хор слепых не раз радовал ореховозуевцев своими концертами, отличающимися яркостью и самобытностью.

Инвалиды по зрению имели возможность поправить свое здоровье в здравницах страны - санаториях и домах отдыха. Большое внимание уделялось информационному обеспечению членов общества.

Территориальную первичную организацию ВОС возглавляет Т.П.Асеева, помогает ей секретарь Н.И.Чугунова. Они стремятся помочь членам общества преодолевать жизненные трудности, организуют досуг инвалидов: чтение литературы, прослушивание кассет, лекции на различные темы, а также вечера отдыха, конкурсы и многие другие мероприятия.

В настоящее время Орехово-Зуевское учебно-производственное предприятие ВОС имеет высокую материально-техническую базу. С 1980 года им руководит Кушарев Евгений Петрович, который прошел путь от рабочего до директора.

Несмотря на сложные рыночные условия, снижение объема производства, предприятие продолжает работать и специализируется на выпуске мебельного гвоздя, мебельной опоры, бытовых светильников, деталей для Демиховского машиностроительного завода.

Особое внимание уделяется социально-реабилитационной работе среди инвалидов по зрению. Она направлена на приобщение слепых и слабовидящих к трудовой деятельности, на восстановление трудоспособности, преодоление душевной депрессии. На УПП ВОС создан кабинет социально-трудовой реабилитации незрячих, людей с ограниченными возможностями. Задача предприятия состоит в сохранении рабочих мест, изыскании новых профилей, обеспечении работой и социальной защитой инвалидов по зрению. Первичная организация ВОС направляет свою работу на создание необходимых условий жизни слепым для того, чтобы они стали равноправными гражданами своей страны.

В 1998 году УПП ВОС отметило свое 70-летие и его коллектив смотрит в будущее с определенной надеждой, осознавая, что "дорогу осилит идущий".

М. БАРЫШНИКОВА.

Ветеран труда.

 

 

ТИПОГРАФИЯ

 

ЭТО ПРЕДПРИЯТИЕ, о котором пойдет рассказ, освящено двумя красивыми женскими именами - Елены и Татьяны.

Еленой Михайловной Палладиной на исходе девятнадцатого века была основана первая на орехово-зуевской земле типография. В разрешении Владимирского губернатора от 27 августа 1899 года дано согласие на открытие в селе Орехово, Покровского уезда владелицей книжного и писчебумажного магазина Е.М.Палладиной типографии и переплетной мастерской. Что и было свершено.

Много воды утекло с той поры, Россию сотрясали войны и революции, не раз менялась власть и государственное устройство, но типография обеспечивала потребность населения в печатной продукции - книгах, газетах, журналах.

С установлением Советской власти типография была национализирована, стала государственной собственностью, а руководили ею директора, как правило, мужчины, пользовавшиеся доверием у городских партийных организаций.

Но пришли в Орехово-Зуево иные времена, начались демократические перемены, когда трудовым коллективам было предоставлено право самим выбирать себе руководителя. Рабочие и служащие типографии в 1993 году при первой необходимости на общем собрании выдвинули на должность директора Татьяну Васильевну Шуруеву, экономиста по образованию, успевшую за 27 лет работы потрудиться и переплетчицей, и нормировщиком, и плановиком.

Наступала эра рыночных взаимоотношений, при которых директору мало быть хорошим администратором, четко выполнять все указания вышестоящих органов и поддерживать строгую дисциплину на предприятии. Теперь, чтобы не остаться без заказов на изготовление продукции, а, следовательно, и без финансов, руководитель должен быть самым настоящим менеджером, уметь охватывать не только умом, но и чутьем рынок сбыта, безошибочно рассчитывать направление его конъюнктуры. Иначе неизбежны провалы, недогрузка мощностей производства, неплатежи и задержки с выплатами зарплаты. Именно такого человека разглядел в Татьяне Васильевне Шуруевой коллектив типографии. И не ошибся!

Так закольцовываются в столетней истории Орехово-Зуевской типографии два женских имени - Елены и Татьяны: первая начинала столетие, вторая его завершает и, уверен, поведет коллектив во второе столетие, в двадцать первый век.

Впрочем, в истории принято все излагать по порядку, по датам. Начнем и мы хронологическое изложение, а сказанное выше будем считать предисловием.

К великому сожалению, теперь почти не осталось горожан, которые бы могли вспомнить и рассказать о том, где была установлена первая печатная машина типографии. А вот, по словам ныне старейшего бывшего работника типографии Павла Михайловича Макарова, первая печатная машина, которую приобрела для будущей своей типографии Елена Палладина, называлась "американкой". Машина была установлена в цокольном этаже дома Палладиных, где у них был и писчебумажный магазин. Дом этот находился на бывшей улице Никольской (ныне улица Ленина), за знаменитым "девятым магазином". Теперь давно нет ни дома Палладиных, ни дома с "девятым магазином", они снесены во время реконструкции города, но память жива.

Уже через год после открытия типографии, Палладина приобрела две плоскопечатные машины. Число заказчиков на печатную продукцию стало расти, так как владелица типографии цены устанавливала более низкие, чем в московских типографиях. И местные купцы, промышленники, церковнослужители вместо того, чтобы тратить время и деньги на поездки в Москву, стали заглядывать к Елене Михайловне Палладиной и заказывать конторские книги, бланки, ордера, квитанции и другую печатную продукцию. Например, с 1901 года типография начала печатать книжки с названием "Орехово-Зуевский календарь и записная книжка". Они были небольшие по объему, но в них печатались статьи инженерно-технических работников фабрик по ткачеству и прядению. Таким образом, прогрессивные веяния в промышленности распространялись в текстильном местечке. Кроме того, в этих книжках печатались даты православных праздников, ярмарочных дней, именные списки должностных лиц Орехова, Зуева, Никольского. В особом разделе книжки перечислялись августейшие родственники Государя Императора.

Из экземпляров таких книжек, до сих пор хранящихся в городском музее, можно узнать количество жителей, их вероисповедание и род занятий. Печатались и адреса магазинов, фамилии хозяев, а также реклама продаваемых товаров. Подобная книжица была бы полезной и в наши дни.

Оглядываясь на историческое прошлое, невольно возникают сопоставления с издательской деятельностью Орехово-Зуевской типографии нашего рыночного периода. В типографии Палладиной с первых лет существования издавались книги различного направления: 1901 год - издана книга учителя Василия Карабанова "25-летие Никольского двухклассного училища при фабриках Товарищества Викулы Морозова с сыновьями в местечке Никольском", 1906 год - напечатана аналогичная книга учителя И.В.Аристова "Никольское начальное училище при фабриках Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова, сына и К°", 1905 год - "Стихотворения фабричного рабочего С.И.Лукашина", 1914 год, - издана книга местного поэта-самородка Николая Карповича Голицына "Цветы добродетели", 1915 год - его же книга с драмой "Смерть в воскресенье".

В период с 30-х по 80-е годы XX столетия, когда над типографиями царствовал строгий надзор, разрешение на печатание самого простого текста давал цензор, называвшийся скромно - "горлит". Теперь Орехово-Зуевская типография обрела свободу издательской деятельности не меньшую, чем имела владелица типографии Елена Палладина.

Однако вернемся к хронологическому рассказу. Поскольку издательские дела шли на лад, росли и прибыли владелицы типографии. Надо было думать о расширении предприятия.

В 1906 году Е.М.Палладина стала официальной собственницей типолитографского предприятия. Она арендовала подвальный этаж дома Смирнова, который стоял на той же Никольской улице, там при Советской власти был открыт магазин "Раймаг", ныне он снесен в связи с реконструкцией города, а на его месте построена железнодорожная поликлиника.

В новом помещении полиграфическое производство хотя и оставалось маломощным, но уже было поставлено на технологическую основу: была введена цеховая организация, действовали наборный, печатный, литографический и переплетный цеха. Кроме надежной "американки" в печатном цехе использовались еще три плоскопечатные машины, приводившиеся в движение собственным двигателем в семь лошадиных сил. Набор текстов и переплет готовой продукции осуществлялся вручную. К 1910 году в типографии работало 38 человек разных профессий, которые изготавливали печатной продукции на 17 тысяч рублей. По тем временам сумма значительная, которая позволяла обновлять оборудование и расширять производство. А поскольку владелица писчебумажного магазина хорошо знала толк в бумаге и имела деловые связи с ее поставщиками, то типография никогда не испытывала трудностей с бумагой, что также помогало удовлетворять спрос.

Но в своем стремлении приманивать заказчиков невысокой стоимостью печатной продукции хозяйка типографии всячески экономила на оплате труда рабочих. Сохранился рассказ старейшего работника, поступившего в типографию в 1903 году, Федора Михайловича Данилова:

"Рабочий день тогда у нас продолжался 10 часов. И когда в 1905 году забастовали текстильщики, мы тоже решили бастовать. Потребовали восьмичасового рабочего дня и прибавку жалованья. Кое-чего добились: рабочий день нам сократили до девяти часов. Позднее были еще забастовки. Помню, один раз бастовали из-за подростков. Заведующий типографией, родственник хозяйки, бил учеников. Мы потребовали его уволить. И добились - уволили. Бастовали и в 1907 году, хотели убрать из типографии кассира, когда узнали, что он провокатор, состоит агентом в жандармском управлении. Но тут у нас дело не вышло".

Были тяжелые условия труда, но особенно трудно приходилось подросткам. Бывший рабочий типографии с 1916 года, а в тридцатых годах - старший мастер печатного цеха, В.Н.Бурков рассказывал о положении мальчишек.

"Подростки таскали воду, подносили дрова, топили печи и выполняли все это первые три месяца совершенно бесплатно. Если рабочий день у взрослых был девять часов, то у подростков - восемь часов. Учили их профессии нередко пинками да затрещинами. У нас, у подростков, тоже однажды было что-то вроде забастовки... Ушли и три дня гуляли да бегали. А потом куда? - Опять в типографию, а там одному - "Получай расчет!", другому - "Можешь быть свободным!" Человека четыре уволили.

Есть основания предполагать, что рабочие типографии иногда принимали участие в тайном печатании листовок и прокламаций, возможно, не в самом заведении. Но документов на этот счет нет, а воспоминания ветеранов разноречивы. Так, Ф.М.Данилов рассказывал, что полиция делала обыски рабочих. Один раз у него обнаружили в кармане блузы случайно попавшую туда "букашку". Водили на допрос в жандармское управление, в Зуево, где он увидел целый мешочек со шрифтом. Спасло от тюрьмы, что шрифт оказался не типографским, а вызванный хозяин - Афанасий Иванович Палладии, председатель общества благоустройства Орехова, подтвердил, что это не наши шрифты.

Интересные сведения приводятся в вышедшем в свет в 1926 году сборнике "Орехово-Зуевский уезд Московской губернии": "Полиграфическая промышленность в Орехово-Зуеве представлена одной типографией, оборудованной пятью печатными машинами. Эта типография уездного масштаба и приспособлена для удовлетворения срочных нужд в печати местного населения... За десятилетний период с 1913 по 1924 год типография заметно выросла, и количество рабочих возросло с 25 до 65 человек..."

В разделе сборника "Движение рабочей силы" отмечено, что в 1913 году - 30 мужчин, 3 женщины и 17 подростков, в 1923-24 годах - 51 мужчина, 10 женщин и 2 подростка.

В разделе "Выработка продукции и оборудование" указано, что в 1923 году типография имела: 4 "плоские" машины, 2 американские машины, 2 резальные машины и одну линовальную машину. В 1924 году плоских машин стало пять. В этот же год типография выпустила в первом квартале: 1135 конторских книг, 2906 квитанций, 1610 блокнотов, 118000 бланков, 342 бумажных печатных оттиска, 60000 газет. Во втором квартале печатники выпустили 645 конторских книг, 10878 ордеров, 713998 бланков, 7605 афиш и 301250 газет.

Типография начала обеспечивать город собственной газетой. Первая городская газета под названием "Известия Орехово-Зуевского совета рабочих и крестьянских депутатов" начала выходить 22 июля 1917 года. В 1918 году вышло в свет несколько номеров газеты "Орехово-Зуевская коммуна", непродолжительное время издавалась "Газета орехово-зуевских рабочих". Но разгоралась гражданская война, типография осталась без квалифицированных рабочих, которые ушли на фронт, и без бумаги...

В 1920-1921 годах в городе выходила газета "Новый путь", но с 23 сентября 1922 года регулярно стала печататься и выходить в свет газета "Колотушка".

В 1922 году в типографии были напечатаны "Записки Орехово-Зуевского университета", две книги учителя П.М.Соболева "Введение в изучение русской народной словесности" и "Сказка. К вопросу об ее использовании в школьной работе" ( 1925 г .).

В 1925 году типография стала называться "Пролетарский печатник" и долгие годы затем принадлежала издательству "Колотушка".

Следует отметить, что издававшиеся в двадцатых годах отчеты и статистические материалы служат теперь надежными источниками для историко-краеведческих исследований.

В двадцатые и тридцатые годы типография входила в состав издательства "Колотушка". Большинство кадровых полиграфистов, начинавших свой трудовой путь в заведении Е.М.Палладиной, и в советский период не изменили своему трудовому коллективу, они стали для новичков учителями, наставниками и хранителями традиций.

Начинавший подростком в 1903 году работу в типографии Е.М.Палладиной Ф.М.Данилов, знавший все специальности, работал мастером, а затем и техноруком, руководя технологическим процессом, помогая готовить наборщиков, печатников, переплетчиков.

Начинавший в 1916 году еще мальчиком В.Н.Бурков, поработал на разных участках производства печатной продукции, а ушел на заслуженный отдых в 1958 году с должности мастера печатного цеха.

Добрую память у ряда поколений полиграфистов оставил Александр Васильевич Петрикин. Он начинал в типографии малолеткой в 1911 году. По рассказу краеведа М.Д.Барышниковой, первое время его использовали в качестве мальчика на побегушках: присматривал за хозяйскими детьми, бегал по магазинам, покупая провизию, был рассыльным, продавал газеты. Взрослея, приглядывался к мужчинам, которые из крошечных металлических буковок собирали сначала слова и предложения, а потом и целые книги. В дальнейшем он стал одним из лучших наборщиков.

Будучи инвалидом по зрению, наборщик не был призван в Красную Армию и в годы Великой Отечественной войны, а в ноябре 1943 года назначен начальником наборного цеха. В этой должности трудился до ухода в 1954 году на пенсию. Десятки наборщиков разных поколений прошли школу Петрикина и до сих пор вспоминают его в качестве примера для подражания.

Пятьдесят лет своей трудовой жизни отдал типографии Павел Михайлович Макаров. Совсем молодым он пришел в начале 1936 года к руководителю издательства "Колотушка" Ф.И.Кузнецову, чтобы получить работу. Его взяли на должность столяра. И ныне, в преклонном возрасте, но обладая завидной памятью, он в деталях рисует картину состояния типографии в предвоенные годы.

Бывший трактир Татарникова, в здании которого расположилась типография, не был в должной мере приспособлен для полиграфического производства, поэтому на протяжении всех лет проводились работы по перепланировке, по созданию хороших условий для работников. А было в то время в типографии четыре цеха: бумагозаготовительный, наборный, печатный и переплетный. Оборудование печатного цеха состояло из нескольких плоскопечатных машин и "американок", все они были с ручным накладом бумаги при печатании, что требовало особой сноровки и физического напряжения от печатников. Кроме того, в печатном цехе была установлена ротационная машина, на которой печаталась городская газета "Колотушка". Печатниками в то время были Г.Жильцов и Пучков, их имена память не сохранила.

В тридцатые, предвоенные годы, характерные усилением цензурного надзора, в типографии уже не печатались книги. Но продолжала издаваться городская газета и одиннадцать многотиражных газет предприятий города и района. Такое большое количество многотиражек объяснялось тем, что по всей стране развернулось социалистическое соревнование за досрочное выполнение пятилетних планов. Тогда каждая фабрика имела свою газету, но с образованием Ореховского хлопчатобумажного комбината, редакции на фабриках были закрыты, а лучшие журналистские силы объединены в составе одной общекомбинатовской газеты "Стахановка". Ее первым редактором была В.М.Леонтьева.

Газеты со своих страниц вели большую организаторскую работу по вовлечению в соревнование новых и новых рабочих. А вместе с журналистами газет делали общее с ними дело и работники типографии. В это время коллектив типографии возглавлял человек, выросший, как специалист, здесь же, бывший печатник Федор Иванович Нечушкин.

Это, по воспоминанию бывшего главного бухгалтера типографии Марии Андриановны Бодровой, был руководитель замечательный во всех отношениях: отлично знавший все тонкости производства, во взаимоотношениях с подчиненными и начальниками - вежливый, заботливый, что для тех тяжелых лет было особенно важно.

Накануне Великой Отечественной войны, при директоре Нечушкине, в типографию стало поступать новое оборудование. Так, в 1937 году для набора газетных текстов была установлена наборная машина "Типограф". Работали на этой машине наборщики стоя, что вызывало у них сильную усталость. Первыми освоили машинный набор А.Д.Кондратьева, Е.И.Печникова, П.Глухарькова. Из Москвы наезжал наладчик Бородин.

Индустриализация в первые советские пятилетки приносила довольно быстро свои плоды: уже через год в типографию поступили более совершенные наборные машины - "Линотипы".

Работать на линотипах было удобнее, так как наборщики сидели на стуле, как машинистки печатных машин. Производительность труда наборщиц резко поднялась. И это оказалось, весьма кстати, накануне военного лихолетья, когда многие квалифицированные работники были призваны в Красную Армию, некоторые женщины уехали в эвакуацию.

Директор типографии Федор Иванович Нечушкин и старейшие полиграфисты не были призваны, так как были не годны к воинской службе по состоянию здоровья, а вот первый в коллективе инструктор по наборным машинам-линотипам Сергей Петрович Болычев, переплетчик Иван Яковлевич Бобков, бригадир печатников Павел Андреевич Мелихов, главный бухгалтер Александр Никитич Саратовский, резчик бумаги Иван Васильевич Гречишкин, мастер переплетного цеха Савелий Миронович Прохоров с фронта не вернулись, погибли. В типографии висит мемориальная Доска, напоминающая о замечательных тружениках и патриотах своей Родины.

Как жила типография в годы войны? Она напряженно работала, преодолевая трудности, связанные с нехваткой квалифицированной мужской силы и отсутствием в необходимых объемах бумаги, краски, металла. Но все же полиграфисты находили выход из сложных ситуаций и выполняли заказы на печатание газеты "Большевик", так называлась городская и районная газета под руководством главного редактора Д.Г.Журавлева, а также многотиражные газеты "За родину" (завод "Карболит"), "Горн" (Дулевский фарфоровый завод), "За торф" (Орехово-Зуевский торфотрест, "Боевой листок" (хлопчатобумажный комбинат).

Со страниц газет доносились до тружеников тыла слова фронтовиков, призывающих обеспечить разгром фашистских захватчиков. Печатали в типографии и газеты воинских частей, располагавшихся поблизости от города, "боевые листки", "молнии", подготовленные для быстрого рукописного материала и для развешивания на стенах. Печатались не только плакаты, брошюры, разъясняющие смысл происходящих событий, но и продовольственные карточки. Работники типографии трудились всю войну не только днем, но и ночью.

Мария Андриановна Бодрова рассказала, что в период первых воздушных тревог, когда начались налеты немецких самолетов на Москву, а сигналы тревоги по радио распространялись и на область, все работники, где бы они ни жили, со всех ног бросались к своей типографии, становились на охрану складов, цехов, взбирались на крышу, ожидая сбрасывания зажигательных бомб. Особенно охраняли наборные кассы, чтобы никакие враги не смогли похитить шрифты. Но вскоре после таких беспокойных ночей руководство типографии поняло: не надо по тревоге собирать весь коллектив, который не успевал затем отдохнуть, поэтому сформировали дежурные бригады, которые поочередно несли охранную службу. Дело пошло лучше, за военные годы в типографии не случалось ни одного пожара, ни одного крупного хищения бумаги.

Бумага - хлеб полиграфистов. Но во время войны, когда центр был отрезан от многих традиционных поставщиков бумаги, каждую сотню килограммов ее приходилось выбивать в Москве. Порой Марии Бодровой приходилось ждать в Москве по нескольку дней, прежде, чем бумага поступала.

Нелишне сказать, что здание типографии во время войны отапливалось при помощи печей. Например, посредине печатного цеха стояла обыкновенная голландская печь, от которой тянулись железные дымоходы по всему залу. Печатницы работали в телогрейках, но все равно лишь вблизи печки было тепло, а чуть отойдешь - замерзнешь. В топку постоянно подбрасывали обрезки бумаги. Сизый дым распространялся по типографии.

Но военные трудности полиграфисты одолели. В 1946 году выстроили котельную, провели водяное отопление. Работать стало легче. В этот год директором был назначен Иван Алексеевич Ковалев, он по состоянию здоровья получил инвалидность.

У типографских рабочих конца сороковых-пятидесятых и начала шестидесятых годов имя директора Ковалева окружено ореолом удивительной доброжелательности, внимания к нуждам рабочего человека. Вот что рассказала печатница Наталья Яковлевна Кириллова, начавшая свой трудовой путь в типографии в 1947 году:

- Это был человек, которого без преувеличения можно назвать родным отцом. Он не только следил за поведением молодых полиграфистов, остерегая их от опрометчивых поступков, подсказывая, как поступить в том или ином сложном положении. Он встречался с их родителями, если нужна была материальная помощь, не отказывал даже тогда, когда приходилось вынимать собственный кошелек. Иван Алексеевич сумел договориться в трудное послевоенное время с городскими властями, чтобы типографщиков прикрепили на продовольственное снабжение к магазину ТЭЦ-6, где для энергетиков отпускались продукты по повышенной норме. Кроме продуктов по карточкам, ему удавалось каким-то образом завозить картошку, капусту, хлеб. И распределением продуктов занимался сам. Помнится, как он распределял картошку: "Этой дайте восемь килограммов картошки, у нее в семье двое детей, а этой - десять килограммов, у нее три мальчишки без отца растут". И это было справедливо и убедительно. Иногда ему удавалось получать для коллектива талоны на детское питание в столовой. Кто-то теперь может сказать, что рассказанное мною мелочь, но такие мелочи спасали здоровье, а то и жизни детей.

Очень ярко запомнился Наталье Яковлевне декабрь 1947 года, когда правительством было принято решение об отмене продовольственных карточек. Типография получила срочное задание напечатать к утру 15 декабря большим тиражом прейскуранты на свободную продажу хлебобулочных изделий и других продуктов. Работали с воодушевлением всю ночь, в сердцах трепетала радость, что наконец-то можно будет досыта наесться белого хлеба с маслом.

Прейскуранты были развешаны перед открытием магазинов повсюду по городу, как листовки. Выйдя из типографии, печатники ходили по улицам и с гордостью наблюдали толпы людей перед листовками, полиграфисты чувствовали свою сопричастность к большим историческим событиям в жизни народа.

В послевоенные годы в Московской области произошли изменения политико-административных границ. Куровской район вместе с городом Куровское были включены в состав Орехово-Зуевского района. Куровская типография была ликвидирована, газета закрыта, а типографское оборудование было передано Орехово-Зуевской типографии. Так, в Орехово-Зуевской типографии появилась новая ротационная машина. Первым печатником на ротации был А.Бобров, а его преемником стал В.Матвеев и ныне работающий, но на еще более совершенной, импортной офсетной линии.

В бумагозаготовительном цехе в пятидесятых годах было две бумагорезальные машины, на которых обрабатывались бумага при подготовке к печати и бланки печатной продукции до требуемых форматов. Рулонная бумага разрабатывалась примитивным способом, при помощи пилы и ножа. Но рационализаторы - мастер П.М.Макаров и механик типографии Н.Г.Рационов своими силами изготовили станок для размотки бумаги, что значительно облегчило труд рабочих и сократило потери бумаги.

Во всякой газете и журнале занимают наиболее заметное место фотографии и рисунки, это привлекает читателя. Еще при издании "Колотушки" была цинкография по изготовлению фотоклише. Процесс переноса изображения с фотографии на металл производился в специальных ваннах с кислотой. При этом выделялись чрезвычайно вредные испарения. Но приходилось терпеть этот опасный для здоровья процесс до начала шестидесятых годов, когда типография приобрела две автоматические электрогравировальные установки, на которых копии фотографий изготавливались при помощи фотоэлемента и резца.

Первым освоил установку ЭГА бывший цинкограф Михаил Сергеевич Ерофеев. Работа стала менее вредной, но поскольку аппарат ЭГА не был совершенным, то и качество изображений на цинке снизилось. Лишь в восьмидесятые годы, с внедрением скрестной печати, отказались вообще от клише, обходясь специально обработанной фотопленкой. Делает это Николай Васильевич Бычарин.

С 1964 по 1975 годы директором типографии был Лев Константинович Шалаев. При нем продолжался процесс модернизации производства, коллектив типографии в соревновании Московской области не раз завоевывал переходящие знамена и награждался почетными дипломами. К Орехово-Зуевской типографии была присоединена Павлово-Посадская, и она стала называться межрайонной.

Самым ярким событием директорствования Бориса Ивановича Кирсанова, который возглавил коллектив в 1975 году, было строительство по спецпроекту нового здания типографии на улице Дзержинского.

Летом 1982 года Государственная комиссия приняла построенное здание, а затем начался сложный процесс перевозки и размещения полиграфического оборудования на новых площадях. Чтобы не прерывать производственный процесс и выполнение заказов, коллектив некоторый период работал одновременно в двух зданиях - на улице Ленина и на улице Дзержинского. Но и при этих сложностях план типографией выполнялся. Ветераны типографии помнят, как нелегко приходилось зимой 1982-1983 года, когда в цеховых помещениях недостаточно хорошо прогревались радиаторы отопления, а в рассохшиеся оконные переплеты сифонил морозный воздух. Люди были вынуждены работать в телогрейках и пальто.

Директор типографии Б.И.Кирсанов при поддержке городских властей добился от строителей устранения выявленных недоделок, нашел возможность нанять людей по устранению щелей и ликвидации сквозняков. Постепенно было отлажено новое оборудование. Правда, возникла в коллективе кадровая проблема: не все согласились ездить в район "Карболита", от которого зачастую намахивало вредными химическими выделениями. Часть людей уволилась, но костяк трудового коллектива сохранился.

В наборном цехе продолжали трудиться мастером бывшая наборщица Б.А.Бершадская, опытные наборщики вручную Е.М.Лопаткина, А.Д.Скулкова, В.М.Кутикова, оставалась на своем ответственном посту корректор Г.Н.Завьялова. В отделении линотипного набора продолжали работать опытные линотипистки Р.С.Люкманова, Г.И.Кошевая, О.В.Чистова, Е.С.Шарибжанова, Т.Г.Руденко, наладчик машин И.М.Кириллов. В печатном цехе передавали свой опыт молодым Л.М.Большакова, Н.Ф.Демидова, М.А.Конкина, В.С.Матвеев, А.С.Якутина, Л.П.Бастрыкина. В переплетном цехе, как и прежде, выполняли задания М.И.Ильина, Т.К.Фетисова, Л.А.Лазарева, И.С.Бородинова, В.М.Дронова.

В новом здании типографии неудачно сложилась судьба двух директоров: через несколько лет умер Б.И.Кирсанов, а назначенный на должность директора В.И.Трухонин болел и тоже ушел из жизни. Весь 1992 год, пока болел В.И.Трухонин, обязанности директора типографии исполняла начальник планово-производственного отдела Татьяна Васильевна Шуруева. И, видимо, неплохо справлялась, если на собрании трудового коллектива все проголосовали за назначение новым директором типографии именно ее.

Это было время демократизации в обществе, поэтому воля коллектива была принята и главой администрации В.Л.Гавриленко и Московским управлением полиграфиздата.

1 апреля 1993 года Татьяна Васильевна Шуруева официально вступила в должность директора типографии. Период сложный, но и очень интересный, давший свободу творческой инициативе.

Типография, получив в 1992 году издательские права, обрела и большие заботы по обеспечению производства сырьем и материалами, по поиску заказов. Поскольку цензура была отменена, то многие традиционные заказчики отказались от услуг типографии и, приобретя множительную технику, принялись печатать самостоятельно требовавшиеся им различные бланки, инструкции, ярлыки и другую продукцию.

Коллектив типографии сразу же ощутил потерю заказов, так как возник острый дефицит денежных средств, тем более, что упали тиражи и печатавшихся в типографии газет. Например, "Орехово-Зуевская правда" снизила тираж вдвое, самая крупная многотиражная газета "Знамя труда" - хлопчатобумажного комбината - вдвое, газета "Карболитовец" - акционерного общества "Карболит" стала выходить раз в неделю тиражом 400 экземпляров вместо 800, а потом и вообще ее периодичность снизилась до двух раз в месяц. Так было почти со всеми газетами. Доходы типографии падали, что влекло снижение заработной платы полиграфистов.

Нетрудно представить, какую головную боль испытывали от накатившихся проблем руководители типографии и, в первую очередь, ее молодой директор Татьяна Васильевна Шуруева. Но, видимо, экономическая подготовка и продолжительный практический опыт в полиграфии помогли ей принять верное направление в поисках новых клиентов.

Чем можно привлечь заказчиков, например, из Москвы, где действуют десятки солидных типографий? Вывод напрашивается сам собой: невысокими, в сравнении с московскими типографиями, ценами на платную продукцию и отличным качеством изготовления ее. Достигнуть этого, как показали экономические расчеты, можно лишь на пути обновления технологического оборудования. Надо было отказываться от технологии, основанной на изготовлении набора из расплавленного металла, очень вредной для здоровья и трудоемкой в производстве. Использовавшаяся в печатном цехе импортная офсетная линия, на которой печатались городские и районные газеты Орехово-Зуевского, Шатурского и Павлово-Посадского районов, подтвердила этот вывод.

Типография приобрела две однокрасочные офсетные "Доминанты" чешского производства. Качество печатной продукции повысилось.

Был организован компьютерный участок, вначале с одним компьютером, который стала обслуживать Г.Ю.Ефимова, прошедшая обучение в Москве на специальных курсах. Следом были приобретены еще три компьютера.

Но при переходе на новую технику важно было сохранить кадры полиграфистов, уже имеющих трудовой опыт. Например, после бесед с линотипистками удалось директору убедить еще довольно молодых Татьяну Сидорину и Елену Шарибжанову сменить профессию наборщиц на линотипах на профессию наборщика на компьютере. Согласились сменить профессию на более современную, перспективную переплетчицы Ольга Шамрина, Марина Горячева. Они были направлены на компьютерные курсы. Последним пришел на компьютерный участок единственный здесь мужчина - Сергей Зыков, у него за плечами была средняя школа и компьютерные курсы.

Компьютерный участок сразу заявил о себе, забрав на изготовление наборы всех газет, а их немало: "Ореховский текстиль", "Карболитовец", "Подмосковный городок", "Вести Вохны", "Шатурский вестник", "Своя газета", "Ликинский вестник", "Новатор", "Информация для Вас", "Павлово-Посадские известия".

Таким образом, наборщиков вручную, потерявших заказы, нужно было трудоустроить. Эта задача была решена с учетом возраста и возможностей каждого. Никто не был уволен из типографии, каждому нашлось новое место и заработок.

А типография продолжала вооружаться новой техникой. К двум офсетным установкам "Ромайор-313", приобретенным ранее, прибавились еще две подобные. Печатник высокой печати Л.М.Большакова, М.А.Конкина, Н.Ф.Демидова, И.В.Туркина, Т.Н.Полякова прошли переобучение для работы на офсетных машинах.

С внедрением офсетной техники в печатном цехе улучшились трудовые условия, снизилась запыленность, стало тише, повысилось и качество печатной продукции.

Шла целенаправленная подготовка типографии к книгопечатанию: была приобретена машина бесшвейного скрепления страниц, а также - трехножевая резальная машина, куплена фальцовочная машина. Кроме бланочной продукции, брошюр, инструкций начали печатать книги.

Одним из первых заказчиков было издательство "Мелодия". Для него типография изготовила нотные тетради и учебники.

Очень большое значение имела издательская деятельность типографии для развития краеведения. Первым издал в типографии книгу "Морозовцы" - страницы истории отечественного футбола краевед В.С.Лизунов, а также такие книги: "Минувшее проходит предо мной", "Старообрядческая Палестина"... Удивительную активность проявил творческий коллектив историков и журналистов под руководством профессора пединститута Н.И.Мехонцева. Возглавляемый им творческий коллектив подготовил и издал на базе Орехово-Зуевской типографии такие объемные труды, как "Ореховозуевцы", охватывающий историю Орехово-Зуева и района за период с 1917 по 1993 годы, четыре тома очерков, посвященных 50-летию Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов: "Память огненных лет" - об ореховозуевцах - участниках боевых сражений; "Тыл и фронт" - о работе предприятий города и района по выполнению фронтовых заданий, "Деревня в годы войны" - очерки о колхозниках и работах машинно-тракторных станций, растивших хлеб в период военного лихолетья, "Опаленные войной" - о судьбах бывших фронтовиков в послевоенное время. Эта литература стала ценным вкладом в создание местной истории, которая неотделима от истории России. Заметный вклад в краеведение сделан А.Д.Коноваловым в книге "Записки старого ореховца", Н.В.Ильиной в книгах "Исаакиевское озеро" и "Родная улица моя".

Возможностью издавать свои монографии и другую научную литературу воспользовались ученые. Например, доктор наук В.Ф.Марухин издал четырехсотстраничную работу "История речного судоходства в России ( XIV век, Волжский бассейн). Преподаватели пединститута В.М.Кларин и В.М.Петров издали книгу "Идеалы и пути воспитания в творениях русских философов XIX - XX вв.", были также отпечатаны в типографии научные труды Д.Д.Конычева, А.Г.Егорова и других.

Услугами типографии пользуются и столичные ученые, например, Отдел всемирной истории Русского физического общества города Москвы издал первый том "Энциклопедии русской мысли" под заголовком "Праславянская письменность" (результаты дешифровки). Сейчас уже трудно перечистить всю научную литературу, все справочники по различным областям знаний, все учебники и пособия, которые изготовлены в Орехово-Зуевской типографии. Например, здесь впервые в мире был издан почти шестисотстраничный нотографический справочник произведений Дмитрия Шостаковича.

Но больше всего типографией сделано по развитию литературного движения в Орехово-Зуевском районе. Поэты, получив возможность напечатать свои книги, устремились к директору типографии со своими рукописями. Разумеется, при этом обязательна предоплата, но у многих находились спонсоры. Одному из первых типография отпечатала небольшую книжечку стихов (насколько денег хватило у автора) "Любовь не старится с годами" Виктору Хандышеву, в дальнейшем он же издал целый том стихов под заголовком "Прозрение". Четыре сборника стихотворений и пьес опубликовал Борис Крехов, два сборника стихов - Владимир Лизунов, девять сборников - Алевтина Сороколетова, с печатных машин типографии вышли также книги "Баллада" Евгения Шмакова, "В горе, радости, в печали..." Владимира Строева, книжка стихов Анатолия Аникеева, большой том стихотворений "Золотые к сердечку ключи" Владислава Бахревского, "Лики России" Евгения Глебова.

Капитан второго ранга в отставке Марк Гринспон издал два тома мемуаров, Борис Крехов - книгу из жизни беспризорников тридцатых годов, Евгений Глебов - две книги "Тяжкий грех" и "50 юмористических рассказов". Книгу "Яблочный спас" под псевдонимом" "Фома" опубликовал писатель Анатолий Петухов.

Популярность Орехово-Зуевской типографии у издателей объясняется просто: цены на печатную продукцию ниже московских, а качество ни в чем не уступает. Конечно, велик соблазн брать за выполнение заказов более крупные суммы, но анализ рыночных взаимоотношений показывает, что при этом можно потерять заказчиков.

В решении этой проблемы - как удержаться на рынке полиграфических услуг, - решающую роль играет директор со своими помощниками: Г.И.Кирилловой - начальником планово-производственного отдела, В.А.Карасевым - главным инженером, Н.Н.Доброхотовым - менеджером. Особенно выделяет роль менеджера, молодого по возрасту, но прекрасно эрудированного в области рыночных отношений Андрея Спиридонова. Именно он, предложил типографии издавать свою газету "Информация для вас".

Эта сравнительно небольшая по площади газета уже четыре года пользуется популярностью у жителей не только нашего района, но и соседних. В "Информации для вас" публикуются еженедельные программы телевидения, а также рекламные объявления, в том числе и самой типографии. Цены на рекламу ниже, чем в другим изданиях. Это привлекает рекламодателей.

Десятки пожилых людей еженедельно по четвергам приходят в типографию и покупают по невысокой цене "Информацию для вас", чтобы распространить ее среди населения. По отзывам распространителей газеты, доход от ее продажи позволяет им поддерживать материальное благосостояние.

Новым этапом в деятельности типографии можно назвать изготовление многокрасочной продукции. Пока это делается на двух установках "Доминант" и "Пол". Татьяна Васильевна мечтает о приобретении четырехкрасочной машины, тогда можно было бы получить заказы на печатание 16-полосных еженедельников и газет в многоцветном исполнении, что сулит значительную прибыль.

Кому-то, возможно, покажется, что все легко и просто получается у Шуруевой. Да нет, живется ей сложно. В рыночных условиях иначе и нельзя, так как конъюнктура рынка изменяется ежедневно. Сейчас принимаются меры по возврату бывших заказчиков, покинувших типографию в первые годы демократизации в издательской сфере. Менеджер Николай Николаевич Доброхотов с чемоданчиком, заполненным образцами продукции типографии, объездил не один десяток фирм и акционерных обществ, доказывая, что делать заказы в Орехово-Зуевской типографии выгоднее. И это ему удается.

Приходится браться за любую работу, одними изданиями книг и газет не прожить. Типография выпускает тетради, дневники, альбомы для рисования. Эта продукция простая, но ее можно назвать насущной, так как она нужна в каждом доме, где есть дети.

Идет поиск заработка везде, где он даже не очень велик. Например, "Информация для вас" пополняет кассу типографии наличными деньгами. Сочли выгодным даже прием макулатуры от населения и организаций, и теперь по понедельникам и пятницам во дворе появляются люди с тюками бумаги. И это тоже приносит небольшой доход. Зато работники типографии получают зарплату регулярно.

Коллектив типографии имеет опытные кадры, большинство полиграфистов владеют смежными профессиями, что даст возможность, не расширяя численный состав, решать возникающие задачи по производству той или иной продукции.

Поступающей в типографию молодежи представляется новая техника. А новое оборудование приобретается постоянно, в зависи мости от наличия денег в кассе. Например, очень красивую продукцию можно теперь изготавливать на установке для лазерного фольгирования. Так во время празднования 80-летия Орехово-Зуева типография изготовила большое количество красивых приветственных адресов, благодарственных писем для поощрения жителей города.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что вместо небольшой районной типографии, удовлетворяющей потребности окружающих фабрик и заводов в бланочной продукции, в Орехово-Зуеве выросло довольно крупное полиграфическое предприятие, играющее все более заметную роль в деле развития культуры, литературы и просвещения. Заслуга в этом - всего коллектива во главе с директором.

Е. ГЛЕБОВ.

Журналист.

___

Примечание: при написании очерка автор использовал материалы краеведов М.Д.Барышниковой, В.С.Лизунова, старейшего работника типографии П.М.Макарова.

 

 

ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ "ОРЕХОВОТОРФ"

 

ОДНОЙ ИЗ ПРИЧИН быстрого роста текстильной промышленности на территории Орехово-Зуевского края несомненно явилось обилие торфяных болот. В одном из исторических очерков о городе говорилось: "Из полезных ископаемых нашего уезда бесспорно первое место принадлежит богатейшим залежам торфа, занимающим общую площадь около 1100 десятин. Торфяники обычно связаны с пониженными равнинами и котловинами средней приклязьменской полосы уезда. Не менее богаты торфом юго-восточный и юго-западный углы уезда, а также низина, по которой текут реки Сеньга и Ушма".

В окрестностях Орехово-Зуева торфяные залежи начали разрабатываться во второй половине прошлого века. Торф добывался на топливо ручным методом, его куски просто вырезались и высушивались на солнце. Затем стал внедряться так называемый "ямный" способ добычи, когда торфяная масса перерабатывалась в ямах, а затем подвергалась формовке, что увеличивало теплоотдачу каждого такого брикета.

Промышленные разработки торфа относятся к 1867 году, когда предприниматель С.В.Морозов на арендованном у крестьян болоте организовал массовую добычу для своих фабрик. Условия работы торфяников тогда были сродни каторжному труду: работали часто по колено в воде по 12-16 часов. Болезни были настоящим бедствием этих людей. Однако рост фабричного производства требовал все больше и больше торфа. Параллельно с этим работала и научная мысль. На добыче появились простейшие формовочные машины, а в начале XX века машинно-формовочный способ с использованием наливных и элеваторных машин стал преобладающим. Однако он не намного улучшил условия труда.

Как правило, двенадцать-четырнадцать ямщиков лопатами выбирали торфяную залежь на глубину 3- 4 метра и лопатами бросали торф на элеватор. После формовки вагонщики вручную откатывали вагонетки с торфяными кирпичами на поля стилки, где они просушивались.

Торфяные поселки Морозовых - старейшие в России. Сезонные рабочие жили там в бараках, спали десятками на нарах, о постельных принадлежностях и речи не было. Питались рабочие поартельно, а продукты получали в хозяйских лавках. Во главе каждого участка стоял участковый торфмейстер или смотритель. В одном лице он соединял бухгалтера, администратора и кладовщика, то есть был полновластным хозяином. На каждой фабрике была должность заведующего болотом, который отвечал за поставку торфа в котельные.

Пик добычи торфа в уезде до революции был достигнут в 1906 году, когда было добыто 122 тысячи тонн. Самыми первыми торфяными участками на территории нынешнего Орехово-Зуевского района были Сажени, 1-е и 2-е Дорогали.

Важность торфа для экономики страны еще более увеличилась с разработкой русскими инженерами Р.Э.Классоном, Г.М.Кржижановским и А.В.Винтером первой в мире электростанции, работающей на торфяном топливе. Ее строительство началось в 1913 году в районе нынешнего Электрогорска. Станция получила название "Электропередача".

Важным этапом в развитии торфяной отрасли отечественной промышленности стало внедрение на полях гидравлического способа добычи торфа, разработанного Р.Э.Классоном. Наиболее активное внедрение его прошло на торфоразработках нашего района. Залежь при этом размывалась мощной струей воды, подаваемой насосами из водоемов. Масса затем разливалась и высушивалась на солнце, затем шла резка ее специальными машинами и ручная погрузка на телеги. Наиболее полную механизацию работ и повышение производительности труда на полях дал разработанный советскими учеными в 1928 году фрезерный способ добычи торфа, когда залежь размельчалась различными машинами, здесь же, на поле, высушивалась, а затем убиралась и закладывалась в так называемые караваны. Уже в 1932 году добыча торфа в районе возросла по сравнению с дореволюционным уровнем в 6 раз.

Именно в это время мелкие и разрозненные участки, принадлежащие различным промышленным предприятиям, стали объединяться, и на их месте были организованы Ореховское, Озерецкое, Дрезненское, Дулевское, Беливское и другие торфопредприятия. В 1932 году они вошли в состав организованного Ореховского торфяного треста вместе с транспортным хозяйством (ОХЖДТ).

Механизация работ, развитие соревнования между бригадами дали имена людей, ставших в те годы настоящими маяками. Прежде всего, это была бригада Семена Канарейкина, мотористки и сушильщицы Веры Меренковой, Ольги Авдюшкиной, Любови Шкивневой, Екатерины Замыцкой. Торф с полей шел не только на Ореховскую ТЭЦ, фабрики и заводы города и района, но отправлялся на предприятия и электростанции Горьковской, Ивановской, Московской и даже Ленинградской областей.

В конце 30-х - начале 40-х годов на торфяных участках использовались машинно-формовочный, гидравлический и фрезерный способы добычи торфа.

Основными торфяными участками были 1-е и 2-е Дорогали, Казенная Верея, Сажени, Красные Баки и Сосниха. В 1932 году, когда шел сезон торфодобычи, ход выполнения работ на полях был в центре внимания общественности и властей, местная газета "Большевик" каждый день давала сводку по добыче. Суточная норма по Ореховским разработкам составляла 1500 тонн.

В начале 30-х годов, когда на участки приезжали повременщики, для них устраивался специальный приемный пункт, где они проходили санитарную обработку и медицинский осмотр. Здесь же организовывалось питание рабочих, действовала библиотечка, работало радио, выступала агитбригада.

На торфяных поселках временных рабочих было даже по нескольку тысяч. Жили они в бараках, артельно, питались в летней кухне, которая обычно устраивалась под легким навесом прямо возле жилья. Рядом была и специальная сушилка для просушки одежды. В это время болота активно осваивались, в строй действующих вводились новые площади, строились новые поселки торфяников, в том числе Северное и Южное Чистое, Острец, Малые и Большие Сажени, Снопок и другие.

В годы Великой Отечественной войны добыча торфа стала стратегическим направлением местной экономики. Он давал тепло и энергию всему городу, промышленным предприятиям, жилым домам, с пунктов перегрузки по узкоколейке и в вагонах широкой колеи торф направлялся по многочисленным адресам потребителей. Орехово-Зуевский торфотрест был один из крупных в стране.

"Торф - Родине!", "Все для фронта, все для Победы!" - под такими лозунгами работали коллективы торфяных участков. Первым директором треста был Захряпин.

Итоги работы торфяников всегда были на первых полосах местной газеты "Большевик", а на участки приходили специальные выпуски "Боевых листков", рассказывающие о работе бригад на добыче формовочного, гидравлического и фрезерного торфа. За годы войны в районе было добыто 7 миллионов тонн торфа. Для сравнения, скажу, что только по итогам 1944 года работники Ореховского торфопредприятия добыли торфа в 2 раза больше, чем все торфоразработчики США за этот же период.

После войны активно начали разрабатываться Острецкий, Пирютинский, Софряковский и Савинский массивы. Интересно описание начала работ близ строящегося тогда поселка торфяников Пирютино журналиста Германа Волкова, опубликованное в газете "Орехово-Зуевская правда" 27 февраля 1952 г . в канун 20-летия Орехово-Зуевского торфотреста: "В морозные декабрьские дни 1949 года гулкие взрывы аммонала нарушили девственную тишину пирютинского края. Начались подрывные работы, строительство осушительных канав. Люди пришли не с голыми руками, а вооруженные новейшей техникой и с непреодолимым желанием - в короткий срок подготовить новый торфяной массив. В мерзлую землю врезались грейдеры. Подрывники поднимали в воздух землю. Мерзлота доходила до 75 сантиметров . Но работа кипела днем и ночью, и небольшой коллектив тружеников победил эту скованную морозами болотистую землю. Задание было выполнено, и наши торфяники с 1 июня 1950 года начали добывать торф".

Рядом со статьей Германа Волкова стоит еще одна информация о ходе подготовки к торфяному сезону 1952 года. Она рассказывает, что на участках торфотреста завершаются ремонт оборудования и подготовка техники к сезону. График выполнен на 110 процентов. Отлично работают бригады Корчагина, Долохова, Романькова, Дианова и Смирнова.

Скоростной метод уборки торфа предложил тогда механизатор Яков Полухов. Это имя было известно всей стране, дважды ореховозуевцы выбирали его депутатом Верховного Совета РСФСР.

Эстафету мастерства принял от него машинист уборочной машины Ореховского торфопредприятия И.И.Иванищев, ставший позднее Героем Социалистического Труда. В сезоне 1957 года Ореховский торфотрест дал стране 2 миллиона тонн торфа. Это был своеобразный рекорд трудового коллектива, который возглавлял в эти годы вплоть до середины 60-х годов И.С.Долгих.

Конец 50-х-60-е годы - это время роста поселков торфяников, укрепления их социальной базы. Именно тогда поднялись здесь новые дома, клубы, магазины. Внедрение фрезерного способа добычи и механизация всех работ уже в начале 70-х годов ликвидировали необходимость в притоке сезонных рабочих. Развитие поселков торфяников выдвинуло задачу постоянной занятости жителей. На предприятиях Губинском, Ореховском и Мисцевском стала создаваться машиностроительная база, поднялись корпуса цехов, где начался выпуск машин и навесных приспособлений для торфяной промышленности страны, для лесного хозяйства, шиферных и строительных гвоздей. Немало для этого сделал генеральный директор Б.И.Белов.

В декабре 1974 года Ореховский торфяной трест был преобразован в производственное объединение "Ореховоторф". В его состав вошли десять промышленных предприятий, расположенных в шести районах столичной области. За 1970-1980 годы объединение освоило на капитальное строительство почти 20 миллионов рублей, 132 работника были удостоены высоких правительственных наград. В феврале 1982 года, отмечая 50-летие торфотреста, коллектив обязался годовое задание по объему и реализации продукции выполнить 29 декабря, планировалось добыть сверх задания 30 тысяч тонн торфа. Об этом рассказал 27 февраля 1982 года в газете "Орехово-Зуевская правда" генеральный директор объединения "Ореховоторф" Ф.Ф.Дианов.

Наряду с внедрением новых технологий на сушке и уборке торфа шла модернизация железнодорожного транспорта торфяников. На смену паровозам, которых в народе называли "лягушками", пришли мощные мотовозы, изменился и подвижной состав, появились специальные вагоны для перевозки фрезера закрытого контейнерного типа, был модернизирован пункт перегрузки торфа в районе основной базы ОХЖДТ (позднее ППЖТ). Помимо многочисленных мастерских у транспортников стал работать цех металлоизделий, где был освоен выпуск продукции для мебельных фабрик. Много лет отдал транспортному хозяйству его директор А.И.Шокшин. Позднее коллектив возглавил Е.И.Крайнов.

В 70-е и 80-е годы в состав производственного объединения "Ореховоторф" входили предприятия: Ореховское, Губинское, Мисцевскос, ППЖТ - Орехово-Зуевский район, Орудьевское и Мельчевское - Дмитровский район. Лотошинское - Лотошинский район, имени Классона - Павлово-Посадский район, Тарусское - Рузский район, Дубненское - Талдомский район. В среднем годовая добыча торфа на топливо и удобрение для сельского хозяйства составила свыше 2 миллионов тонн.

С истощением производственных площадей, добыча торфа заметно упала. Время экономических реформ, активное акцио-нирование предприятий привело к изменению организационной структуры объединения "Ореховоторф". Многие предприятия в период с 1992 по 1994 годы стали самостоятельными и вышли из его состава. В настоящее время "Ореховоторф" является открытым акционерным обществом. Структурными производственными единицами в него входят промышленное предприятие железнодорожного транспорта и Лотошинское торфопредприятие, которое по плану на 1998 год должно добыть 50 тысяч тонн торфа.

Акционерное общество возглавляет его генеральный директор В.Г.Седов.

Г. КРАСУЛЕНКОВ.

Журналист.

 

Т Э Ц № 6

 

ПОЖАЛУЙ, никогда тепло и электроэнергия не ценились так высоко, как на заре появления теплоэнергостанций и сейчас, когда есть угроза лишиться привычного комфорта - могут отключить, либо, не дай Бог, остановить производство...

Мудрый и дальновидный Савва Морозов первым в Подмосковье в начале века построил электростанцию для нужд текстильного предприятия. И потом уже в 1927 году хлопчатобумажный, он назывался, трест, а не комбинат, начал строить теплоцентраль для промышленного производства и коммунального хозяйства города. Всего за три года в период осуществления плана электрификации России, известного нам. как ГОЭЛРО, и был сооружен главный корпус ТЭЦ, цех топливоподачи и установлены первые три паровых котла английской фирмы "Бобкок Вилькокс" и турбогенератор фирмы "Метрополитен Виккерс".

Волнующий момент пуска. Первый начальник строительства ТЭЦ С.Н.Тыртов строго предупредил мастеров и бригадиров, чтобы они до отказа затягивали гайки и проверили все прокладки в котлах. Когда их растапливали, присутствовали представители фирмы. Торф загорелся быстро, стало подниматься давление, дойдя до отметки 32-х атмосфер, начали покрываться предохранительные клапаны, повалил пар. Испугались кочегары и все присутствующие. Положение спас котельный мастер В.Г.Андреев, он снизил тягу и давление упало. Котел испытание выдержал.

А вот с количеством выработки электроэнергии не получалось долго - килограмм пара "съедал" большое количество топлива. Специалисты теплотехнического института обнаружили дефект в цилиндре высокого давления, пришлось англичанам привозить новый. Потом еще не один месяц устранялись неполадки. Несовершенство техники порождало аварии.

Во втором десятилетии Советской власти еще царил всеобщий энтузиазм, все люди заботились о подъеме мощи молодой республики Советов. Поэтому работали споро, качественно, не жалея своих сил. В 1933 году установили турбогенератор отечественного производства, который был изготовлен ленинградским металлическим заводом и заводом "Электросила" мощностью четыре тысячи киловатт.

Тепло и свет так были необходимы для расширяющегося текстильного производства и нужд молодого рабочего города. За год до этого строится высоковольтная подстанция и линия электропередачи напряжением 35 киловольт для связи с системой Мосэнерго. Тогда же станции присваивается название ТЭЦ №6 Мосэнерго.

Станция работает на кусковом торфе, который добывается на болотах Орехово-Зуевского района. Его подают на узкоколейку, в цех топливоподачи, грузят в вагонетки подвесной канатной дороги и переправляют к котлам через железнодорожное полотно. Заржавевшие рельсы узкоколейной железной дороги еще сейчас можно увидеть, а вот подвесную - сняли совсем недавно.

В 1934 году установили четвертый котел. До войны предприятие, работая на дешевом топливе - торфе, стало стабильным и устойчивым, его электроэнергия вливалась в энергосистему Мосэнерго и питала многочисленные фабрики, заводы... Война 1941 года нарушила и стабильность, и мирное развитие производств. Главным стал девиз "Все для фронта, все для победы!" Люди ушли защищать Родину, предприятия стали работать на оборону, "мобилизована" была и техника. В глубокий тыл, на Барнаульский танковый завод отправили четвертый котел ТЭЦ №6. Он помогал победить фашистов вместе со 116-ю высококвалифицированными энергетиками, которые ушли на фронт добровольно или по призыву. Их заменили старики, женщины, подростки, которые закончили краткосрочные курсы ПТУ и стали электромонтерами, машинистами, мотористами или просто грузчиками. 12 часов длилась смена, котлы и турбогенераторы работали без резерва, а чтобы их остановить на ремонт, требовалось разрешение двух Народных комиссаров - электростанций и текстильной промышленности Союза. В жесткое военное время больше берегли технику, меньше - людей. Они устраняли дефекты в топках и котлах при высокой температуре, торопили сроки, а после смены все, кто мог, корзинками носили торф, чтобы ТЭЦ №6 не остановила подачу энергии и тепла. Донбасс был занят врагом, поэтому основная нагрузка была на торфяные станции, к тому же они при нехватке подмосковного угля были более надежны. В Московскую энергосистему электроэнергию давали ТЭЦ №6, Шатурская ГРЭС и ГРЭС имени Классона в Электрогорске.

Коллектив ТЭЦ №6 трудился сплоченно, предприятие практически стало вторым домом для многих. Директорами в войну работали вначале Н.Я.Мамонтов, затем С.К.Свиридов. Жестокой и страшной ценой заплатил советский народ за Победу в праведной Великой Отечественной войне. 32 энергетика не вернулись с фронта, погибшим воинам установлен памятник, в День Победы здесь всегда живые цветы.

Настроение победителей было деятельным. Нужно восстанавливать народное хозяйство, идти вперед. Поэтому послевоенные годы были временем модернизации, автоматизации и реконструкции оборудования станции, расширения и увеличения ее мощности. Устанавливают еще два котла и одну турбину. Коллектив понимал – стране нужна электроэнергия и теплоэнергия. Котлы стали работать на чистом фрезере, увеличилась их производительность. Было смонтировано газовое хозяйство, но тогда газ еще был запасным резервным топливом, на случай аварии канатной дороги. Была поднята производительность труда. Впечатляет факт, когда вместо 200 грузчиков осталось на ТЭЦ только 45, высвобождено 60 человек, профессии которых стали не нужны. Сейчас это воспринимается болезненно, но тогда люди переучивались и не оставались без работы, их труд значительно облегчался. Например, в электроцехе многие процессы автоматизировали, сделали релейную защиту, сигнализацию, автоматизировали и химводоочистку, в результате повысилась надежность оборудования.

Наверное, это были самые лучшие времена, потому что неизмеримо больше внимания стало уделяться людям. Пожалуй, тогда декларированный лозунг "самое ценное - люди" стал действовать. Рассматриваю старые альбомы, на пожелтевших фотографиях неподдельно счастливые одухотворенные люди. Коллектив на рыбалке, на экскурсии, на открытии пионерского лагеря "Солнечный", вот уже его первое десятилетие, встреча с ветеранами революции, вот прогулка на теплоходе, открытие своего детского сада, новоселье, кстати, было построено для энергетиков 19 домов.

...Как жалко, что те счастливые времена ушли, а лучшие еще не настали. Тогда боролись за эстетику производства, выполняли план по оздоровительным мероприятиям для рабочих и персонала, повышали производительность труда и стремились добиться высоких технико-экономических показателей. Коллектив ТЭЦ №6 по праву первым в Орехово-Зуеве добился звания "Предприятие высокой культуры производства и организации труда". Перейдя полностью на сжигание газа и мазута, станция устранила большой выброс в атмосферу золы и улучшила экологическую обстановку города. Главный врач СЭС Бородин делает заключение, что предельно допустимая концентрация выбросов находится в норме, что немаловажно для предприятия, которое расположено в самом центре города.

...Годы летят. Закончился очередной этап реконструкции основного оборудования. Три турбины заменены на турбины более высокой мощности, котлы подготовлены для работы на повышенных параметрах пара, все основное оборудование автоматизировано. Сегодня перед станцией сложнейшая проблема - как удержаться на плаву и выжить в условиях рынка? Энергетики являются государственной небюджетной структурой, выкупить у государства фонды не имеют права, не могут бороться за свои права методом забастовок.

Нынешний директор Ю.Г.Козлов говорит:

- У нас произошел спад производства, оборудование загружено не полностью, но персонал пока не сокращали, мы живем за счет Мосэнерго. Но вся проблема в том, что полтора года работаем бесплатно, отдавая теплоэнергию потребителям. Нам за нее не платят, предприятия и учреждения, в основном бюджетной сферы, задолжали более 23 миллиардов неденоминированных рублей. Пока не представляю, просто психологически не готов отключить, к примеру, больницу. Но, видимо, будем вынуждены вводить более жесткие меры, так как Мосэнерго в свою очередь задолжала газовикам 7 триллионов рублей.

С одной стороны тепло и электроэнергия - товар выгодный, конечно, но если за него платят. Например, за прошлый 1997 год мы отпустили теплоэнергии на сумму 16,1 миллиарда рублей, но получили далеко не все деньги. Из них, конечно, заплатили за газ, налоги, а сами остались ни с чем. Боюсь, что ТЭЦ №6 могут просто остановить за неплатежи. Кроме того, региональная комиссия регулирует тарифы на тепло. Одна гигакалория нам обходится 103 рубля, а продаем ее за 93 рубля промышленным предприятиям, за 83 рубля - бюджетникам и населению.

Сейчас стали работать со своими должниками, прихожу к ним, а там современные офисы, современная мебель, компьютеры. А я думаю, как отремонтировать медпункт и, пардон, женский туалет. Не говорю уже о производстве, перед каждым предстоящим зимним сезоном святая наша обязанность привести в порядок сети, котлы и турбины.

Юрий Георгиевич, сам, его коллеги ищут выход из создавшегося положения. В этой ситуации директор щепетильно порядочен. Вовремя собирается предупредить предприятия, которые могут пострадать, если ТЭЦ №6 остановится. Надеется, что все обойдется и старается изменить ситуацию. Сейчас, конечно, предприятие, как вся страна, переживает далеко не лучшие времена. И пусть они закончатся как можно быстрее для всех нас, как закончилась в сорок пятом война. И, может быть, людям, которые выжили, смогли сохранить и производство, и человеческое достоинство, будут поставлены памятники. Ведь и в наши времена не все хапают и гребут под себя, а честно и добросовестно трудятся. Это относится ко многим и многим конкретным людям, которых не имею возможности назвать, но низкий поклон им. Уже давно, например, прославили себя династии энергетиков Хромовых, Скворцовых, Егоровых, Гальцевых и другие. И вся надежда на перемены к лучшему, которые они делают каждый на своем конкретном месте.

В. КУЗЬМИНЫХ.

Член Союза журналистов России.

 

 

АСФАЛЬТОБЕТОННЫЙ ЗАВОД

 

ЦЕЛЫХ два десятилетия, с шестидесятых до восьмидесятых годов, наша округа "обустраивалась" дорогами. Прорезая топи и ольшаники, они теснили деревни к городам, а города сливали с нетронутой еще природой. Широкие, с асфальтовым покрытием дороги делали легкодоступной всю округу. Это изменило людей, их облик и мироощущения. Теперь по утрам большая часть селян уезжала на работу в город. К вечеру из Дулева, Орехова, Ликино возвращались в деревни усталые слесари, ткачи, фарфористы. Теперь по одежде и облику трудно угадать деревенского. Только какая-то озабоченность разговора, откровенность слова да большие потрескавшиеся ладони безошибочно подскажут, что рядом с тобой в громыхающем дальнем автобусе сидят вчерашние трактористы и доярки. Полчаса, чуть больше - и они дома.

Здесь, в Губино или Язвищах, они снова срастаются с сельской жизнью, полной забот о земле, о скотине, о вечной спасительнице - крыше, выкрасить которую надо с любовью и в срок. Без этого тут не прожить, и городская стать тут не помощник. Облачившись в застиранные одежды, деревня по-прежнему правит свою вечную, тяжелую нехитрую работу.

Мимо по дороге, подрезающей огороды, поднимая асфальтовую пыль, мчатся грузовики, легковушки, автобусы. Обычная суета на шоссе. В каждом же дворе, за обочиной, идет своя, размеренная десятилетиями жизнь. Взрослеют озорные дети, старятся женщины, уходят из жизни старики. Неизменными остаются жизненная цепкость, привязанность к земле и терпение. Они передаются поколениями. Это они все еще крепят наш дух отечества, так поистраченный в разных больших и малых переменах. Это они исцеляют нас в бедах.

Ленты дорог оживили окрестную болотистую глухомань. Рукой подать до Кишнева, Коровина или Острова. Но спроси любого из этих мест о прошлом, и он вспомнит о Казеннике, нетронутой гибельной низмине, куда пробраться можно было только в засуху. Утиное, лисье место, ведомое охотнику, да и то не всякому. В рассказах А.В.Перегудова об этой чащобе слышится и страшное, и восхитительное.

Я помню тоже, как уходили эти страхи. Новое сюда пришло вместе с шоссе, соединившим Дулево, Дрезну, Павловский Посад. Его строили споро. С осени выставили вешки - обозначилась просека, проложенная мимо знакомых мест. Засуетились самосвалы, отсыпая полотно. А к маю можно было по асфальтовой глади доехать до Кондаков - дальнего заветного угла наших детских рыбалок.

Здесь и место, где срослись два асфальтовых полотна, оно мне знакомо с детства. Когда-то здесь развернулась большая горячая работа. Вереницей шли машины с песком, щебнем, асфальтом, наспех сбрасывали груз и торопились за другим. Матерились бригадиры, ругались нарядчики. Бульдозеристы и скреперщики торопились подготовить полотно, укладчики - расстелить дымящийся асфальт, пустить по нему давящую тяжесть катков. Слой, другой, третий - податливым покровом ложились, застилая утрамбованный щебень.

Сильно пахнет соляркой, пригорелой ветошью, бензином и еще чем-то особым - рождается дорога!

В этом большом детстве множество маршрутов, они меняются часто и наспех. Машины с материалами идут с разных карьеров, подъездных площадок асфальтового завода. Цель одна - быстрее сдать участок в работу. Сколько метров и сколько вешек надо преодолеть за день, знал каждый на этом движущемся торце дорожного полотна.

Поэтому засветло начиналась и нередко под фарами впотьмах не стихала здесь стройка...

Так всякий раз, кладут ли большую дорогу к столичной магистрали или между деревнями в глубинку. Спешки хватает, особенно при укладке асфальта. Надо точно к сроку, пока не разошлась смена, доставить и первую и последнюю тонну, чтобы сыпучая дымящаяся смесь не успела схватиться в кузове, чтобы мощный каток был готов сделать свое. Любой малый сбой здесь грозит большими потерями.

На нескольких асфальтобетонных заводах готовят асфальт к большим дорожным работам. Здесь в горячую пору тоже не смолкает шум за полночь. Но сейчас, дорожное строительство спало, и куда меньше нагрузка на каждый из заводов, расположенных возле Орехово-Зуева. Реже подгоняются к площадкам полувагоны с гудроном, песком, щебнем. Сразу чувствуется, как резко сокращены производства и дорожного покрытия, и бетонных деталей.

Проезжая мимо старейшего из районных асфальтобетонного завода (АБЗ), возникшего в мае 1957 года, можно заметить уже не ту кипучую жизнь, что царила здесь десятилетие назад. Груженые машины уже не выстраиваются вереницами, а с большим перерывом выезжают из ворот. Редко передвигаются высокие башни кранов...

Хотя видны и другие перемены. Встают новые кирпичные корпуса. Обустраивается территория, реконструированы подъездные железнодорожные пути, расширены погрузочные площадки. Теперь не дымят удушливой копотью "сместеля" - длинно-трубные вращающиеся печи для варки асфальта. Газовое топливо, пущенное в уже современные агрегаты, сделало работу на них куда человечнее. Да и в целом модернизация предприятия внесла в жизнь его коллектива много хорошего.

Но признаки полустолетних трудовых напряжений еще остались здесь на границе наступающего города и леса. Узнаются старые строения, сменившие многих хозяев, жильцов, просматриваются и признаки планировки по канонам "военизированной архитектуры". Все еще не потерян условный смысл названия остановки "Военный городок".

И все же нынче не каждый вспомнит его истоки, это - нелегкая история пятидесятых годов, когда кольцами укреплялись оборонные рубежи Подмосковья и на каждых полутора десятках километрах узнавались контуры воинских частей. Они стягивались автострадами для мощной подвижной техники. Для этих путей укрепляли и расширяли наезженные нашими дедами дороги, либо строили новые, пересыпая окрестные торфяники, вырубая просеки.

Военный городок начинался с походных палаток, передвижных мастерских. Лишь позднее встали казармы - надежное солдатское жилье. Отсюда работа двигалась одновременно в противоположные стороны: к Орехово-Зуеву и к Ликино-Дулеву. Одевали асфальтом старую каменку, уложенную в начале века.

Гранитная дорога была нашей гордостью. Переливаясь серо-розовым тоном, окаймленная зеленой муравой, она была естественной в полусельской среде с ее звуками конных повозок, вечерним движением стада, тарахтеньем перелатанных редких автомобилей. Каменка красавицей была после дождя. Шлифованные тяжелые бусины блестели и парили, струйки воды стремительно сбегали к обочинам, подпаивая буйную растительность.

Раскидистые тополя, высившиеся по сторонам дороги, местами срастались своими кронами, образуя шелестящий тоннель. На спуске с ликинской горки, в центре ЛиАЗа, возле Дулевского фарфорового завода, была такая прелесть теней и прохлады! Здесь любили остановиться с разговорами домохозяйки и позабавиться дети.

С новыми звуками мощных моторов вкатилась асфальтовая лента в город.

Самосвалы, тракторы, катки, ошпаренные гудроном, заляпанные цементом, они с утра до вечера сновали по центру, шумно выполняя свою работу, срывая травянистый покров, надламывая деревья.

Повсюду были приметы спешки. Солдаты в выцветших гимнастерках, распоясанные и задыхающиеся в жаре, едва управлялись с этим железным потоком. На почерневших от загара лицах узнавались безразличие и усталость. Приезжавшая к обеду походная кухня насыщала ребят нехитрой обильной едой, и вот они снова у торца асфальтовой ленты.

Городские мальчишки интересовались невиданной техникой. Самые удачливые катались на грузовиках до ближайших карьеров или становились на мостик пышущего дымом укладчика. С солдатами заводилось знакомство и дружба, подкрепляемая дарами яблок со своего и соседского сада...

Дорожники стройбата прошли городом Ликино-Дулево, уложили полотно до Новинок, Куровской и далее. Некоторые участки легли на новых местах, спрямляя и укорачивая путь. Теперь на машине, разгоняясь и скатываясь с кабановской горки, нелегко заметить, что этот участок до Городка проложен стройбатом в самом начале наступления на дорогу. Вековая егорьевская дорога уходила в сторону, через переезд у Кабановского озера на низменный берег поймы и поднималась только на ореховской окраине. Этот участок памятен старикам, готовившим на пойме душистое сено для своих коров. Здесь клязьминские разливы топили дорогу весной. Помню, я, ухватившись крепко за руку матери, сидя в кузове открытой полуторки, этот переезд, долину реки, признаки дальнего города. Это первое мое знакомство с ореховской дорогой, детское знакомство.

А мой давний товарищ здесь видел другое. В сорок первом, скрываясь от надвигающегося фронта, везли его родители в Ликино. Перегруженная повозка, увязая ободьями, медленно поднималась на кабановский холм. Кто-то слез с телеги, облегчая движенье. И вдруг позвякиванье упряжи и фырканье лошади перекрыл мощный гул самолета. Видно было, как он заходил над городом. Дрогнула земля, докатились разрывы - один, другой, третий... Потом длинная тень самолета скользнула совсем рядом, и бомбовый взрыв ахнул совсем близко, у береговой кручи. Возчик испуганно хлестнул лошадь, повозку вскинуло на рельсах - и вот шлагбаум позади. Еще немного - и въехали в Кабаново.

Повзрослев, мы узнали об этой, пожалуй, единственной бомбардировке Орехово-Зуева. Целью ее была железнодорожная станция, через которую круглые сутки шли военные эшелоны. Но удары не достигли цели, хотя бомбы легли совсем рядом. Две заполненные водой воронки долго еще обезображивали центральный парк. Только через десятилетия широкая дорога отвернет от этого злополучного шлагбаума, пойдет напрямую, облегчая и ускоряя транспортное сообщение. От былого здесь останется лишь подъездной путь к сельским работам на пойме.

Вглядываясь же на карту этих мест, поймешь, как были правы наши предки, проложившие объездной крюк перед самым Ореховым. С "птичьего полета" развернутой карты-двухверстки видно, как длинные языки древних болот тянутся с юга на север. Их череда окаймлена с обеих сторон реками: Окой и Клязьмой. В этом огромном пространстве мощные торфяные залежи, тихие прозрачные речки, гривы сосняка, березняки. Здесь разворачивались первенцы отечественной энергоиндустрии - электростанция им. Р.Э.Классона, Шатурская ГРЭС.

Бесконечен и поныне источник тепла - торф. Он сложен тысячами напластований переувлажненной растительности. В далекие геологические эпохи здесь плескалось море, сменившееся мелководьем. Выгибаясь, глубинные базальты сбрасывали потоки вод по обс стороны: больше в Оку, меньше - в Клязьму. Но болота меж ними остались навсегда - разбойные места для лиходеев, убежища и скиты старообрядцев. Справиться с болотами было невозможно, но, подчинившись им, можно было наладить небогатую тихую жизнь, по огоркам проложить тропы, а потом дороги. Так и занесло в сторону тракт между Кабановым и Ореховым - топь не пускала напрямую.

Только в середине века двадцатого человек, сдружившись с мотором, стал сам подчинять природу. Дороги стали короче. Обильнее, гуманнее стало житье. В горячке больших технических побед были и свои тревоги: сначала неслышные, потом все более явные. Природа уже просила пощады...

Люди же по-своему перекраивают пространство жизни. Прямые дороги сокращают его временные размеры, поднявшиеся мосты умножают его геометрическую площадь. Напряженные потоки транспорта захлебнулись в центре Орехово-Зуева. Теперь они вытеснены к окраине. Широкие бетонные мосты перекинулись через железнодорожные ветки сначала у Крутого, потом у старого переезда. День и ночь несутся машины по этой транспортной развязке. Стали забываться получасовые простои перед шлагбаумом переезда. То, о чем мечтал каждый пассажир пригородного автобуса, теперь становится привычным, и езда по району - делом необременительным, быстрым.

А два-три года назад здесь вставали мостовые опоры, сваривались металлоконструкции, дорожники застилали бетон. Разваристая, горячая смесь асфальта варилась во вращающихся объемах "сместелей". Эта спорая работа легла дополнительной нагрузкой на всех строителей. Надо было своевременно поставлять материалы и на жилье стройки, и на этот ответственный объект. Но работа была сделана, что стало добрым примером и для ореховских дорожников.

Главный инженер АБЗ Антонина Анатольевна Никитина тепло отзывается о лучших сотрудниках предприятия. Ее похвала выношена многими годами совместной работы в нелегких условиях шумного тяжелого производства, где и погода, и дороги, и перебои с сырьем всегда могут остановить дело.

Глядя на строгое лицо Антонины Анатольевны, понимаешь, что это большое хозяйство, раскинувшееся сразу за стенами конторы, оставило свои следы в ее судьбе. Ведь она пришла сюда еще совсем девчонкой. Ее, двадцатилетнюю учетчицу, не сразу-то и замечали бывалые грузчики, кочегары, аппаратчики. Шумные и часто под хмельком, они слабо подчинялись даже начальству. Тем более что многие поступали сюда с направлением "по распределению". И коллектив в сто человек требовал больших усилий, чтобы техпроцессы удерживались по нормам, а ритм отгрузки продукции отвечал потребностям многочисленных стройбригад района и его соседей. Три десятилетия, прожитые Никитиной вместе с заводом, накрепко сроднили ее с коллективом. Его прошлое и настоящее едины для этого умудренного опытом руководителя. Отработав здесь и бригадиром, и лаборантом, и начальником смены, она по-настоящему прочувствовала и нити производства, и людей, связующих их. Похоже, что с главным инженером можно говорить о каждом из сотрудников. И не только о стаже и квалификации, но и о семьях, детях, о радостях и неурядицах, оставляющих долгий след в памяти сблизившихся людей.

Теперь и коллектив стал небольшой - чуть более пятидесяти человек. Так что все на виду. Перемены последних лет сильно сократили жилищное строительство, упали объемы заявок на асфальт. И только дорожно-ремонтные службы, особенно по весне, остаются главными потребителями асфальта. На заводе загружена лишь половина мощностей. Хорошая эффективная техника порой простаивает сутками, нарушая ритмичность производства и определенность в разнарядке.

Но и небольшим числом труженики продолжают свое дело. Пусть не потоком, но за день с сотню загруженных машин выезжают с АБЗ по районным адресам. Пусть с пониженной отдачей, но в тех же режимах вращаются "сместеля" в раскаленном чреве, разваривая асфальтовую кашу. Да и обновление, пришедшее сюда, - свидетельство расчета на хорошее будущее. Ощущается приход какого-то нового времени, где нет изнуряющей, надрывной работы больших человеческих масс, а есть обыденные хлопоты, нужные для каждого дня и вносящие в работу и быт какой-то комфорт.

Конечно, во всем этом подвижном хозяйстве большая часть сделана старшими поколениями заводчан, и забыть об этом трудно.

Вообще-то память - странное явление, она по своим законам просеивает минувшее, иногда совершенно незаслуженно теряя важную часть прошлого. Сейчас, например, с трудом припоминают здесь, как тяжко доставалось когда-то топливо для круглосуточного горения в котельных топках. Современная техника с ее надежностью и простотой газового обеспечения вовсе обесценивает опыт двух-трех десятилетней давности.

В разговорах о дне сегодняшнем совсем случайно всплыли картины далеко отошедшего времени. Тогда, после усилившихся зимних заморозков, снаряжались от АБЗ конские обозы за "пенькой" - топливом для прожорливых котлов. "Пенька" - смолистый хвойный пень с торфоразработок, грузился на мисцевских прирельсовых площадках и по обледеневшим лесным дорогам, за двадцать верст, доставлялся на заводской дровяной склад. Каждая такая зима становилась затяжным боем. Дальний путь, бездорожье, метели, истощенные лошади и разбитые сани - все становилось проблемой, решать которую надо было любой ценой... Да, такое, наверное, лучше вычеркнуть из памяти, чем отягощать ее.

Сегодняшняя молодежь живет другими заботами, они менее трудоемки, но более динамичны. Без хорошего образования нынче уже не обойтись. Уже в новых условиях, окончив институт, по-настоящему развернулись в своей работе инженер Евгений Геннадьевич Никитин, лаборант Ольга Евгеньевна Тимофеева. От их предусмотренных и квалифицированных решений зависит здесь многое.

На самых же горячих точках работают операторы асфальтоварочных машин. Тут порою сутками не утихает шум падающего гравия, рокот пламени, лязг трансмиссий. Управлять такими махинами, особенно для срочной варки,- дело не для слабых. Порой смены продлеваются до 12 часов, и в течение всей вахты, стоя меж сквозняком и пламенем, надо точно уследить за загрузкой, температурой, временем варки, точно скоординировать выгрузку опасного груза.

Сегодня умело управляются с этой работой Василий Петрович Муранов, Владимир Харисович Тажетдинов, Николай Васильевич Карамнов. Это лучшие операторы "Сместелей". Знающие толк в своих машинах, многое перенявшие от прежних поколений варщиков, они по еле уловимым признакам ощущают состояние агрегатов, всегда готовые отладить или подремонтировать их. Это специалисты на все руки - опора коллектива.

Такая готовность к любой работе здесь обычна. Перед превратностями погоды, неопределенностями с сырьем и потребителями продукции, перед хрупкостью техники устоять можно лишь в готовности ко всякому делу. Так и отработали здесь свои десятилетия кочегар Николай Иванович Синюхин, подсобный рабочий Иван Владимирович Макаренко. Они уже на пенсии, но здесь, на заводе, всегда по-хорошему вспоминают об их трудолюбии и товарищеском желании помочь в любом деле.

Универсальность и сейчас - лучшее качество работников АБЗ. По-прежнему здесь многие обладают несколькими профессиями. На заводе ситуация меняется быстро, и надо быть готовым ко всему. Поэтому не только персонал обслуживания, но и водительский состав давно уже приспособился к переменам. Тут умело справляются со многими видами подвижной техники не только Александр Михайлович Иваков, в прошлом хороший скреперщик, а теперь квалифицированный шофер, но и почти любой водитель.

В небольшом коллективе каждый на виду, будь то кладовщица А. X .Аюпова, сторож П.Д.Василенко, операторы, лаборанты, сменные слесари, кочегары или иные работники. От их заботливого отношения к делу зависит общий итог. Асфальт всегда нужен: на жилстройках, полотнах новых дорог, городских тротуарах и на обновляющемся селе. Поэтому ежедневно самосвалы все также выезжают за ворота АБЗ, торопясь вовремя доставить бригадам пахучую горячую россыпь...

Где-нибудь в новом квартале или далеко за городом сначала встанет дымящимся конусом, а потом ляжет остывшим покрывалом еще одна тонна асфальта. Дорога двинется вперед на метр-другой. Медленно, но упорно она достигнет следующей и следующей вешки...

Все так же, как и в прошлые десятилетия, кто-то будет ощущать податливость первой песчаной отсыпи или торца только что раскатанного покрытия. Это верная примета, что жизнь по-прежнему продолжается и приходит что-то новое, хорошее...

А. ЕГОРОВ.

Доцент.

 

 

УПРАВЛЕНИЕ МЕХАНИЗАЦИИ - 66

 

В 1998 ГОДУ У ЗАО "УМ-66" двойной юбилей: 35 лет со дня создания предприятия и пятилетие, как оно приватизировалось. Торжественных собраний по этому поводу не проводилось, поскольку хвалиться, в общем-то, нечем, а вспомнить былое...

- Хорошее было прошлое, - говорит один из ветеранов предприятия П.Я.Гриб, проработавший здесь четверть века. - Наше управление появилось на свет в 1963 году на базе Рошальского участка механизации электростальского УМ-63. Тогда у нас в городе начиналось активное строительство жилья, и тресту "Мособлстрой" 12, как воздух, были нужны строительная техника и дорожные машины.

Орехово-Зуево, как известно, находится в болотистой местности, и при строительстве объектов необходимо проводить большое количество земляных работ. К примеру, при сооружении родильного дома на Исаакиевском озере было уложено 500 тысяч кубометров земли.

Мы принимали участие в строительстве всех крупных объектов города и района. Мне, как ветерану и начальнику производственно-технического отдела, больно видеть, что наши строители сейчас загружены на десятую долю своих возможностей. Все новостройки можно пересчитать по пальцам: закончили строительство новой школы в Парковском микрорайоне, строится корпус больницы 8, возводится поликлиника на территории городской больницы 1.

- Вы говорите об этом с грустью...

- Конечно. Ведь какие были раньше масштабы строительства! Трест "Мособлстрой" 12 чуть ли не на конкурсной основе выбирал на год объекты для строительства, и поэтому нашей технике приходилось работать в две-три смены. Одних башенных кранов было 44. Ежегодно мы покупали 10-15 единиц новой техники. У нас были такие машины, которых не было ни в одной другой строительной организации района.

- Говорят, ваше предприятие, несмотря на то, что называется "Управление механизации", занималось благоустройством города и даже сажало деревья?

- Было и такое. Когда сдается новый дом, необходимо возле него благоустроить территорию, сделать зеленый газон, посадить деревья, и все это ложилось на наши плечи. С этим мы благополучно справлялись. Семена трав покупали через управление сельского хозяйства, а деревья привозили из питомников, в частности, из Пушкина. Потом родилась хорошая мысль: стоит ли гонять машины за сотни километров, если можно выращивать деревья непосредственно самим.

- То есть на территории УМ-66?

- Да. В 1978 году мы сделали первые посадки. Эксперимент оказался удачным, и уже на следующий год наши питомцы красовались на улицах города. К сожалению, об этом приходится говорить в прошедшем времени, потому что отношение к зеленым посадкам у наших людей варварское. Все сразу ломается, уничтожается, как будто люди живут одним днем.

- Ну, а где-нибудь ваши труды в области озеленения все же сохранились?

- Можно увидеть наши голубые ели возле здания треста "Мособлстрой" 12, а также на территории нашего бывшего питомника, где саженцы давно стали большими деревьями, потому что это сейчас никому не нужно.

- Петр Яковлевич, давайте вернемся к технике, ведь у вас управление не благоустройства, а механизации...

- Говорить о семенах и цветах легче, нежели о сегодняшнем состоянии нашего машинного парка. Он медленно, но стареет. Раньше у нас было 450 единиц строительной техники, а теперь всего 120. За последние годы мы не приобрели ни одного башенного крана, ни одного бульдозера. Слава Богу, парк самосвалов поддерживаем на должном уровне. Кстати говоря, он нас, в основном, и выручает. Нашим 27 машинам в минувшем году, где только не пришлось потрудиться: и на стройках города, и в Электростали, и на Московской окружной дороге.

- А что вы делали в Электростали?

- Там москвичи договорились с местными властями построить полигон по захоронению своих отходов, проще говоря, мусорную свалку. Естественно, это было хорошо оплачено. И нам кое-что перепало, мы смогли частично расплатиться по долгам. К сожалению, не по всем.

Сейчас довольно широко распространена практика взаимозачетов. К примеру, с Орехово-Зуевской нефтебазы мы получаем горюче-смазочные материалы, а платить за них не можем, так мы, пока зима была на дворе, взялись расчищать их территорию от снега. Согласитесь, что это выход. Подобным образом договорились и с "Электросетью". Как видите, свет у нас пока есть. Если бы могли так же расплачиваться с другими организациями, было бы легче жить. А то за получение лицензии на ремонт собственной техники нам пришлось выложить несколько миллионов рублей. А мы бы могли эти деньги направить на зарплату, которая и так невелика, да и ту задерживаем. А вы спрашиваете про праздники, нам сейчас не до них.

- И все-таки в канун юбилея вспоминают о хороших людях, а я знаю, что у вас их трудилось и работает сейчас немало...

- Наверное, надо начать с директора - Николая Павловича Билютина, который пришел на предприятие в далеком 1965 году и начинал свою деятельность в должности инженера по технике безопасности, потом трудился начальником участка, был главным инженером, а с 1986 года является генеральным директором ЗАО "УМ-66".

Также стоит сказать несколько слов о мастере котельной Викторе Алексеевиче Дешине. Он пришел на предприятие в 1962 году и с тех пор не изменяет родному коллективу. Правда, если не считать трехлетней командировки в Афганистане, Виктор Алексеевич работал на различных должностях, начиная с механика и кончая начальником участка. Награжден медалями ВДНХ СССР и "Ветеран труда". Сейчас свой богатый опыт передает молодежи.

Нельзя обойти вниманием такого человека, как Николай Семенович Малов. Кроме ветеранской медали, он имеет ордена "Знак Почета", Октябрьской Революции и медаль "За доблестный труд".

А. НИКИТУШКИН.

Журналист.

 

 

ОРЕХОВСКИЙ ХЛЕБОКОМБИНАТ

 

ИСТОРИЯ Российского государства знает немало трагических событий, связанных с голодом и, главным образом, отсутствием хлеба. Одни события были порождены стихийными бедствиями, другие неурожаями, третьи происходили в результате кровопролитных войн и внутренних катаклизмов. На памяти теперешнего поколения людей и первая мировая, и гражданская войны в нашей многострадальной России. Потом наступил кризис тридцатых годов, охвативший многие страны мира, в том числе и богатейшие Соединенные Штаты Америки. А вскоре нагрянула и вторая мировая война, в эпицентре которой оказалась наша страна. Погибли не только миллионы советских людей, но сотни тысяч голов крупного рогатого скота, миллионы тонн хлеба, который не успели убрать или вывезти с захваченных противником территорий. Тогда весь мир содрогнулся, узнав, что жители Ленинграда получали по 125 граммов хлеба в сутки. И не случайно в послевоенные годы родились выражения: "Будет хлеб - будут и песни", "Хлеб - всему голова". Вместе с борьбой за увеличение добычи нефти, газа, угля шла борьба и за рост урожаев ржи и пшеницы.

 

Всем ореховозуевцам памятно место с названием Двор Стачки, где высится монумент в честь текстильщиков, поднявшихся в 1885 году на борьбу против своих эксплуататоров фабрикантов Морозовых. Здесь же на протяжении многих лет действовал историко-краеведческий музей, который посетили десятки тысяч ореховозуевцев и гостей города. А поблизости расположилась громада мощного хлебозавода. Вначале это была двухэтажная коробка, возведенная господами Морозовыми в далеком 1907 году. Как говорят старожилы, это была первая в России механизированная пекарня. С тех пор много воды утекло. К существующим двум этажам добавили еще два, потом возвели пристройку. Но главное не в этом, главное состоит в том, что изменился сам способ производства хлебобулочных изделий. Усилия были направлены не только на механизацию и автоматизацию производственных процессов, но и на расширение ассортимента выпускаемых хлебобулочных изделий, улучшение их качества. И если в первые 15-20 лет Советской власти реконструкция хлебозавода проводилась бессистемно, то в последующие, особенно в шестидесятые годы, стала применяться научная организация труда и производства.

Давайте проследим, как это было. В 1920 году, когда еще не смолкли отголоски гражданской войны, вместо существующих немецких печей на хлебозаводе установили шесть более совершенных двухъярусных печей "Мельстроя". Но поскольку последующее размещение оборудования производилось некомплектно, возникали определенные трудности в работе коллектива. Вручную производился замес теста и на подкатных вагонетках подавались тестовые заготовки. Вручную делалось и многое другое. И только в 1935 году началась более осмысленная реконструкция хлебозавода. При этом надо было решить задачу изыскания дополнительных площадей. Вот тогда-то и пришла идея надстроить еще два этажа. Затем была заменена часть крупногабаритного оборудования. Печи "Мельстроя" заменили на печи марки ХВЛ. Установили также тестомесильные машины ХТШ с подкатными шестисотлитровыми дежами. Однако ручной труд еще преобладал. К тому же в цехах было слабое освещение, запыленность при отсутствии вентиляции. Все вместе взятое приводило к текучести кадров, люди на заводе не задерживались. Особенно тяжел был в то время труд тестомесов и истопников, использующих некачественный подмосковный уголь. При работе на полную мощность тестоприготовительный цех работал напряженно, в результате чего нередко нарушался технологический процесс.

В целях обеспечения нормального снабжения населения хлебобулочными изделиями в 1963 году был разработан проект реконструкции хлебозавода с механизацией и автоматизацией всего технологического процесса. Именно тогда вместо печей ХВЛ установили расстойно-печные агрегаты непрерывного действия - ХТР. Был пущен в эксплуатацию склад бестарного хранения муки емкостью 210 тонн. Более 60 лет ржаной хлеб выпекался, так называемым, головным способом, что не обеспечивало качественных показателей. После реконструкции с пуском пяти специализированных поточных линий применили более прогрессивный способ выпечки хлеба на жидких заквасках. Это не только значительно улучшило качество хлеба, но и облегчило тяжелый труд тестомесов и, кроме того, высвободило часть рабочей смены.

Но на повестке дня неумолимо стоял вопрос о дальнейшей специализации основного завода №1, поскольку набирала обороты механизированная пекарня на улице Володарского, введенная в эксплуатацию еще в 1937 году. Было решено хлеб и булочные батоны выпекать на хлебозаводе №1, а мелкие булочные и кондитерские изделия более 20 наименований в пекарне на улице Володарского. К этому времени изменился статус предприятия, особенно когда в его орбиту попали Ликино-Дулевская и Куровская пекарни. Родился хлебокомбинат, впоследствии переименованный в Акционерное Общество Открытого Типа "Ореховохлеб".

Все пекарни стали называться заводами. Задержим внимание на бывшей Зуевской пекарне - ныне заводе №2. И здесь долгие годы преобладал ручной труд, потому становление предприятия проходило в нелегких условиях. Главным достижением последнего времени является сооружение вместительного склада бестарного хранения муки. Теперь с помощью воздушного потока мука поступает в бункера и оттуда расходуется по мере необходимости. При этом на любое время датчики покажут, какое количество муки находится в том или ином бункере. С гордостью здесь говорят и о тестомесильных машинах ХТИ. В настоящее время на заводе выпускается более 30 наименований кондитерских изделий: тортов, пирожных, сдобных сухарей... Кстати, для производства сухарей недавно приобретена специальная машина, а для качественного черствения сухарей пущен в работу куллер емкостью 4 тонны. А в 1997 году при хлебозаводе №2 открылся фирменный магазин. Только от названий тортов рябит в глазах: "Пожелание". "Ольга", "Татьяна", "Фея" - 24 вида: бисквитные, песочные, суфле, безе. Но главное богатство хлебозавода - это люди, прекрасно знающие свое дело работники. Как отметила директор Н.А.Шевченко, большинство работниц кондитерского цеха закончили Московское специализированное училище. Более 20 лет отдали родному предприятию кондитеры Р.В.Ушакова, А.Ф.Ильина, О.С.Якушина. Т.И.Пичугина, С.Ф.Сергеева, Л.И.Байшева. Число лучших работников возглавляет также мастер-пекарь М.Я.Прыткова, машинист делителя А.А.Храпунова, тестовод Л.И.Жданова, молодые пекари Ирина Ганина и Галина Басова. Сама директор хлебозавода №2 Н.А.Шевченко отдала предприятию 24 года своей жизни. При этом имеет специальное образование.

Набрали силу и входящие в ОАО "Ореховохлеб" Ликино-Дулевский и Куровской хлебозаводы, они не только увеличили выпуск продукции, но и расширили ее ассортимент. Оба хлебозавода неоднократно реконструировались. Возьмем Ликинский хлебозавод, к имеющимся тестомесильным машинам "Стандарт" и печам ФТЛ-2-20 добавилась недавно поточная линия по производству

рогаликов, особенно любимых детьми. Жители этих городов всегда имеют возможность купить свежие хлебобулочные изделия. А ведь когда-то почти всю эту продукцию возили из Орехово-Зуева. Дорогостоящая транспортировка хлебобулочных изделий накладывалась, естественно, на себестоимость выпускаемой продукции.

Но вернемся к основному хлебозаводу №1. В 1967 году здесь был осуществлен первый комплексный план по научной организации труда. От работников предприятия поступило более двухсот предложений по улучшению работы предприятия. Из намеченных планом НОТ 35 мероприятии в короткий срок были выполнены 25. За счет сокращения количества оборудования высвободили часть производственных площадей, в цехах стало просторнее.

Вот наглядный пример: если раньше в одном из цехов размешалось 70 дежей, то после осуществления плана по научной организации труда установлено пять более мощных тестомесильных агрегатов. И вместо использования ведер при замесе теста стала применяться двухпоточная линия. Начали действовать также две автоматические дозировочные станции, что значительно улучшило качество продукции. Кроме того, своими силами изготовили и пустили работу емкости на 80 тонн для мокрого хранения соли. Механизировано и приготовление раствора соли и подача его по мере необходимости дальше по технологической цепочке. Был также реконструирован способ приготовления заварок питания для заквасок, что также улучшило качество хлеба. А дальнейшие планы по техническому прогрессу касались не только механизации и автоматизации производственных процессов, но и организации труда самих рабочих, улучшения их быта. За счет внедрения плана НОТ тогда впервые было высвобождено для другой работы 37 человек. При этом производительность труда возросла почти на 22 процента.

Благодаря планам по научной организации труда и техническому прогрессу хлебокомбинат к началу девяностых годов вышел на пик своей успешной работы. В год выпекалось 36 тысяч тонн хлебобулочных, 800 тонн кондитерских изделий и 1400 тонн сдобных сухарей. Позднее, когда в городе и районе появились конкуренты в лице АО "Зернопродукт-сервис" и Демиховской и Давыдовской пекарен, стали искать пути расширения ассортимента продукции и улучшения его качества. Казалось бы, Орехово-Зуевский комбинат или по-теперешнему ОАО "Ореховохлеб" нашел свою нишу среди предприятий города и района. Однако осуществление так называемых реформ ударило и по этому кормильцу многочисленного населения города Орехово-Зуево и района.

Вскоре производство хлеба, хлебобулочных и кондитерских изделий снизилось, в общей сложности, на 30 процентов. Приняли решение заинтересовать покупателя выпечкой продукции малых форм. Но и это не помогло: многочисленные невыплаты зарплаты, задержки пенсий негативно сказы вались на покупательной способности граждан. Однако усилия не пропали даром, начался постепенный подъем. За 1997 год общий прирост выпуска продукции составил 1 процент. Но зато сухарей было выпущено на 47 процентов больше, а выпуск кондитерских изделий увеличен аж в 2,5 раза. В успешной реализации выпущенной продукции сыграло немалую роль открытие в городе Орехово-Зуево и в районе девяти своих хлебобулочных магазинов. Кроме того, это позволило дать работу почти сотне людей. Преимущество при этом отдавалось тем, кто ранее работал в этой системе.

Не забывало руководство ОАО "Ореховохлеб" и о конъюнктуре. Когда у населения проявилось чувство больше покупать более качественных продуктов отечественного производства и на нее появился спрос, расширили ассортимент выпуска кондитерских изделий более высокого качества. А сейчас на головном заводе №1 монтируется линия по выпуску подового круглого хлеба.

Открытие новых магазинов повлекло за собой увеличение автомобильного парка, для чего был расширен имеющийся гараж. Не забывают здесь и об улучшении быта и культурного досуга работающих. Сейчас над одноэтажной пристройкой, где размещается охрана завода, надстраиваются еще два этажа. На одном из них будет буфет, на другом - красный уголок. Сохранило руководство предприятия и единственный детский сад.

Открытое акционерное общество "Ореховохлеб" богато не только своей передовой оснащенностью, но и людьми, которые обеспечивают население Орехово-Зуева и района хлебом насущным. Взять хотя бы пекаря-мастера Р.П.Павлову. Она сейчас на пенсии, а работала хорошо. В советские времена была отмечена званием "Ударник коммунистического труда", награждена орденом Трудовой Славы третьей степени, а также медалью "За доблестный труд". Ордена "Знак Почета" удостоилась М.И.Калина. И таких было много. Слава передовиков производства шагнула далеко за пределы нашего района. А.М.Самакова, награжденная орденом Трудового Красного Знамени, является к тому же Заслуженным работником пищевой индустрии РСФСР, она многие годы носила звание лучшей по профессии и являлась мастером хлебопечения 1-го класса.

Прославляли родное предприятие и работники, имеющие способности в области технического творчества. В.И.Штырев, работая в должности электросварщика, участвовал в разработке и внедрении в производство бестарного способа доставки, хранения и внутризаводской транспортировки основного и дополнительного сырья За это он удостоился в 1980 году бронзовой медали Выставки Достижений Народного Хозяйства СССР, Диплома Почета с вручением ему автомобиля "Москвич-412". Заслуживают похвалы много лет отдавшие предприятию дрожжевод А.Г.Сафронова, тестоводы Н.А.Жданова, М.С.Кожевникова, Е.А.Капшунова, Н.Б.Уткина, С.Н.Семина, Л.В.Корышева, кочегары котельной М.Г.Русова, Н.И.Кириллова, пекари Н.П.Булатова, Ф.И.Айнетдинова, З.П.Шашилова, контролеры готовой продукции А.Е.Страздина, Е.П.Назарова, укладчики готовой продукции Е.Т.Молодых, А.В.Непряхина, Н.Д.Жмурова, Л.М.Никифорова, пекари-мастера О.Р.Кондрашова, Е.Н.Матвеева, В.П.Степашина, оператор БХМ З.П.Соколова.

Есть на хлебозаводе №1 мастер участка Ю.В.Ваганова. Она со знанием дела расскажет о каждом агрегате или машине, о каждом человеке. На ее глазах на протяжении многих лет менялось производство, способы выпечки хлеба и хлебобулочных изделий, а потому все тут ей известно от доставки муки в спецмашинах до отправки готовой продукции в магазины. Рассказывая о работе той или иной машины или отдельного узла, она непременно обратит внимание на главное. Особенно ответственное место во всей технологической цепочке - это места, где готовятся и хранятся закваски для формового хлеба. Ваганова доподлинно знает режим работы печей, но особой гордостью последнего времени стало высвобождение готового хлеба из форм. Раньше батоны хлеба приходилось буквально выбивать из форм, создавая при этом неимоверный шум. Применение форм с полимерным покрытием совершило на этом участке работы подлинную революцию: хлеб высвобождается с необыкновенной легкостью. При этом экономится большое количество растительного масла, которым раньше приходилось смазывать формы. В результате и средства экономятся, и качество хлеба улучшилось.

Кстати, если говорить об улучшении качества продукции, то нельзя не сказать о центральной лаборатории, призванной строго следить за технологическим процессом, не допуская никаких отклонении. Здесь осуществляется технико-химический контроль основного и дополнительного сырья, разработан и проводится в жизнь технологический план для каждого изделия. Например, у теста проверяется степень влажности и кислотности, определяется температура и подъемная сила дрожжей, заквасок, время брожения, закладка сырья в соответствии с рецептурами. Без хороших, правильных заквасок невозможно испечь вкусный хлеб. А осуществляют все это начальник производственной лаборатории И.В.Соляннина, сменные технологи М.И.Крылова, О.Г.Зритилева, Л.Р.Фарафонова, Н.И.Радзиевская, инженер-технолог Г.Д.Костинская.

Орехово-Зуевскому хлебокомбинату везло на руководителей. Одно время в качестве директора здесь работал В.В.Савельев. За свой труд в 1989 году удостоился звания "Заслуженный работник пищевой промышленности". Сейчас он выполняет обязанности главного инженера, а трудовую эстафету передал В.И.Анастасьеву, тоже ветерану труда, имеющему немалые заслуги перед коллективом. На хлебозавод Василий Ильич пришел еще в 1958 году, начинал слесарем, потом доверили должность главного механика, а затем и главного инженера. Высшее образование получил без отрыва от производства. За успехи в труде был награжден орденом "Знак Почета", бронзовой медалью Выставки Достижений Народного Хозяйства СССР, ему присвоено звание "Отличник изобретательства и рационализации". За 7 лет работы в должности директора В.И.Анастасьев сумел вывести предприятие из глубокого прорыва, в которое оно угодило в результате объявленных сверху реформ. 1997 год закончен с неплохими показателями.

Конечно, можно сослаться на то, что продукция ОАО "Ореховохлеб" в силу непрерывного спроса найдет в любом случае своих покупателей, это не соседняя ткацкая фабрика №1, которая в силу объективных причин влачит жалкое существование. Теперешние власти загубили в числе других и текстильную отрасль производства. Но шевелиться все равно приходится, поскольку борьба за покупателя предполагает и расширение ассортимента хлебобулочных и кондитерских изделий, улучшение их качества. И этот экзамен В.И.Анастасьев выдержал с честью.

Во всех больших и малых делах директору предприятия помогает профсоюзный комитет, возглавляемый С.И.Орловой. На хлебокомбинате умеют ценить рабочие руки и рабочую смекалку, и премии выдают, и материальную помощь оказывают. В свой актив председатель профкома С.И.Орлова может записать и то, что продолжает активную работу Совет ветеранов на предприятии. Он поддерживает связь почти с тремястами ветеранами труда и войны, треть из которых продолжает работать в коллективе.

Ветераны делятся богатым трудовым опытом с молодежью, принимают участие во всех мероприятиях, проводимых администрацией предприятия. В свою очередь руководство предприятия помогает профкому в приобретении подарков ветеранам в дни праздников, больным и остро нуждающимся помогает материально.

По особо важным датам для ветеранов организуются выступления художественной самодеятельности. Во многих полезных мероприятиях активное участие принимают члены Совета ветеранов А.А.Пантюшина, К.П.Ульянова, М.И.Колина, П.К.Синельникова. Хорошую память оставила о себе председатель совета ветеранов К.Г.Жохова.

На втором этаже хлебозавода №1 в глаза бросается большой стенд "Наши трудовые победы". Девять поощрительных Дипломов и Почетных грамот размещены на нем за достигнутые успехи в социалистическом соревновании. Здесь же и Свидетельство о занесении в Книгу трудовой славы Министерства пищевой промышленности СССР и ЦК профсоюза рабочих пищевой промышленности. Кроме того, коллектив занесен в областную Книгу Почета. Именно отсюда, от этих трудовых успехов продолжается ударная работа коллектива предприятия.

Еще при Советской власти люди научились хорошо работать и не сбавляют темпы, приспосабливаясь к рыночным отношениям, от которых многих коробит, поскольку резко изменились условия труда. Ведь каждому ясно, что в таком государстве на первом месте не человек, а деньги, деньги и еще раз деньги. Но руководство предприятия старается и в этих условиях проявлять заботу о простом человеке. А сохраненный стенд как нельзя лучше подтверждает, что здесь помнят о замечательных трудовых победах советского времени и тем самым призывают также трудиться, не жался сил.

Ведь хлеб наш насущный сегодня нужен всем: и министру, и дворнику. Знаменательно и то, что в кабинете председателя профкома я увидел большой портрет основателя Советского государства В.И.Ленина. Он как бы олицетворяет в памяти все то хорошее, что было тогда. Исторический спор о том, что для людей благо: социализм или капитализм? - не окончен. Время покажет, на чьей стороне правда. А пока в России продолжается борьба за место под солнцем для всего трудового народа.

И было приятно увидеть на Октябрьской площади Орехово-Зуева 9 апреля 1998 года работников хлебозавода №1, они пришли на митинг протеста против обнищания трудящихся. Впереди нас ждут очередные выборы в Государственную Думу, а потом и выборы Президента страны. И хочется верить, что на этот раз ореховозуевцы не ошибутся в своем выборе.

В. ХАНДЫШЕВ.

Член Союза писателей России.

 

ОРЕХОВО-ЗУЕВСКИЙ МЯСОКОМБИНАТ

 

ПЕРВЫЕ десятилетия истории предприятия тесно связаны с основанным в середине прошлого века текстильным производством, принадлежавшим династии Морозовых. Как известно, работники фабрик снабжались продуктами питания в основном через харчевые лавки. Бойня, обеспечивавшая их мясными продуктами, первоначально находилась, по-видимому, где-то в центре нынешнего города, но затем была перенесена на юго-восточную окраину. Скот на бойню доставлялся как гуртом, так и по железной дороге. Для разгрузки животных из вагонов возле путей (неподалеку от нынешнего завода "Строймашавтоматизация и керамика") была оборудована специальная площадка. Вокруг бойни находились обширные пастбища, где животные подкармливались, ожидая своей участи. В начале XX века фабриканты Савва и Викула Морозовы вели хозяйство раздельно. У каждого были не только свои фабрики, но и своя харчевая лавка. Бойня оставалась в совместном пользовании, но забой скота чередовался по дням недели: то для одного хозяина, то для другого. Деревянные одноэтажные строения морозовской бойни просуществовали вплоть до середины шестидесятых годов, когда был построен новый убойный цех.

В послереволюционные годы бойня перешла в ведение городского коммунального хозяйства, а с начала тридцатых годов предприятие подчинялось централизованным органам управления, названия которых время от времени менялись: Союзмясо, Московский мясотрест, Московский мясокомбинат, Управление мясной промышленности Моссовнархоза, Московское управление мясной и молочной промышленности, Московское областное производственное объединение мясной промышленности.

В 1934 году предприятие получило название "Орехово-Зуевский мясокомбинат". В его составе вскоре было организовано колбасное производство, располагавшееся в старом двухэтажном кирпичном здании, находившемся на углу улиц Володарского и Кузнецкой. Оно было выбрано для этой цели, так как имело вместительные подвалы, где в бочках вызревали окорока, хранился летом запасенный в зимнее время лед (холодильного оборудования в то время еще не было). Со временем здание обросло пристройками для хранения готовой продукции и других целей, была построена котельная, появилась холодильная установка.

Существенные изменения в технологии производства произошли на предприятии в конце 50-х и в 60-е годы: котельная колбасного цеха была переведена на газ, при производстве окороков и колбас начали применять селитру, затем - нитриты, при забое скота стали использовать электрошок. Наконец, были построены новый, вполне современный по тем годам, убойный цех, рядом с ним - котельная, компрессорная, колбасный цех площадью 2 тысячи квадратных метров.

В 1971 году колбасное производство было переведено в новое помещение, и с тех пор все подразделения мясокомбината находятся на одной площадке, там, где раньше располагалась морозовская бойня. Через некоторое время был введен в строй новый административно-бытовой корпус, в котором разместились благоустроенные бытовые помещения, службы управления комбинатом, химическая и бактериологическая лаборатории, медпункт и другие подразделения. Таким образом, завершилась крупномасштабная реконструкция 60-х-70-х годов, в результате которой практически полностью обновилась материальная база предприятия. Трудовой коллектив, который в то время возглавляли директор П.Д.Ильина и главный инженер Н.М.Юдина, непосредственно участвовал в строительстве и успешно освоил новые мощности. Но и в дальнейшем, вплоть до начала 90-х годов, технология производства постоянно совершенствовалась, устанавливалось новое, в том числе импортное оборудование. Был организован, в частности, цех сухих кормов для животноводства, выпускавший также технические жиры.

Параллельно с совершенствованием технологии, вводом новых мощностей росли и объемы производства, расширялась номенклатура продукции. Если в конце 50-х годов колбасный цех на улице Володарского выпускал около 100 тонн продукции в месяц, то к моменту переезда в новое здание объем производства увеличился вдвое. В дальнейшем выпуск колбасных изделий вырос до 300-330, а в отдельные месяцы - до 400 тонн. Рекордный результат был получен в 1985 году: 4099 тонн за 12 месяцев. Предприятие выпустило тогда около 90 наименований продукции. Убойный цех производил в это время в среднем по 2400 тонн мяса в год. Его продукция шла в основном на нужды колбасного цеха, а также поставлялась местным учреждениям Госснаба (школы, детские сады, больницы). Колбасные изделия и копчености распределялись плановыми органами по городам области. Пятая часть продукции поставлялась в магазины столицы, в том числе в элитный 40-й гастроном на Лубянке. Три вида продукции мясокомбината имели Государственный знак качества.

В середине 80-х годов на областном уровне было принято решение о строительстве в Подмосковье десяти пельменных цехов, один из которых намечалось разместить на Орехово-Зуевском мясокомбинате. Была разработана проектная документация, и в 1989 году началось строительство. В едином комплексе с пельменным цехом возводились новые очистные сооружения, котельная и компрессорная, которые позволили бы существенно модернизировать и уже действующее производство. В 1991 году были завершены строительно-монтажные работы, в ходе которых освоено более 80 процентов запланированных средств. В 1992 году намечалось завершить пуско-наладочные работы и ввести объект в эксплуатацию. Однако разразившийся экономический кризис сорвал эти планы. Бюджетные деньги на завершение работ так и не были выделены, и новостройка превратилась в долгострой.

Действующее производство также испытало на себе негативные последствия поспешных экономических преобразований в стране. Резкое сокращение поголовья скота в Орехово-Зуевском и соседних районах области заставило искать источники сырья в других регионах России и даже за границей. Туши стали доставлять на комбинат в замороженном виде, а убойный цех остался без работы. Падение реальных доходов населения привело к снижению платежеспособного спроса. В то же время конкуренция на рынке мясной продукции резко усилилась за счет массового ввоза в страну недорогих импортных изделий в красивой упаковке (хотя и не всегда высокого качества). К столь резким переменам производство не было готово.

Если в 1990 году было выпущено 2240 тонн мяса и 3586 тонн колбасных изделий, то в 1992-м, когда предприятие стало акционерным обществом, эти показатели снизились соответственно до 1134 и 996 тонн, а в 1995 - до 189 и 230 тонн. В 1996 году мясокомбинат долго простаивал и произвел лишь 50 тонн мяса, 151 тонну колбасных изделий - меньше, чем за полмесяца в лучшие времена. Со стороны могло показаться, что крах неизбежен. Но генеральный директор А.В.Чеча, возглавлявший акционерное общество в самые трудные годы (1995-1997), был иного мнения...

В кризисном 1996 году на мясокомбинат удалось привлечь солидного инвестора, вложившего в производство несколько миллиардов рублей. Было приобретено новейшее импортное оборудование с компьютерным управлением, позволяющее оперативно менять ассортимент изделий, выпускать их небольшими партиями в точном соответствии с меняющимся спросом. Оно позволило реализовать передовую технологию, при которой в производстве используются только натуральные компоненты, продукция соответствует мировым стандартам по качеству и конкурентоспособна по цене.

В первом квартале 1997 года колбасное производство было реконструировано, и в мае мясокомбинат вновь заработал, сразу же потеснив конкурентов на местном рынке. До конца 1997 года было реализовано 454 тонны колбасных изделий и копченостей (мясо на рынок не поставлялось), а в первом квартале 1998 года - 185 тонн.

Но важно не только количество. Предприятие имеет "свое лицо". Большинство изделий изготовляются по оригинальной рецептуре, являющейся исключительной собственностью мясокомбината. В апреле 1998 года ассортимент насчитывал около полусотни наименований, в том числе 14 видов вареных колбас, 5 - полукопченых, 6 - сосисок и сарделек, различные виды ветчины, окороков, корейки, грудинки, шпига, фарша, котлет, суповых наборов и многое другое. Установленное оборудование позволяет при необходимости расширить этот список до 80 наименований. Объем производства также может быть увеличен примерно на 20 процентов, но устаревшее энергетическое хозяйство (котельная и компрессорная) ограничивает дальнейшие возможности роста.

С. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ.

Журналист.

 

 

"ХОЛОДИЛЬНИК"

 

ОРЕХОВО-ЗУЕВСКИЙ хладокомбинат пушен в эксплуатацию в 1954 году. Главным его назначением была закладка на хранение мясомолочной продукции и обеспечение ею предприятий торговли и общественного питания. Дополнительным - производство мороженого.

В 1991 году Орехово-Зуевский комбинат выдавал за одну смену 9,5 тонны мороженого. По его производству предприятие было одним из крупных: на 40 процентов обеспечивало сладкой продукцией Московскую область, что составляло 5,5 тысячи тонн продукции в год. Несмотря на "интервенцию" импортного, комбинат продолжает выпускать наше мороженое.

Как-то на одной из пресс-конференций в Москве один из журналистов спросил: "Что за странный привкус у любого импортного мороженого и есть ли таковой в продукте Орехово-Зуевского хладокомбината?" Ему ответили, что в состав импортного входят различные вкусовые добавки, а наше изготавливается только из натуральных компонентов. Во время дегустации этот журналист лично убедился в качестве орехово-зуевского пломбира и не переставал его расхваливать.

Знают наше мороженое не только в России, Казахстане, Туркмении, но даже в Болгарии и Чехии. Болгары, например, так и называют его "русский сладолед".

Хорошим партнером хладокомбинату стало ООО "Трейд", которое занялось реализацией. Москву, поддержавшую инвестициями столичных производителей и теперь заваленную импортным мороженым, на время оставили в покое. Менеджеры поехали по всей России. И уже скоро потянулись в Орехово-Зуево первые разведчики-оптовики. Для заключения контракта на поставку мороженого вполне хватало одной дегустации.

Сегодня на хладокомбинате выпускается в день до 50 тонн мороженого 18 видов. Но уже делаются ставки на увеличение ассортимента и фасовки различного веса. Заменили упаковку на фольгу. В перспективе запланировано делать мороженое в вафельных стаканчиках с розочками из крема и глазурью и батончики типа "Лакомки".

Однако, выполнять свои первоначальные функции хладокомбинат уже не может. Первая причина - отсутствие оборотных средств, вторая - нет постоянного рынка сбыта, покупательской способности, из-за чего предприятие несет большие финансовые издержки.

Вместимость холодильных камер 10,5 тысячи тонн, это примерно четыре полных железнодорожных состава. Держать камеры полупустыми, понятно, нецелесообразно. Поэтому идет перепрофилирование комбината, в основном, по оказанию платных услуг. В них входят погрузочно-разгрузочные работы, хранение и термическая обработка продуктов питания.

Ориентируясь на оптовую торговлю, комбинат перешел только на рыбную продукцию. Мяса стало мало. Теперь открыто несколько небольших производств по копчению и солению рыбы. Нашлись и инвесторы, заинтересованные в сотрудничестве. В будущем комбинат намерен расширять географию поставок своей продукции. Пока ее знают в 20 областных городах. Сегодня акцент делается на южные районы России и страны СНГ.

И. ЧЕПАРИНА.

Журналист.

 

 

БАЗА ХЛЕБОПРОДУКТОВ

 

ХЛЕБ ВСЕМУ ГОЛОВА - утверждает русская пословица. Люди всегда ценили этот продукт и радовались, когда его было в достатке. Неудивительно, что когда в 1935 году в Орехово-Зуеве объявили о строительстве базы хлебопродуктов, народ воспринял это сообщение с радостью и энтузиазмом. Многие молодые люди поспешили на сию ударную стройку. Один из них 23-летний плотник Е.А.Свилев принимал участие в строительстве первых складов, поскольку тогда все было деревянное, а затем вплоть до ухода на пенсию всю жизнь работал на этом предприятии. Последней записью в его трудовой книжке была должность конюха. Четверть века назад в хозяйстве оставалась одна единственная лошадь, но и за той нужен был уход. А в 1935 году лошади были основным транспортом. На них возили все строительные материалы, а затем муку и крупы.

Строительной техники вообще не было, все таскали на своих плечах и получали за этот каторжный труд сущие копейки, ведь базу возводили на болоте. Первоначально вбивались большие столбы и на них клались доски, чтобы можно было проходить. И тем не менее у людей существовала огромная уверенность в светлом завтрашнем дне и сильное желание обеспечить город хлебом. Мало того, руководство Орехово-Зуева решило позаботиться о тех. кто здесь работает, и выделило участок под приусадебное хозяйство, где были посажены яблони, груши, сооружены стойла для лошадей и коров, а также хлеб для свиней. Приусадебное хозяйство было небольшим, но именно оно сыграло существенную роль в годы Великой Отечественной войны, когда каждому работнику была выделена грядка для личного пользования.

Дочь Егора Андреевича Александра Егоровна Куренкова вспоминает о военных годах:

- Эти грядки личного пользования нас очень выручали. На них мы сажали картошку, выращивали капусту, морковь, свеклу. Моя мама Пелагея Ивановна работала на базе поваром, и у нас непосредственно на квартире была организована столовая. Рабочие на приготовленные блюда никогда не жаловались, наоборот, всегда маму хвалили и удивлялись, как из такого малого количества продуктов (ведь в войну все отпускалось по очень малым нормам) можно было так вкусно приготовить.

Кому-то со стороны может показаться, что, работая в войну в таком хлебном месте, мы никогда не испытывали чувства голода. Это не так. В войну на фронте и в тылу - всюду были суровые условия. Труженики, в основном женщины, таскали мешки с мукой из вагонов на себе. Естественно, им было просто не под силу поднять целый мешок муки и поэтому здесь у вагона они половину отсыпали. Соблазнительно было голодному человеку смотреть на эту мучную струйку, так и хотелось подставить ладонь и отсыпать хотя бы горсточку в карман. Некоторые, измученные тяжелыми условиями труда, делали это, надеясь на авось и забывая, что через каждые десять метров на пути к складу стоит охранник с собакой. И эта украденная горсточка муки или крупы оборачивалась для человека постыдным судебным разбирательством и суровым приговором тюремного заключения.

Приусадебное хозяйство нас сильно выручало и в послевоенное время. Оно прекратило свое существование в 1965 году, когда база стала расширяться и потребовались дополнительные площади для новых помещений.

Александра Егоровна сама проработала на базе всю сознательную жизнь и ушла на пенсию в должности старшего мастера. По ее словам, жизнь хоть и была трудной, но хорошей, потому что всегда рядом было много добрых людей, которые постоянно были готовы прийти на помощь. Среди них Т.Ф.Агафонова, Т.И.Орлова. Да и нынешнее руководство во главе с С.А.Ломакиным много делает для своих работников и ветеранов. Сергей Александрович работает на предприятии четырнадцать лет. Сначала был главным инженером, а в 1992 году стал директором. В сентябре 1994 года на собрании акционеров он выбран генеральным директором АО "Зернопродукт-сервис" ("Зерносервис").

Сергей Александрович ежегодно подписывает всех работников и многих пенсионеров на "Орехово-Зуевскую правду". Но основная его забота - сохранение зерна и производство из него муки. Раньше мы получали зерно из хозяйств нашего района. Еще несколько лет назад мы принимали оттуда и закладывали на хранение более полутора тысяч тонн. А теперь ничего...

Сам Сергей Александрович так говорит об этой ситуации:

- Сегодня мы можем с радостью принять и пять тысяч тонн. Техническая база предприятия подготовлена и принята Госкомиссией с оценкой "отлично". Но нам приходится приобретать зерно не у наших сельчан, а в других регионах. Причин здесь много. Осложнилась экономическая ситуация в регионе, сельское хозяйство сейчас в упадке, к тому же появилось много конкурентов и их условия нередко прельщают тех, кто раньше покупал муку у нас. К примеру, наш основной потребитель Орехово-Зуевский хлебокомбинат с 1994 года перестал вообще брать муку и предпочитает завозить обдирную муку из Коломны.

Тогда у нас родилась мысль, и мы ее реализовали - выпекать хлеб самим. В 1995 году у нас появилась своя хлебопекарня. Мы выпекаем несколько видов хлебобулочных изделий. Наши палатки на базе прицепов "Тонар" можно увидеть на разных рынках города и в других населенных пунктах района. Наши муковозы доставляют муку на хлебозаводы Шатуры, Воскресенска, Балашихи и Щелкова. К нам также приезжают потребители из других городов Подмосковья и Владимирской области.

Но, к сожалению, приходится констатировать, что производство муки в 1997 году у нас сократилось на 50 процентов. Поэтому приходится искать выход из положения. Я вижу его в возрождении системы общественного питания, которая в последнее время у нас практически исчезла. Только я хочу, чтобы это был не американский "Макдональдс", а наша российская харчевня под названием "Русская каша", чтобы, придя туда, наш человек мог отведать русские щи, пельмени и кашу. Хочется верить, что для такого благородного дела деньги все-таки найдутся и наши люди смогут нормально питаться в течение всего рабочего дня.

А. НИКИТУШКИН.

Журналист.

 

 

ПИЩЕВОЙ КОМБИНАТ

 

В 1997 ГОДУ АО "ПИЩЕВИК", прозванному в народе "макаронкой", "стукнуло" 60 лет.

Возраст почтенный. Ветеранский. А ветерану грех не вспомнить молодость. Благо и люди здесь в основном работают с большим стажем и им есть что вспомнить о днях минувших. На эту тему со мной согласилась побеседовать мастер кондитерского цеха В.А.Шагина, которая трудится на этом производстве без малого 25 лет и многое знает об истории предприятия из рассказов своих коллег, когда-то здесь работавших...

Для молодежи 90-х годов, знающей историю только по новым учебникам истории, 1937 год - страшное время сталинских репрессий, когда человека могли посадить на несколько лет в тюрьму только по навету злого соседа. Конечно, было и такое, но не стоит сгущать краски. Жизнь во все времена текла своим чередом: строились дороги, новые дома. В Орехове в конце улицы Ленина появились многоэтажные дома, которые до сих пор в народе называют "стахановскими". Трудовой подвиг Алексея Стаханова вызвал эмоциональный подъем у людей, и они стремились доказать, что тоже способны достигать трудовых высот. В короткие сроки недалеко от железнодорожного вокзала возникло здание пищевого комбината. Это строительство вызвало у населения города особую радость.

Многие в то время помнили голод начала двадцатых годов и поэтому горели страстным желанием устроиться на пищекомбинат в надежде всегда иметь постоянный кусок хлеба. Желающих было предостаточно, и поэтому все работали на совесть. Трудились день и ночь в четыре смены.

Ореховозуевцы и жители близлежащих поселений быстро оценили вкус и качество нашей продукции. Макароны, рожки, вермишель на прилавках долго не залеживались. А что говорить тогда о конфетах и вафлях! За ними всегда была очередь. Особенно охотились за "Коровкой". Некоторые придирчивые покупатели из-за принципа не брали московские конфеты, говорили, что пока их везут из столицы, они засыхают и тем самым создавали негласную рекламу ореховским сладостям.

А кондитеры, слыша такие заявления, только улыбались и думали над тем, чем еще удивить и порадовать своих покупателей. Вскоре кроме театральной помадки и "Коровки" появилась фруктовая карамель. Люди старшего поколения, конечно же, помнят эти конфетки в форме подушечек.

Школьники были на вершине счастья, когда им предлагали экскурсию в пряничный цех. На их глазах происходило настоящее чудо: из муки и фруктового или ягодного варенья получались заветные крендельки, которые прямо таяли во рту. Не меньше удивления и восхищения было в соседнем цехе, где делали зефир. Это сейчас существуют умные машины, которые строго следят за технологическим процессом, а человек только нажимает кнопки. Шестьдесят лет назад все делалось вручную, и ребятам давали попробовать воздушную массу... Перед войной на комбинате наладили выпуск яблочного и ягодного варенья. Неизвестно что еще могли придумать наши мастера, но 1941 год расстроил все планы. Фронт особо в конфетах не нуждался, но ему в неограниченном количестве требовались плащ-палатки и носилки. В считанные дни в цехах произвели переоборудование и рядом с печью по выпечке пряников появились швейные машинки. А девушки-кондитеры за несколько дней обучились швейному делу. В соседнем цехе вместо сладкого запаха конфет запахло стружкой, и застучали молотки.

Молоденькие девушки, отработав смену, спешили на курсы медсестер и затем отправлялись на фронт. Многие из них не вернулись. В 1945 году пищевой комбинат вернулся на круги своя. Страна пережила трудное время, ей не хотелось вспоминать о плохом, а помечтать за чашкой чая с вкусной конфеткой о светлом будущем. Наши кондитеры быстро уловили настроение граждан и постарались без промедления удовлетворить их вкусы. За театральной помадкой и "Коровкой" вновь были очереди, не меньше хлебных в войну, благо эти конфеты стоили недорого и вполне были доступны для рабочего люда.

Тогда же заработал цех безалкогольных напитков. На улицах города появились бочки с квасом. Но одним квасом ограничиваться не стали, а решили побаловать горожан и газированными налитками. Страна у нас тогда была единая, и договориться через Москву с любыми поставщиками не было проблем. Из Грузии, Армении, Молдавии, с Украины сразу тоннами стали получать лимонный, грушевый, мандариновый настои, экстракт левзеи (марального корня). Имея такое вкусное сырье, грех было не готовить вкусные напитки - "Лимонад", "Саяны", "Яблоко", "Дюшес". Уже в наши дни стали делать "Вишню", "Тархун", "Бахмаро".

К юбилею столицы в 1947 году на комбинате стали выпускать печенье "Юбилейное", которое всегда пользовалось популярностью. Примерно в это же время на предприятии стали выпускать фруктовый кисель. Позже стали изготавливать вафельный торт "Сюрприз".

Валентина Алексеевна Шагова с удовольствием рассказывала о вчерашнем дне комбината, и по ее тону казалось, что и о нынешних делах можно говорить в том же ключе. Но когда я попросил ее об этом рассказать, то Валентина Алексеевна сказала, что о сегодняшнем состоянии фабрики лучше всего поговорить с генеральным директором АО "Пищевик" Сазоновым.

Итак, сегодняшний день "макаронки". Каков он? Интервью на эту тему с руководителем предприятия В.А.Сазоновым.

- Владимир Александрович, почему "Макаронка" не производит макароны?

- До 1985 года мы выпускали макароны, но в начале перестройки наверху решили передать производство макарон из пищевой в хлебопекарную промышленность. Наши хлебопеки особой радости по этому поводу не проявили, сказали, что у них и без макарон дел хватает. С этого дня производство макарон в нашем городе стало сокращаться, а потом и вообще прекратилось, поскольку в Павловском Посаде подобное производство стало набирать силу.

Теперь от макаронного цеха остались одни стены, которые постепенно разрушаются и недалек тот день, когда разрушатся совсем, потому что у нас нет средств на его восстановление. У нас в зимнее время люди три месяца 1996 года не получали зарплату. А вы говорите про макаронный цех!

- А сейчас-то пищевики зарплату получают?

- Весной 1997 года я приложил все усилия, чтобы исправить это положение. Обращались в различные банки с просьбой дать кредит - всего 50 миллионов рублей. Но они отказали. Пришлось искать другие пути. Сейчас зарплата выдается без задержек. У меня трудятся всего 100 человек, в основном люди с большим стажем. Жалко терять хороших специалистов.

- Ваши сотрудники рассказывали, что ваше предприятие раньше работало в четыре смены и выпускало в месяц по 300 тонн макарон и 1250 килограммов конфет в день...

- Тогда существовал план, и за его срыв можно было получить не только выговор по партийной линии. Сейчас положение иное, все зависит от наличия денег и желания заказчика. С деньгами, как я уже сказал, есть проблемы, с заказчиками тоже. Сегодня все ищут подешевле. Ту же "Коровку" - товарный знак нашей фабрики - теперь стали привозить из Польши.-

- Владимир Александрович, а какие изделия выпускает сегодня ваше предприятие?

- Ассортимент достаточно широкий. Семь видов "Коровки", два вида "Театральной помадки", три сорта пряников. Возобновляем производство зефира. Правда, по нынешним ценам удовольствие дорогое. Один сертификат, дающий право на производство этого продукта, стоит полтора миллиона рублей. Но, тем не менее, эта восточная сладость уже появилась на прилавках наших городских магазинов.

- В том числе и вашего фирменного?

- Свой магазин мы закрыли. Если бы у нас был супермаркет, то были бы хоть какие-то перспективы получить прибыль, а от маленького магазинчика одни убытки. Нам без него их хватает. Мы - производители и должны заниматься производством товаров, а торгуют пусть другие.

- Владимир Александрович, вы когда-то выпускали вафли и даже вафельные торты делали...

- То оборудование давно устарело, а на новое у нас денег нет.

- Ваше предприятие в свое время славилось еще одним видом продукции - квасом.

- Мы и сейчас его производим, только разливаем не в бочки, как раньше, а в пластиковые бутылки. Кроме "Монастырского кваса", изготавливаем еще девять видов напитков, в том числе и минеральную воду. Наши напитки производятся в основном из натуральных продуктов и по вкусовым качествам намного лучше московских. Только и здесь есть одна проблема, которая мешает снизить цену на этот товар, - бутылки. Мы их сами не производим, а привозим из столицы. Каждая бутылочка в летний сезон стоит 1300 рублей (цены 1997 года), хотя зимой ее цена не превышала 800 рублей. Посмотрите, как подорожал за последнее время сахарный песок. А ведь это наше основное сырье.

- Скажите, а самим производить эти бутылки нельзя, чтобы не возить из Москвы воздух?

- Установка по выдуву этих бутылок стоит 60 тысяч долларов. Если найдется спонсор и даст нам в долг такую сумму, мы с радостью ее примем. Даю честное слово, что быстро сможем вернуть эти деньги.

А. НИКИТУШКИН.

Журналист.

 

 

ДОМОСТРОИТЕЛЬНЫЙ КОМБИНАТ

 

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

 

История этого предприятия, одного из крупнейших в строительной индустрии области, начиналась на памяти большинства ныне здравствующего населения города и района. Но все ли знают, что послужило толчком к его появлению именно в нашем районе? Вернее даже, не что, а кто! Случай тот заслуживает особого, на мой взгляд, внимания. С него и начну.

Поколениями жили ореховозуевцы в казармах. Сжились, сроднились жильцы каждой настолько, что многие до сих пор со светлой грустью вспоминают "Казарменное братство". Однако же тянуло к удобствам коммунальным, к отдельной квартире. Только как этого достичь, ведь не в одном Орехово-Зуеве благоустроенного новоселья годами ждали. Должен был найтись кто-то, у кого родилась бы подходящая идея и достало смелости выйти с ней на уровень, где ее могли решить. Таким человеком стал секретарь парткома Ореховского хлопчатобумажного комбината Борис Андреевич Молодцов.

С идеей было попроще: время шло к столетию знаменитой стачки, и вполне резонным представлялось обратиться в верха с просьбой помочь потомкам участников тех событий в решении социальных вопросов. Но кого в этих самых верхах "побеспокоить"? Чуть не дотянешься до нужного уровня, где способны такое решение принять - останешься, в лучшем случае, при сочувственном ответе, чуть выше потребного заберешься - такую нахлобучку получишь, что мало не покажется. А главное, все дело на корню загубишь.

Долго партийный секретарь прикидывал, и решил, что лучшего адресата, чем Председатель Совета Министров СССР, член Политбюро ЦК КПСС А.Н.Косыгин, не найти. Ему и написал. Почему так решил, долго объяснять. Скажу только, что немалую роль сыграл в этом наш земляк Министр легкой промышленности Н.Н.Тарасов, ныне Почетный гражданин города Орехово-Зуево. Первую "весточку" о том, что письмо достигло адресата, из обкома партии получил: как, мол, осмелился такого человека беспокоить, да еще через нашу голову. Местное партийное руководство тоже недовольство выразило. Но, как вспоминает Борис Андреевич, как-то мягенько претензии высказывались, похоже было, что начальство само еще не представляло, чем все кончится и реагировало, так сказать, "по факту", на всякий случай.

Не подвело чутье. Довольно скоро пришла информация, что собирается приехать на ХБК член Политбюро, секретарь ЦК КПСС А.Н.Шелепин. Приехал. Соблюдая обязательную тогда партийную этику, первый визит нанес в партком. Б.А.Молодцов такого момента не упустил, и с места в карьер предложил заглянуть в гости к какой-нибудь семье, в натуре, так сказать, посмотреть житье-бытье текстильщиков. Так и не открылся он мне, была то "домашняя заготовка" или мгновенное озарение. Трудно сказать и другое; не почувствовал высокий гость подвох или только вид сделал, однако же не возразил. А Борис Андреевич, получив согласие, повел не куда-нибудь - в "Самомазку". Вряд ли кому-то из не живших или хотя бы не бывавших там получится словами объяснить, что это такое. Расчет оправдался: едва переступив порог, гость поинтересовался, сколько же людей живет в таких условиях. И услышав в ответ, что 35000, больше никаких вопросов не задавал.

Вскоре ЦК КПСС и Совет Министров приняли решение "О мерах по дальнейшему техническому перевооружению, совершенствованию производства и решению социальных проблем Ореховского хлопчатобумажного комбината имени К.И.Николаевой", в котором шла речь и о расселении казарм. А поскольку это требовало большого объема строительных работ, невозможного без мощной строительной базы, отдельной строкой предусматривалось возведение Домостроительного комбината (ДСК). Было это три десятка лет назад.

 

ПЕРВЫЕ ШАГИ

 

Один из самых первых - выбор места для строительства комбината. Тут особых прений не было. Понятно было, что в центре города ему не место, и столь же очевидно, что желательно подобрать площадку с близкорасположенными коммуникациями, удобными подъездными путями, учесть заодно отдельные "мелочи" вроде "розы ветров" и кое-каких других. Очень скоро сошлись на том, что ничего лучше, чем Куликовские болота на окраине города, при въезде со стороны Горьковского шоссе, не подобрать. С одной стороны дороги здесь размещался завод железобетонных изделий (переименованный потом в "Сельиндустрию", захиревшую во времена перестройки), а с другой - комбинат производственных предприятий треста "Мособлстрой" №12, к которым уже были подведены электросеть, вода, канализация, проложена железнодорожная ветка от Поточино. Вот там и вбили колышек первопроходцы ДСК, многие из которых до сих пор вспоминают, каким ягодным было это болотистое место.

Не модно сегодня пользоваться терминологией тех времен, но слова из песни не выкинешь: стала эта стройка подлинно народной. Все, от первых руководителей города и городских предприятий до последнего пацаненка, понимали, что значит ДСК для города. Потому без всякого нажима откомандировывали на стройку лучших рабочих и специалистов. Многие из пришедших непосредственно на стройплощадке освоили строительные специальности и впоследствии навсегда связали свою судьбу с комбинатом: Алексей Иванович Бабин, Виктор Васильевич Котов, Николай Иванович Кошелев, Ювеналий Павлович Лазарев, Виктор Иванович Михеев, Владимир Иванович Сергеев, Юрий Григорьевич Лыжин, Николай Павлович Чирков, Анна Ивановна Баринова, Александр Александрович Глухов, Юрий Александрович Архипов... И сегодня еще некоторые первопроходцы продолжают работать на предприятии. Именно вокруг них складывался коллектив, рождались трудовые династии комбината: Геннадий Алексеевич Синицын с женой Лидией Васильевной и дочерью Любовью Викторовной; супруги Андрей Николаевич и Анна Геннадьевна Цисарь; Александр Иванович и Антонина Терентьевна Кибировы; Анатолий Стефанович и Тамара Васильевна Кабак; Борис Алексеевич и Нина Степановна Векшины; Юрий Леонидович и Валентина Ивановна Козловы; Дворецкая Валентина Семеновна с Юрием Владимировичем и снохой Ниной Ивановной; Владимир Иванович, Зоя Ивановна и Юрий Владимирович Клюшкины; Адольф Алексеевич, Тамара Васильевна и Наталья Адольфовна Малько...

 

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

 

Не все, оказывается, знают, почему предприятие именуется комбинатом, а не, допустим, панельным заводом или еще как. Все просто: ДСК не только выпускал все необходимые для строительства жилых домов конструкции, но и строил или, как говорят, монтировал эти самые дома. В одном из "бородатых", как раз тех времен, анекдоте так описывался процесс на мясокомбинате: в одни ворота входит бык, а через другие грузится упакованная колбаса. Так и тут: на входе песок, цемент и прочие исходные стройматериалы - на выходе готовые дома. Но это потом, когда ввели 14 февраля 1969 года первую очередь мощностью 40 тысяч квадратных метров жилой площади в год и вывезли за ворота первую собственную панель. А первый дом начали строить до того, из чужих панелей, которые возили с Жуковского ДСК. Когда окажетесь на перекрестке улиц Урицкого и Бирюкова - остановитесь и взгляните на угловой дом №53 около бывшего "Детского мира" (теперь "Товары для детей"). Это и есть первенец крупнопанельного домостроения в Орехово-Зуеве, вполне достойный, наверное, мемориальной доски.

Первый же полностью "свой дом", пятиэтажку на 120 квартир в Парковском микрорайоне (№12 на улице Парковская) сдали 19 сентября 1960 года. А дальше, как говорится, пошло-поехало. Сначала за счет рационального использования оборудования и увеличения сменности довели годовую мощность до 68 тысяч квадратных метров (в чем огромная заслуга начальника производства В.В.Трундаева), затем, после введения в 1975 году второй очереди, довели мощность до 103 тысяч квадратных метров полезной площади в год, а в 1991-ом, введя третью очередь, достигли мощности 114 тысяч квадратных метров в расчете на выполнение спланированной до 2000-го года общесоюзной жилищной программы (за что начальнику ДСК В.А.Строчкову присвоили звание "Заслуженный строитель РСФСР"). Не по вине комбината канула она в лету...

Больше мощности не наращивали, с этими-то пока неясно, что делать. Беда эта повсеместная, и надо сказать, что коллектив закрытого акционерного общества "Ореховский домостроительный комбинат" сумел - не без потерь, конечно - выжить (не в пример той же "Сельиндустрии"), насколько можно эти потери минимизировал и сегодня держится на ногах достаточно уверенно. Но об этом отдельный разговор, а пока вернемся во времена процветания.

С 1969 по 1997 год построено в Орехово-Зуеве - 175 домов (19528 квартир; вспомним: в казармах жило 35 тысяч человек, а в одну квартиру по статистике въезжало 3,3 человека - таким был среднестатистический состав семьи в наши краях), в Ликино-Дулеве - 29 (3004), в Куровском - 19(1484), в Дрезне-11 (786), в других населенных пунктах района - 70 (3472). Строили и в других регионах, от соседних Павлово-Посадского, Егорьевского и Шатурского районов до Владимирской и Ивановской областей, где возвели в общей сложности 68 домов на 6212 квартир. С 1979 по 1984 год построили более 50 сельских домов коттеджного типа в Малой Дубне, Дубраве, Заволенье, совхозе "Дружба" Наро-Фоминского района. Занимались не только жильем: в том же совхозе "Дружба", например, построили школу. Если все суммировать, то новоселье справили 26 790 семей города и района, 6212 семей в других регионах, введено 16406 квадратных метров производственных площадей.

По ходу дела осваивали передовые технические методы строительства и организации труда, сумели сказать здесь и свое, новое слово. Горячо спорили о способах отделки наружной поверхности панелей, пока не родилась "брекчея" - отделка глазурованной плиткой на бумаге. Освоили поточное строительство, затем "монтаж с колес". В этом деле были первыми, авторство принадлежит Герою Социалистического Труда, бригадиру монтажников Виктору Зотовичу Фокину, получившему за его разработку и освоение Государственную премию СССР.

Во времена, ныне пренебрежительно именуемые застойными, работали под девизом "Каждому дому - хорошее качество, каждой квартире - гарантийный паспорт". Наверное, многие сохранили эти подписанные всеми строившими дом звеньевыми и бригадирами паспорта, как своеобразный сувенир. Впрочем, тогда это был не сувенир: все недостатки, выявленные новоселами в течение года, подписанты устраняли безвозмездно, получая высказанные принародно в лицо упреки за халтуру от новоселов и соответствующую нахлобучку за огрехи в работе от начальства. Воздействовала эта "комплексная мера" на нерадивых весьма эффективно.

Очень помогло повышению качества строительства и организованности труда введение в 1972 году КТУ. Любопытная судьба у этого показателя: тогда о нем еще мало кто слышал в стране, а теперь не всякий уже расшифрует сию аббревиатуру. Напомню его суть. Для каждого работника в бригаде устанавливается персональный КТУ - кому-то побольше, кому-то поменьше, в зависимости от потенциального трудового вклада (у бригадира, например, он мог быть немного больше 1, у подсобника несколько меньше). Раз в месяц собиралась бригада, решала, кто в полную силу поработал, кто с ленцой и соответственно корректировала персональные КТУ, что сказывалось на зарплате. Называлось это тогда "принцип материальной заинтересованности".

Пик производительности пришелся на 1989-1990 годы. Мало того, что работали в четыре смены, так еще привлекали рабочую силу и специалистов с других строительных и промышленных предприятий города, использовали будущих новоселов. Не забыли, наверное, ореховозуевцы строительство МЖК, ликинский метод отделки квартир и так далее. В 1990 году выдали "на гора" 19 домов. За опытом сюда ехали со всех концов страны, бывали здесь руководители не последних рангов, в том числе первые лица области и столицы, в недолгую бытность председателем Госстроя СССР заглянул Б.Н.Ельцин.

А затем настали трудные времена... Для любителей точных цифр: если за 1977 год в Орехово-Зуеве ордера получили 4875 человек (в очереди на улучшение жилищных условий в конце того года стояло 3899 человек, в том числе по линии администрации - а это врачи, учителя, культработники, словом, те, кого сегодня именуют бюджетными - 784), то спустя двадцать лет отдел учета и распределения жилья при городской администрации выписал 66 ордеров, в том числе на 13 купленных квартир (очередь на начало 1998 года, из которой теперь исключены работники предприятий (около 6000 человек) состояла из 1721 человека - нетрудно посчитать, на сколько лет она растянется.

 

ТРИ " С" И ДРУГИЕ

 

Но прежде, чем говорить о последних годах, хочется рассказать о тех, кто создавал славу ДСК, работал на нем в его звездные годы, делал и делает все возможное, а порой и кажущееся невозможным, чтобы сохранить предприятие и хотя бы костяк коллектива в надежде, что вновь будут востребованы строительные мощности, что снова по 4-5 тысяч очередников города и района станут, если не бесплатно, то за доступную всем цену получать новые благоустроенные квартиры.

Начну с тех, кого строители-ветераны в разговорах объединяют под кодовым названием "Три С". Все просто: волею судьбы фамилии трех начальников комбината (из четырех), управлявших им в общей сложности 28 лет из 30, начинались с этой буквы.

Первый колышек вбил Н.И.Свистунов. Это на его плечи легла задача первоначального формирования коллектива. Не мог он не понимать, что владеющих строительными специальностями от рабочих до инженерно-технических работников в текстильном городе немного. Надеяться на "лимитчиков" резона мало: Орехово-Зуево не Москва, к тому же в те времена на каждом столбе висели бумажки со словами "Требуются, требуются, требуются..." Потому и считал задачу отбора и профессионального обучения людей в кратчайшие сроки самой главной и ответственной, потому и решил взвалить ее целиком на себя. Требовалось только найти человека, которому можно было бы с легкой душой поручить непосредственное руководство возведением производственных зданий, комплектацией оборудованием, его установкой и вводом в строй. То есть, нужен был не просто грамотный главный инженер, а такой, кому можно было бы доверять как себе.

По счастью, долгих поисков не понадобилось: пригласил Николай Иванович на эту должность однокашника по институту Анатолия Степановича Тяжлова. Занимались они, разумеется, не только формированием коллектива да пуско-наладочными работами. Это при них производство было переоснащено на производство 9-этажных домов, началось формирование наружных панелей "лицом вниз" с отделкой "брекчия", отработана технология монтажа крупнопанельных жилых домов. И еще одно памятное в истории ДСК событие тех лет: в 1971 году Виктору Зотовичу Фокину первому среди наших строителей было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

О том, как этот тандем справился с непростой задачей, говорит тот простой факт, что довольно скоро оба пошли на повышение и впоследствии достигли постов немалых. Н.И.Свистунова, кстати сказать, первым на ДСК получившего государственную награду - орден "Знак Почета", забрали "наверх" через пять лет (сегодня он возглавляет министерство внешних сношений в правительстве Московской области). А.С.Тяжлова и того быстрее - трех лет не проработал (последние годы занимает выборный пост губернатора Московской области).

Дела у Свистунова принял на 9 лет Юрий Николаевич Свешников, на долю которого выпал не менее сложный период и чьи заслуги отмечены орденами Трудового Красного Знамени и "Знак Почета". Это строительство, пуск и освоение мощностей второй очереди; выпуск одновременно двух серий жилых домов, создание группы по освоению новой техники и внедрение монтажа "с колес". Помогали ему главные инженеры Изяслав Михайлович Рабовский, а после того, как он ушел в Управление КПД области - Виктор Александрович Строчков.

В 1981 году, когда Свешникова назначили начальником Управления КПД, (он и поныне возглавляет АО "Крупнопанельное домостроение" Московской области), бразды правления вручили третьему "С" - В.А.Строчкову, к тому времени четыре года проработавшему на ДСК главным строителем и главным инженером. С небольшим перерывом (в 1985-1987 годах был зампредом райисполкома, а ДСК эти два года возглавлял Виктор Иванович Мусиенко) они находятся в его руках по сегодняшний день. Инженерной службой при нем руководили сначала В.И.Мусиенко, а с 1992 года - Юрий Дмитриевич Суханов. На их долю выпало строительство третьей очереди, выведшее комбинат на самые высокие технико-экономические показатели среди родственных предприятий области; разработка и внедрение наклонно-замкнутого конвейера для производства наружных панелей с термообработкой электрообогревом в щелевых подземных камерах (это опять для специалистов), модернизация оборудования (внедрение рельефной отделки, нового типа виброплощадок, передвижных бетоносмесителей, узла дробления керамзита и многое другое), авторами чего были Ю.Д.Суханов и начальник группы новой техники Заслуженный изобретатель РСФСР Николай Сергеевич Кудрявцев.

И еще одному человеку из когорты руководителей надо отдать должное: с первых дней при всех начальниках комбината самую неблагодарную, но и самую, пожалуй, незаменимую на любом предприятии службу возглавлял заместитель по снабжению Павел Васильевич Фоменко, недавно вышедший на пенсию.

Отдав должное первым лицам, нельзя умолчать и о тех, кто воплощал в жизнь их идеи, исполнял приказы и распоряжения, вносил посильную лепту в рационализацию производства (точную цифру количества рацпредложений, поданных рабочими, установить не удалось, она порядка полутора тысяч), чей добросовестный труд отмечался различными наградами от государственных (кроме тех, кто уже назван, орденами и медалями награждены еще одиннадцать человек) до медалей ВДНХ и благодарностей в приказах. Нелегкую задачу задал я кадровикам, попросив назвать 3-4 фамилии. Вот 3-4 десятка они были готовы назвать без особых раздумий, но...

С первого дня работал на комбинате бригадир формовщиков Михаил Семенович Холев, чья бригада многие годы была лучшей на предприятии.

Нина Степановна Векшина в системе Главмособлстроя работала с 1955 года, на ДСК пришла по переводу из СМУ "Жилстрой" в 1972 году, возглавила бригаду маляров. Сама отменный специалист, она считала своим служебным и человеческим долгом довести до нужной "кондиции" мастерство каждого молодого члена своей бригады.

Сразу после окончания летом 1969 года ГПТУ №41 стала работать на комбинате Нина Ивановна Илюшина. Молодого, старательного маляра вскоре приметили, рос ее авторитет, назначили бригадиром. Видя ее постоянное стремление шлифовать свое мастерство, тянутся за ней остальные, а она охотно делится своими "секретами" с молодежью.

Не одними производственными показателями занималось руководство ДСК. Многое делалось и в социальном плане, расширяли бытовые помещения, построили спортзал и теплицу, за 1981 - 1991 годы работники ДСК получили 125 квартир.

 

ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ

 

Распад Советского Союза болезненно сказался на коллективе: не только введенные к 1991 году, но и существовавшие до этого мощности оказались невостребованными. И все же удалось удержаться на плаву, сохранить в основном коллектив и производственный профиль. Это мнение В.А.Строчкова. Но не буду излагать его слова в "вольном переводе" - слово генеральному директору производственно-коммерческого объединения ЗАО "Ореховский домостроительный комбинат":

- Когда в 1990 году комбинат достиг проектной мощности в 110 тысяч квадратных метров полезной площади, мы стали готовиться к рубежу 145 тысяч. С технической точки зрения реальность этих планов сомнений не вызывала, но сбыться им, увы, не было суждено. Более того, с 1992 года началось падение объемов строительства, календарно и причинно совпавшее с развалом СССР, отменой принципов социалистического хозяйствования и гайдаровскими реформами...

Еще только начинался переход к капиталистическому строю, как людей уже лишили многих социальных благ, в том числе и возможности получать бесплатное жилье. Оно стало продаваться, цены оказались не по карману, а система кредитования, красиво именуемая на западный манер "ипотекой", до сих пор не отработана. Последнее, наряду с развалом промышленности и других отраслей народного хозяйства, привело к резкому снижению востребованности продукции индустриального домостроения. И пока не видно изменений к лучшему: за пять последних лет жилье в Подмосковье подорожало в 14000 раз. Многие ли могут сегодня купить квартиру! Постепенно снижая объемы производства из-за отсутствия финансов, в 1997 году мы съехали до 28 тысяч квадратных метров. Ради объективности скажу, что это не худший вариант среди всех 10 ДСК Московской области: 6 из них практически стоят, еще 3 существуют примерно на одном уровне с нами.

Надо отдать должное администрациям городов Орехово-Зуево, Куровское и компании "Мособлстрой", прежде всего благодаря творческой работе с которыми мы смогли удержаться на сегодняшнем рубеже. Хочется верить, что неоднократно обещанное нам начало экономического подъема действительно уже не за горами, и в скором времени нам предстоит борьба не за выживание, а наращивание производственных мощностей.

Э. ОРЛОВ.

Журналист

 

 

ТРЕСТ "МОСОБЛСТРОЙ" №12

 

ЕСЛИ СРАВНИТЬ сегодняшние города Орехово-Зуево, Ликино-Дулево, Куровское и Дрезну с их обликом пятидесятилетней давности, то мы увидим, что они претерпели большие изменения.

Из населенных пунктов, застроенных в основном одно-двухэтажными домами и казармами, они превратились в современные города с многоэтажной застройкой и разветвленной сетью больниц, детских учреждений и других объектов сферы обслуживания.

Большая заслуга в их преобразовании принадлежит тресту "Мособлстрой" №12 (ныне закрытое акционерное общество "Мособлстрой" №12), который являлся основной строительной организацией.

Страна залечила первые раны, нанесенные Великой Отечественной войной, и могла направить средства на строительство промышленных объектов, жилых домов, больниц, детских садов. Для претворения этих планов в жизнь необходимо было создать мощные строительные организации с высококвалифицированными специалистами и хорошо развитыми производственными базами. До 1957 года строительство в Орехово-Зуеве осуществлял "Ореховострой" (ныне строительно-монтажное Управление "Жилстрой"), строительно-монтажное Управление №1 (ныне СМУ "Промстрой-1") и строительные отделы и ОКСы промышленных предприятий.

Мелкие разрозненные строительные организации, имеющие слабую материально-техническую базу, низкий уровень индустриализации труда, не могли решать возросшие задачи, поставленные перед строителями города и района. Поэтому для их решения в 1957 году на базе "Ореховостроя" формируется трест "Мособлстрой" №12.

Сначала в него вошли строительно-монтажные управления (СМУ) 1, 2 и 5, хозрасчетная контора снабжения в г. Орехово-Зуево; СМУ-4 в Павловском Посаде; Рошальское строительно-монтажное управление.

В различные годы в состав треста, кроме организаций, расположенных в Орехово-Зуевском районе, входили Шатурское, Мишеронское и Электрогорское строительно-монтажные управления. В результате различных реорганизаций и создания новых структур к 1975 году в состав треста уже входило десять подразделений: СМУ "Промстрой" №1, СМУ "Жилстрой", СМУ-3, передвижная механизированная колонна-70, специализированная передвижная механизированная колонна-95, комбинат производственных предприятий в городе Орехово-Зуево; СМУ "Промстрой-2" в городе Ликино-Дулево, СМУ-6 в деревне Давыдове, передвижная механизированная колонна №21 в городе Куровское.

Для повышения эффективности работы каждая организация специализировалась на определенных видах строительства. Так, СМУ "Жилстрой" и СМУ-3 занимаются возведением жилых домов, школ, больниц, детских садов и других объектов социально-бытового назначения, строительно-монтажные управления "Промстрой-1", "Промстрой-2" и СМУ-6, в основном, осуществляют строительство промышленных объектов.

Передвижная механизированная колонна №21 была создана для строительства объектов на селе. Специализированная ПМК-95 занимается устройством дорог и тротуаров; прокладкой наружных сетей водопровода, канализации и сетей теплоснабжения.

В начале своей деятельности строительные организации имели неразвитые малообустроенные производственные базы, у треста было, например, всего восемь башенных кранов грузоподъемностью 3-5 тонн, несколько бульдозеров мощностью 50 лошадиных сил, экскаваторы с емкостью ковша не более 0,15 кубометра, раствор приготовляли на временных узлах, в полуразвалившихся деревянных строениях, цемент и песок в растворомешалки загружали, в основном, вручную лопатами.

На строительстве жилых домов, высотой до двух-трех этажей, обычно использовались краны "Пионер" грузоподъемностью 0,5 тонны, в лучшем случае, применялись автомобильные краны ЛАЗ-690 грузоподъемностью до 3-х тонн. Из-за недостатка башенных кранов укладка плит перекрытий часто выполнялась также вручную. Повсюду на стройплощадках господствовал ручной труд, не говоря уже о штукатурных и малярных работах, обеспеченность строек рабочими составляла не более 30 процентов (на объекте зачастую работало три-пять человек). Среди специалистов дипломированных было чуть более половины, остальные практики. Все они зарекомендовали себя способными, энергичными организаторами производства, поэтому нет ничего удивительного в том, что с 1957 по 1960 годы трест смог освоить лишь 28 млн. руб. на строительно-монтажных работах (цены 1984 года), что составляет около 70 процентов от годовой программы треста 70-х годов. Для наращивания объемов работ требовалось создать мощную строительную базу, и эта задача была выполнена.

В 1970 году было завершено строительство объектов комбината производственных предприятий (КПП) в составе главного корпуса с формовочными, арматурным цехами; бетоносмесительного узла, котельной, склада цемента и инертных заполнителей, столярного цеха, асфальтобетонного завода. До 1972 года директорствовал на КПП И.Н.Ковалюк - способный организатор, работал он, не считаясь со временем, хорошо зная, что в первую очередь надо строителям. Техническое руководство предприятием осуществлял В.И.Шагов, который и стал в 1972 году директором. В настоящее трудное время КПП вот уже более десяти лет возглавляет В.А.Сонин - Заслуженный строитель Российской Федерации, а техническое руководство осуществляет старожил В.С.Василишин. Они прилагают максимум сил и энергии, чтобы предприятие не только осталось на плаву, но и обеспечивало стройки всем необходимым.

Правильно организовать снабжение объектов материалами, конструкциями, деталями и полуфабрикатами при больших объемах работ требовало особого внимания со стороны руководства треста, поэтому следующим шагом было строительство и ввод в эксплуатацию базы управления производственно-технологической комплектации с подъездными путями, складами, цехом отделочных материалов по производству окрасочных составов, раскрою стекла и линолеума. Значительный вклад в создание базы и организацию работы УПТК внес М.А.Демидов. Будучи руководителем отдела капитального строительства в тресте, а потом главным инженером УПТК, под его руководством была внедрена комплектация объектов по нормативно-технологической документации, переработке материалов в полуфабрикаты на базе УПТК, контейнерная поставка материалов. Много умения в работе УПТК проявили его первые руководители А.Н.Волков, Э.Д.Захватаев. В настоящее время вот уже несколько лет УПТК возглавляет Балашов Ю.А.

В 1973 году была введена в эксплуатацию база ПМК-21. С ее строительством трест мог уже выпускать в год 30 тыс. кубометров сборного железобетона и бетона, 120тыс. кубометров товарного бетона, 40тыс. кубометров раствора, 50 тыс. тонн асфальтобетона, 4300 кубометров полового бруса, 16 тыс. кубометров пиломатериалов, 20тыс. квадратных метров дверных блоков, 16 тыс. квадратных метров оконных блоков, 740 тонн окрасочных составов, шпатлевок, замазок, 20 тыс. квадратных метров раскроенного и сваренного в ковры линолеума.

С укреплением производственной базы и проведением ряда других организационно-технических мероприятий значительно возросли объемы и качество строительно-монтажных работ, выполняемых трестом, поднялся уровень производительности труда. В 1983 году объем работ, выполненных трестом по генеральному подряду, составил 43,6 млн. руб., тогда как в 1957 году лишь 5,9 млн. руб.

Численность строителей достигла 2860 человек, а вместе с субподрядными организациями - более 4,5 тыс. человек. Выработка на одного работника по сравнению с 1957 годом выросла в 5,1 раза и составила 11384 рубля.

К этому времени трест добился высшей производительности труда среди организаций главного управления по строительству в Московской области.

За 40 лет трестом совместно с домостроительным комбинатом (ДСК) и другими субподрядными организациями было построено и введено в эксплуатацию более трех млн. квадратных метров полезной площади жилья. За этот же период построено 46 школ на 32264 учащихся, 64 детских сада на 14168 мест, 17 больниц и поликлиник на 3770 мест.

Естественно, что осуществлять такую программу по вводу жилья и объектов соцкультбыта можно было только при организации четко отработанной системы строительства, и такая система была создана. Это квартальная застройка с организацией комплексного строительного потока в тесном сотрудничестве с ДСК. Образовался строительный конвейер.

Организация поквартальной застройки была осуществлена только при наличии единого заказчика. И таким стал горисполком. С появлением единого заказчика практически все объемы жилищного строительства были сосредоточены в управлении капитального строительства №8 (УКС-8). Это позволило застраивать города крупными массивами, сосредоточить трудовые и материальные ресурсы на основных строительных площадках, заблаговременно сооружать инженерные сети и дороги, своевременно обеспечивать снос и подготовку площадки, правильно организовать процесс. При осуществлении идеи единого заказчика стало возможным по примеру орловских строителей внедрить двухлетнее непрерывное планирование, благодаря чему был налажен единый строительный поток. Пять-шесть раз в год планы двухлетки и их выполнение рассматривались в ГК КПСС и горисполкоме с участием УКСа, Треста и ДСК.

Строительство жилья и объектов соцкультбыта в Орехово-Зуеве осуществляло СМУ "Жилстрой", с программой подрядных работ около 14 млн. руб. Являясь генеральным подрядчиком по застройке города, СМУ "Жилстрой" готовит площадки под застройку микрорайонов, возводит 9- и 14-этажные кирпичные дома, школы, детские сады и другие объекты. Управление несло полную ответственность за застраиваемые микрорайоны, начиная от инженерной подготовки и кончая благоустройством территории.

Длительное время СМУ возглавлял Заслуженный строитель РСФСР, кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Посметный Н.А. Большой вклад в становление СМУ внес главный инженер Лившиц В.И. СМУ "Жилстрой" обеспечено опытными высококвалифицированными каменщиками, штукатурами, малярами. Среди них сварщик-монтажник Кураев Н.А. - Герой Социалистического Труда, Заслуженный строитель РСФСР, кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени; Заслуженные строители РСФСР бригадиры каменщиков Салов И.А. и Мороз С.И., бригадиры маляров Бодров М.И. и плотников Павлов П.И.

Для расселения и ликвидации казарм необходимо было, чтобы строительный поток заработал более ритмично, требовались индустриальные методы строительства. Возникла необходимость в строительстве домостроительного комбината, которое было объявлено комсомольской стройкой. В 1968 году была введена 1-я очередь ДСК, мощностью 60 тыс. квадратных метров полезной площади. Начиная с этого дня, трест и ДСК в тесном творческом содружестве решают все вопросы комплексной квартальной застройки и четкого ритма строительного потока.

Для налаживания работы ДСК трест передал свои лучшие кадры инженеров, техников и служащих - всего 133 человека, среди них - монтажники, штукатуры, маляры, герметчики. В полном составе перешла бригада монтажников В.З.Фокина, который удостоен звания Героя Социалистического Труда и является Лауреатом Государственной премии.

В 1976 году была введена вторая очередь ДСК. Его мощность достигла 112 тыс. квадратных метров, это еще более ускорило строительный ритм. Работая в тесном контакте, общими усилиями специалистов управления треста, СМУ "Жилстрой", ДСК и других субподрядчиков была составлена четкая схема организации производства, в основе которой комплексный строительной поток, дающий наибольший эффект в работе всех звеньев. Тем более в условиях освоения крупных микрорайонов таких потоков, тесно связанных между собой, было создано четыре.

Первый поток, состоящий из сводного механизированного отряда управления механизации 64 и 66, специализированной ПМК-95, вел подготовку территории, забивку свай и устройство инженерных коммуникаций.

Второй поток - это возведение цоколей и подготовка фронта работ, согласно утвержденному графику, осуществление бригадами генподрядному СМУ "Жилстрой".

Третий - монтаж надземной части зданий, устройство внутренних спецработ и отделку помещений вели бригады домостроительного комбината.

И, наконец, четвертый поток - благоустройство и озеленение территории. Эти работы выполняли сводно-механизированные отряды "СПМК-95" и "УМ-66". Озеленением занимался агроном, в его распоряжении имелся набор техники для вспашки, боронования, посадки и поливки растений.

Координировал работу всех потоков главный инженер СМУ "Жилстрой" и его линейные работники. Внедрение такой схемы позволило поднять на более высокий уровень организационную сторону дела, а главное, быстрее и качественнее вести застройку жилья. Организатором и руководителем всей этой системы был управляющий трестом Гусар З.Б., кавалер ордена Трудового Красного Знамени. С целью распространения опыта треста, по инициативе МК КПСС был организован семинар руководителей трестов и начальников строительных подразделений области. Опыт треста "Мособлстрой" №12 экспонировался на Выставке Достижений Народного Хозяйства. Участники Выставки И.М.Аксенов и Р.П.Манохина были отмечены грамотами, а начальник технического отдела треста Бакин Ю.В. награжден бронзовой медалью ВДНХ.

В конце пятидесятых - начале шестидесятых годов трест был своеобразным монополистом в жилищном и культурно-бытовом строительстве в городе. Первый микрорайон на улице Гагарина начал строиться в 1958 году на месте огородов, и завершился досрочно в 1964 году. Это стало первым крупным достижением нашего треста.

Улица Гагарина застроена 5-этажными жилыми домами. В 1962 году впервые началось строительство 5-этажных крупнопанельных домов. Позднее на этой улице были построены школа-интернат и кинотеатр "Родина" на 800 мест.

На месте бывшего аэродрома и частных домов вблизи магазина "Маяк" в 1964 году началась застройка северо-западного микрорайона, которая была закончена через четыре года, микрорайон застроен, в основном, 5-этажными кирпичными и панельными домами. Лишь только по улице Урицкого возведено пять 9-этажных кирпичных домов и два панельных дома. В микрорайоне три детских сада, каждый на 280 мест, две школы на 960 мест. В этом же районе, недалеко от Исаакиевского озера, в 1973-1975 годах построен родильный дом на 200 коек, а в дальнейшем - и больничный комплекс на 250 коек.

Начиная с 1968 года, трест приступил к освоению Парковского микрорайона, строительство которого было закончено в 1974 году. Готовясь к строительству, было намыто 1,5 млн. кубометров грунта из реки Клязьмы с одновременным ее углублением. Микрорайон застраивался 5-9-этажными крупнопанельными домами с полезной площадью 250 тыс. квадратных метров. Здесь так же построены две школы на 1260 и 1176 учащихся, три детских сада по 280 мест, столовая на 100 мест, поликлиника на 600 посещений, кинотеатр "Мечта". Микрорайон рассчитан на 18 тысяч жителей.

Уже в 1974 году начинается застройка микрорайонов №4 и №6 на месте частной застройки по улицам Урицкого и Володарского. Микрорайон, рассчитанный на 18 тысяч жителей, застраивался 9-этажными крупнопанельными домами с полезной площадью 250 тыс. квадратных метров. В микрорайоне построены два детских сада по 320 мест, школа на 1176 учащихся, общественно-торговый центр (Универсам, Комбинат бытового обслуживания, ресторан), кафе-бар в деревянных клееных конструкциях.

С 1979 по 1982 годы получают новый облик центральные микрорайоны №1 и №3, в которых возведены 14-этажные жилые дома. В 1981 году трест приступил к застройке микрорайонов №6 и №8, микрорайона №11 западнее улиц Парковской, Северной и 1905 года, строительство продолжается и в настоящее время.

В связи с увеличением объемов жилищно-гражданского строительства в 1972 году в районе создастся СМУ-3, которое полностью возводило жилые дома и объекты соцкультбыта в городе Дрезна и частично в городе Ликино-Дулево. Особенно возросли объемы работ с назначением руководителем СМУ старейшего опытного строителя Ю.Б.Иванова, который в настоящее время возглавляет оперативно-производственный отдел треста. Вместе с главным инженером Г.М.Голубевым они добились стабильной работы своего коллектива. Большую помощь им оказывали своим самоотверженным трудом бригады каменщиков Заслуженного строителя РСФСР А.И.Огурцова и штукатуров Заслуженного строителя РСФСР В.С.Николаева.

Неотъемлемой частью строительного комплекса являлась территориальная проектная мастерская №6 института "Мосгражданпроект". Ее архитекторы, конструкторы, проектировщики стали законодателями моды в строительстве. Готовящаяся ими проектная документация всегда отличалась высокой профессиональной культурой и остроумными решениями. Такие люди, как Кошелев В.В., Гришин В.С., Шаров Ю.С., Пасечник В.И., Гребнев Б.А., Леонов В.В., Пушков В.Н., Кротов С.М., заслуживают доброй памяти, их трудом и трудом их товарищей создан облик городов нашего района и, прежде всего, Орехово-Зуева.

Трест принимал самое активное участие в осуществлении программы интенсификации сельскохозяйственного производства. Были построены и введены в эксплуатацию Орехово-Зуевская, Малодубенская и Белавинская птицефабрики, тепличный комбинат площадью 6 гектаров , 104 коровника и телятника на 31298 ското-мест, появилось много новых жилых домов и объектов социальной сферы. До организации ПМК в совхозах работы вели строительно-монтажное Управление №4, расположенное в Орехово-Зуеве, и участок СМУ "Промстрой"-2 города Куровское, а также СМУ "Промстрой-1" , СМУ-3 и СМУ-6.

Они, по существу, были первопроходцами, СМУ "Промстрой"-2, например, построило вторую в области крупную птицефабрику на 240 тысяч кур-несушек, а СМУ "Промстрой"-1 первый в области - полносборный коровник на 400 голов скота и приступило к строительству Малодубенской птицефабрики, а завершило его ПМК-70.

В 1969 году началась организация передвижных механизированных колонн (ПМК) и строительство объектов на селе было возложено, в основном, на них. Коллектив ПМК-21 за годы своей деятельности помимо коровников, телятников и жилых домов построил 3 детских сада, школу-интернат в совхозе "Соболевский" на 80 мест, клуб на 300 мест и ряд других объектов. Эти успехи достигнуты благодаря умелому руководству начальников ПМК- 21 М .О.Зайцева, Н.И.Славнова, главного инженера Ю.И.Ворожейкина, начальника участка, ныне начальника ПМК-21 Панова Е.М. Высокой оценки заслуживает работа комплексных бригад плотников А.В.Жукова и Б.Н.Полосухина, каменщиков Г.И.Соколова, отделочников Н.Л.Коротких, Н.Ф.Беляева. Не менее значительных успехов в реализации продовольственной программы добились строители ПМК-70. Ими возведена Малодубенская птицефабрика мощностью 2025 тонн утиного мяса в год, центральная усадьба для птицеводов, торговый центр, дом культуры на 400 мест, амбулатория на 150 посещений, школа, Белавинская птицефабрика, скотные дворы совхоза "Озерецкий" и ряд других объектов. С большим знанием дела руководили коллективом начальник ПМК Макарьев В.С., главный инженер Самарцев В.В., бывший начальник СМУ-4 Аксенов И. М.

Трест участвовал в строительстве и реконструкции 19 промышленных предприятий. Здесь отличились СМУ "Промстрой"-1, СМУ "Промстрой"-2 и СМУ-6. Причем, до организации треста СМУ "Промстрой"-1 и СМУ "Промстрой"-2 уже имели в этом деле некоторый опыт.

В числе первых предприятий, которые начал реконструировать трест, стал завод "Прибордеталь". Им занималось строительно-монтажное Управление "Промстрой"-1, ранее построившее завод железобетонных конструкций (комбинат "Сельиндустрия"). Это же СМУ вело строительство домостроительного комбината, КПП и базы УПТК.

В 1960 году коллектив СМУ "Промстрой"-1 начал реконструкцию и расширение завода "Карболит", в результате чего предприятие стало крупным объединением. Здесь были созданы новые производства формалина и уротропина, производство феноло-формальдегидных смол, литьевых пластмасс и стеклотекстолита. Одновременно с этим в 1970 году СМУ приступает к реконструкции отбельно-красильной фабрики Ореховского хлопчатобумажного комбината. Затем к строительству было подключено СМУ-4 (ПМК-70). В 1974 году был построен отбельно-ворсовой корпус площадью 27 тыс. квадратных метров, а в 1983 году закончено строительство красильио-печатного корпуса мощностью 156 млн. погонных метров тканей в год.

СМУ принимало участие в строительстве производственных зданий на заводе "Респиратор", а с 1981 года приступило к строительству комплекса по производству вагонов электропоездов на Демиховском машиностроительном заводе. Из руководителей СМУ "Промстрой"-1 следует отметить начальника СМУ М.А.Жихаревского, построившего Орехово-Зуевский завод железобетонных конструкций.

В различные годы руководили СМУ Г.Н.Евневич, В.А.Парфенов, Е.И.Задорожный, В.Д.Соколов. В настоящее время СМУ "Промстрой"-1 возглавляет способный В.А.Демидов. На строительстве и реконструкции предприятия высоких показателей добились М.Г.Камынин, прораб И.А.Утолин, заслуженные строители РСФСР: плотник Иванов В.Ф., изолировщик Афанаскин Н.Ф. На сооружении корпусов самоотверженно трудились бригады плотников Милкина А.А., бетонщиков Араповой А.С., штукатуров Гуляева Н.А., маляров Масловой А.Е., бригада каменщиков В.Е.Гуреева.

Если в Орехово-Зуеве строительство и реконструкцию, в основном, осуществляло СМУ "Промстрой-1", то в Ликино-Дулеве, Куровской, Давыдове - строительно-монтажное управление "Промстрой-2".

В 1958 году СМУ приступило к расширению, реконструкции и техническому перевооружению Ликинского машиностроительного завода, который выпускал трелевочные лебедки, передвижные электростанции и ремонтные мастерские. На базе небольшого завода предстояло заново создать производство по выпуску пассажирских автобусов. Первый этап реконструкции был завершен в 1964 году. В строй действующих вступили крупные мощности как основных производственных корпусов, так и все объекты тылового хозяйства. Второй этап реконструкции начался в 1965 году, который был успешно завершен. В конце 1983 года завод начал выпускать новые многоместные комфортабельные автобусы.

Немногим более чем за 4 года (1974-1978) СМУ "Промстрой"-2 успешно и в установленные государственным планом сроки сумело реконструировать и увеличить мощности на Дулевском фарфоровом заводе. Работы велись в трудных условиях на стесненных площадках, без остановки производства.

Также успешно, со знанием дела, СМУ "Промстрой"-2 справилось со строительством Дулевского красочного и молочного заводов, реконструкцией Ликинской прядильно-ткацкой и Новинской ткацкой фабрик, Куровского производственного меланжевого объединения. Кроме того, СМУ "Промстрой"-2 принимало участие в строительстве Давыдовского и Демиховского заводов, возводило жилые дома, школы, больницы, детские сады и другие объекты в районе.

Значительная роль в реконструкции и расширении промышленных предприятий принадлежит начальнику А.К.Благову. В своем коллективе он не только старший по должности, но и по возрасту. А.К.Благов - участник Великой Отечественной войны, награжден орденом Красной Звезды и пятью боевыми медалями, а его мирный труд отмечен орденами Ленина, Трудового Красного Знамени и "Знак Почета". Ему присвоено звание "Заслуженный строитель РСФСР". Самоотверженно трудились на всех объектах старшие прорабы и прорабы Д.М.Коровин, И.Н.Гайдуков, В.В.Ларин, В.В.Васильев, И.Д.Харенко - ныне главный инженер СМУ, В.И.Иванов - Заслуженный строитель РСФСР. Высоких результатов в работе добились бригады каменщиков В.А.Егорова - Заслуженного строителя РСФСР, кавалера орденов Ленина, "Знак Почета", бригада плотников-бетонщиков Н.А.Кондылева, бригады штукатуров Заслуженных строителей РСФСР М.И.Шилина и В.В.Маслова. Бригадиру маляров В.Д.Морсаковой за 1988 год присуждена Государственная премия.

Как известно, в развитии материально-технической базы агропромышленного комплекса особое место принадлежит сельскохозяйственному машиностроению, в частности, выпуску высокопроизводительных машин для внесения в почву удобрений. Поэтому правительство приняло решение о создании новых машин и строительстве завода по их производству.

В 1977 году в деревне Давыдово началось строительство завода сельскохозяйственных машин. Его строительство начинали коллективы СМУ "Промстрой"-1 и СМУ "Промстрой"-2. Но учитывая большие объемы работ, было создано строительно-монтажное Управление-6, которое и стало основной генподрядной организацией. Мы давно привыкли к тому, что обычно строящиеся предприятия и заводы начинают выпускать продукцию только после ввода всех их мощностей, но заводчане и строители решили поступить иначе. Строители треста досрочно ввели в действие все мощности первой очереди в 1980 году, а заводские специалисты изготовили и провели испытания качественно новых машин. В 1981 году наладили их серийный выпуск и сумели поставить сельскому хозяйству первую тысячу машин.

Причем параллельно со строительством завода, интенсивно велось возведение жилья для будущих заводчан. Давыдово практически превратилось в современный поселок городского типа, застроенного многоэтажными домами, имеющего детский сад, две современные школы, большой больничный комплекс. Весомый вклад в дело становления и организации СМУ-6 внес А.Г.Пискунов - главный инженер, а впоследствии его начальник. Немногословный и очень скромный человек, он никогда не повышал голоса, однако никто лучше его не мог выполнить так называемый "главстык". Это когда на каком-то участке сталкиваются интересы исполнителей смежных работ, например, кто-то делает монтаж внутреннего отопления здания, а другой монтирует тепловую трассу от котельной до этого здания. Кто должен соединить две эти системы отопления? Вот это и есть "главстык" на строительном жаргоне.

В различные годы СМУ-6 возглавляли опытные руководители В.Я.Филонов, М.А.Демидов. В последующем В.Я.Филонов стал главным инженером треста, а М.А.Демидов - главным инженером УПТК. Много творческих мыслей внес в строительство Давыдовского завода начальник производственного отдела В.Б.Азнаурян. Внедрение его предложений позволило сэкономить почти 450 тыс. рублей.

Подразделениям треста пришлось работать и на строительстве Щуровского цементного завода, Воскресенского химкомбината, возводить объекты в Можайском, Коломенском, Озерском районах и в других местах Подмосковья.

За успехи в области строительства трест неоднократно поощрялся правительством страны. В 1972 году в ознаменование 50-летия образования Советского Союза тресту присваивается имя 50-летия СССР. В 1976 году за выполнение плана по вводу объектов легкой промышленности, жилых домов, повышение эффективности и качества строительства трест награжден орденом Трудового Красного Знамени.

За достигнутые успехи в производстве, повышении качества, внедрении достижений науки и техники, за хорошее качество строительства объектов жилищно-гражданского назначения трест неоднократно поощрялся Почетными грамотами, Дипломами и денежными премиями. В 1975 году трест награждался дипломом Госстроя СССР и Союза архитекторов. За отличное качество строительства детского сада на 280 мест, школы на 1176 учащихся, дома культуры в Малой Дубне и административного здания в городе Орехово-Зуево трест награждался дипломами III степени Госстроя РСФСР.

Все это было достигнуто благодаря созданию хорошей производственно-технической базы, повышению производительности труда и улучшению качества строительства.

В тресте большое внимание уделялось повышению профессионального мастерства, соревнованию среди бригад. Одним из первых в области здесь был введен метод бригадного подряда, организована работа по лицевым счетам эффективности. Большое значение придавалось экономической учебе кадров. За успехи в экономическом образовании трест в 1984 году был удостоен диплома ВДНХ. И, конечно, значительный вклад в становление и укрепление треста внесли руководители - хозяйственники, инженеры, командиры, экономисты.

Первым управляющим трестом был Нестеров Ф.И. В разные годы трест возглавляли талантливые руководители, которые в дальнейшем занимали должности в различных вышестоящих организациях областного и союзного уровня, - это кавалеры ордена Трудового Красного Знамени Богославский Н.С., Шевченко В.Т., Гусар З.Б.

В трудный переходный период руководство ЗАО "Мособлстрой" №12 принял генеральный директор Богданов Г.А. - Заслуженный строитель РСФСР, кавалер ордена "Знак Почета", Почетный железнодорожник. Экономическую службу возглавляет один из опытнейших специалистов ветеран труда Гусев Г.Н.

Многие работники треста были удостоены высших правительственных наград. 21 из них получил звание "Заслуженный строитель РСФСР", 8 человек награждены орденом Ленина, 23 - орденом Трудового Красного Знамени, 30 человек - орденом "Знак Почета".

С начала экономических реформ строители оказались в тяжелом финансовом положении. Размер собственных оборотных средств треста составлял 20 процентов от объемов работ, выполняемых собственными силами. Естественно, оборотные средства не были проиндексированы и уменьшились в тысячи раз. Резко ограничилось бюджетное финансирование. Полностью прекратились заказы от ведущих предприятий города и района, которые также оказались в тяжелейших условиях. Объем жилищного строительства сократился более чем в 5 раз.

Общий поток приватизации захватил и трест "Мособлстрой" №12. Коллектив принял решение выкупить у государства основные фонды и преобразоваться в закрытое акционерное общество, в котором собственниками оказались все работники треста. На конференции акционеров генеральным директором избран Богданов Геннадий Андреевич. Коллективам подразделений была предоставлена возможность самостоятельно определиться - продолжать работать в составе треста или выйти из него. Из 11-ти подразделений только одно - ПМК-70 решило работать самостоятельно.

Россия всегда славилась своими умельцами - строителями, известны случаи, когда церкви и дома строились "без единого гвоздя". В настоящее время жизнь ставит условия - строить "без единого рубля".

И все-таки жизнь продолжается. Изменилось расположение строительных объектов - строители треста работают на объектах Москвы, в Ногинске, Егорьевске, Электрогорске. Сданы в эксплуатацию два дома на улицах Аэродромной и Красина. Начато возведение жилого дома на улице Иванова в г. Орехово-Зуево. Эти дома построены на средства дольщиков и будущих жильцов. Из скудных бюджетов города и района администрация все-таки находит средства на строительство школ в городах Ликино-Дулево и Куровское, расширение и реконструкцию 1-ой горбольницы, уже вошел в строй хирургический корпус на 50 коек, распахнула двери и новая школа №17 на 1176 учащихся в Парковском микрорайоне.

Необходимо отметить, что в этот сложный период в 1994 году коллектив треста "Мособлстрой" №12 сдал в эксплуатацию первую очередь комплекса по выпуску вагонов электропоездов на Демиховском машиностроительном заводе.

В подготовке проекта Постановления ЦК КПСС и Совмина СССР о создании мощностей по выпуску вагонов электропоездов на Демиховском заводе участвовали директор завода В.А.Калинин, заместитель директора Ф.И.Плавунов, специалисты треста Г.А.Богданов, Г.Н.Гусев, Ю.В.Бакин, Ю.Б.Иванов.

В 1986 году на базе завода в Демихове, выпускавшего для железных дорог вагоны узкой колеи, началось строительство комплекса по выпуску вагонов электропоездов. Генеральным подрядчиком выступило СМУ "Промстрой-1". К 1992 году этим подразделением введены объекты энергетического хозяйства: котельная, электроподстанция, а также очистные сооружения и заложены фундаменты под здания цехов. К этому времени уже ощущались недостатки в финансировании. За пять лет работы было освоено только 23,6 процента от сметной стоимости строительства. Невысокие темпы строительства, а также объявление Латвией независимости, сделавшей единый в СССР завод, выпускающий электропоезда заграничным, еще более обострило проблему пассажирских перевозок.

Понимая остроту проблемы, инициативу на себя принимает министр министерства путей сообщения Г.М.Фадеев. В феврале 1992 года под его руководством в министерстве путей сообщения и на Демиховском заводе проведено совещание с участием начальников главных управлений министерства, начальника Московской железной дороги И.Л.Паристого, министра промышленности и материальных ресурсов Московской области А.А.Воронцова, главы администрации Орехово-Зуевского района А.П.Филиппова, вице-президента концерна "Трансмаш" А.И.Шачкова, директора завода С.В.Ильина, управляющего трестом "Мособлстрой" №12 Г.А.Богданова, начальника СМУ "Промстрой"-1 В.А.Демидова. Была поставлена задача ввести в строй производственные мощности для выпуска, начиная с 1993 года, 200 вагонов электропоездов. Затем довести мощности комплекса до 400 вагонов и в 1994 году обеспечить ввод мощностей до проектных, то есть до 534 вагонов в год, построить жилой поселок.

На совещании директор завода С.В.Ильин и управляющий трестом Богданов Г.А. подтвердили, что к концу этого года вагон сойдет со стапеля нового комплекса. Так началась 3-летняя эпопея строительства.

Строители и заводчане заданную программу выполнили успешно. Первый вагон был готов 30 декабря 1992 года. В последующие годы объем работ возрос. Здесь были сосредоточены шесть подразделений треста: СМУ "Промстрой"-1, СМУ "Промстрой"-2, СМУ-6, СМУ "Жилстрой", ПМК-70, специальная передвижная механизированная колонна №95 и много субподрядных организаций.

Ежедневно на стройке было занято от 650 до 700 рабочих различных специальностей. Ходом строительства руководил генеральный директор ЗАО "Мособлстрой" №12 Г.А.Богданов. Для решения возникающих вопросов был создан штаб стройки. Координировать работу всех строительных организаций было поручено главному инженеру треста Е.И.Задорожному, заместителю управляющего В.И.Мусиенко и начальнику оперативно-производственного отдела треста Ю.Б.Иванову. Успешно решались технические вопросы и финансирования службой заказчика, возглавляемой заместителем директора завода Ф.И.Плавуновым. На должном уровне был поставлен технический и авторский надзор.

Основной объем генподрядных работ выполнило СМУ "Промстрой"-1 под руководством его начальника В.А.Демидова и старшего производителя работ В.Н.Евтушенко. За ввод мощностей руководителям завода и концерну "Трансмаш" присуждена Государственная премия, многие работники треста получили награды и ценные подарки.

За большой вклад в строительство комплекса генеральному директору ЗАО "Мособлстрой" №12 Г.А.Богданову присвоено звание "Почетный железнодорожник Российской Федерации", а старшему производителю работ В.Н.Евтушенко - "Заслуженный строитель Российской Федерации".

ЗАО "Мособлстрой" №12 - одно из крупных строительных организаций Московской области, сохранилось как единый строительный комплекс, работоспособный коллектив единомышленников-профессионалов.

Всякая общественная единица, будь то завод, фабрика, совхоз, стройка, не только совокупность материальных объектов, это в первую очередь люди. Каждый человек, а тем более коллектив, так или иначе, несет на себе черты своего времени. От поколения к поколению передается профессиональный и социальный опыт.

С первых своих шагов после объединения строительных подразделений в единое структурное подразделение - трест большое внимание уделялось вопросам кадров всех звеньев хозяйственной деятельности. В тресте была подготовлена и работала система подготовки кадров, тесно связанная со всей системой "Главмособлстроя". На строительных объектах города и района работало свыше 3 тысяч рабочих, инженеров, техников и обслуживающего персонала. Свыше 150 мастеров, прорабов, начальников участков, 260 каменщиков, 180 штукатуров, 285 столяров-плотников, 220 маляров, 170 бетонщиков - это та производственная сила, которая решала вопросы строительства жилищного, социально-культурного, промышленного и сельскохозяйственного объектов. Для подготовки и повышения профессионального мастерства в городе Орехово-Зуево был возведен учебно-производственный комбинат, функционировал филиал строительного института заочного обучения. Инженерно-технические работники среднего и высшего звена повышали свой профессиональный уровень на курсах при Московском инженерно-строительном институте.

Работала система резерва кадров от бригадиров до руководителей аппаратов подразделений и треста, и закономерность, что на руководящую работу в Главмособлстрой, строительные подразделения Московской области были выдвинуты работники треста.

Свыше 150 рабочих, инженеров и техников треста были награждены высокими правительственными наградами.

Для обеспечения стабильной работы и закрепления кадров немаловажную роль играл социальный фактор. В начале своей деятельности треста это были передвижные бытовки, где рабочие могли раздеться, пообедать, отдохнуть. Впоследствии в связи с комплексной застройкой микрорайонов стали строиться бытовые городки со всем комплексом производственно-бытовых удобств, стационарные душевые, туалеты, красные уголки, комнаты приема пищи. Все это позволило намного улучшить условия труда, а это, естественно, сказалось и на его производительности.

Большое внимание уделялось руководством треста "Главмособлстрой" жилищным и социальным условиям строителей. Так, только за период с 1981 по 1985 годы строители получили 607 новых квартир и 132 освободившихся, то есть каждый пятый из работающих в тресте.

На своем балансе трест имел к концу 90-х годов 75 тысяч кв. метров жилья, три детских сада на 540 мест, 2 общежития на 820 койко-мест, детскую загородную дачу, велось строительство пионерского лагеря на 500 детей. Созданная в тресте жилищно-коммунальная контора имела в своем штате 240 человек персонала, занимавшегося содержанием жилищного и социального комплекса треста.

В коллективе треста большое внимание уделяется культурно-воспитательной работе. Организовано коллективное посещение художественных выставок, спектаклей в московских театрах и памятных мест Подмосковья.

Были организованы поездки в Нижний Новгород, Санкт-Петербург и другие города России.

Г. БОГДАНОВ.

Генеральный директор ЗАО "Мособлстрой" №12.

Ю. БАКИН.

Начальник технического отдела,

Г. ГУСЕВ. Заместитель генерального директора

 

РЕМОНТНО-СТРОИТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ВПЕЧАТЛЕНИЕ о городе складывается из многого. Конечно, первое - это внешняя сторона. Благоустроенность улиц, аккуратность, опрятность, чистота фасадов зданий.

Более полувека заботу об этом возлагают на одно из старейших городских предприятий - ремонтно-строительное управление. РСУ - так привычно называют его ореховозуевцы, хотя ныне официальное название предприятия - акционерное общество закрытого типа "Ореховоремстрой". Укоренившееся же в народе имя носило предприятие около 20 лет.

Впрочем, как известно, и Москва не сразу строилась. В начале 30-х годов в Орехово-Зуеве появился прадедушка РСУ - скромная ремонтно-строительная контора жилищного управления. Но днем рождения предприятия принято считать 16 мая 1947 года. Именно в этот день был подписан документ, положивший начало самостоятельной деятельности ремонтников-строителей.

К 60-ым годам предприятие уже можно было назвать состоявшимися. Создали производственную базу. Появилась возможность "собственноручно" изготавливать все необходимое для ремонта - оконные и дверные блоки, брус, плинтуса, бетон и др. Обзавелись техникой. Определился и основной фронт работ. Главным образом обслуживали город Орехово-Зуево. Но небольшие строительные участки расположились также в Ликино-Дулеве и Куровском.

В 70-е годы, когда в стране процветала гигантомания и указами сверху создавались промышленные монстры, 51 подмосковное предприятие ремонтно-строительного профиля объединили под крышей ПО "Мособлремстрой". Орехово-Зуевское РСУ оказалось самым крупным и мощным членом объединения. То время было, пожалуй, самым благодатным для РСУ. Предприятие активно развивалось. В 80-е годы здесь сумели обновить производство. С тех пор существует за счет созданного потенциала, в основном, конечно, производственной базы.

Положение всех предприятий с вхождением в рынок и реформированием отечественной экономики стало весьма неустойчивым. Есть свои проблемы и у РСУ, однако в целом предприятие сохранило свои позиции и в условиях рынка, работает стабильно.

В 1997 году РСУ довелось стать участником областного эксперимента по реконструкции жилых домов. По проекту осуществили надстройку мансарды над домом по ул. Ильина, 12. Это позволило ввести дополнительно 780 кв. метров жилья для ореховозуевцев, попутно капитально отремонтировать дома, не обременяя городской бюджет. Затраченные средства были возвращены после продажи новых квартир в доме.

Главная задача РСУ 90-х, конечно же, поддержание в надлежащем порядке уже имеющегося в городе фонда зданий. Деловые отношения, десятилетия связывающие предприятие и органы местной власти, благоприятствуют тому, что в условиях жесточайшей конкуренции именно РСУ получает основные заказы на ремонт объектов, находящихся в муниципальной собственности, - это больницы, школы, дома, детские сады, социальные приюты, учреждения культуры. Хотя когда-то РСУ вело даже строительство новых домов. Пять 5-этажек возведено предприятием в Орехово-Зуеве.

В то время, когда свои услуги наперебой предлагают десятки ремонтно-строительных организаций, РСУ остается "ремонтником 1" для нашего города. Что же выгодно отличает предприятие от коллег? Ведь только на когда-то завоеванном авторитете сейчас далеко не уедешь. Секрета нет -здесь берутся за любую работу, не ищут заказы попроще и повыгоднее, предлагают действительно низкие цены - за счет, в первую очередь, полного "натурального" хозяйства. В РСУ никогда не привлекают субподрядчиков, самостоятельно составляют сметы, имея развитую базу - собственные лесопилку, столярный и заготовительный цеха, растворо-бетонный узел, автотранспорт и строительную технику - краны, экскаваторы, подъемники и прочес, производят большинство стройматериалов. Соответственно все это позволяет значительно снижать себестоимость работ, обеспечивать выгодные для клиентов расценки. Вот вам и объяснение того, почему с РСУ с желанием сотрудничают.

Но, безусловно, играют роль сложившиеся добрые отношения между городом и предприятием. Вопросы благоустройства Орехово-Зуева в РСУ считают "своими", поэтому всегда стараются вникнуть в существующие проблемы, помочь "отцам" города, чем последние в свою очередь тоже дорожат.

Успешной работе предприятия на протяжении стольких лет способствует и сохранение добрых традиций, в чем, без сомнения, заслуга его кадровых работников. Орденоносный костяк предприятия - каменщики В.Г.Федотенков и В.П.Кудряшов, маляр Е.П.Соколов, плотник И.И.Дичковский. Рядом с ними трудятся и молодые специалисты. Как констатирует статистика, 30 процентов рабочих предприятия - в возрасте до 30 лет, 40 процентов - от 30 до 50 лет, 30 процентов - старше 50-ти. Таким образом, проявляется преемственность поколений, сохраняется мастерство. Во главе коллектива, сегодня насчитывающего около 300 человек, стоит заслуженный строитель России Анатолий Владимирович Курочкин, начавший карьеру с места мастера и отдавший более 25 лет родному предприятию.

Е. ЗЕРНОВА,

журналист.

 

 

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ УЗЕЛ

 

СТАНЦИЯ Орехово-Зуево - одна из самых крупных не только в России, но и в Европе по расформированию и формированию грузовых поездов на все направления, включая назначения на Нижний Новгород, Пермь, Екатеринбург, Омск, Иркутск, Ярославль, Москву, Новосибирск, Казань, Мичуринск, Тулу, Брянск и другие крупные промышленные центры страны.

Свой путь она начала с небольшой станции Орехово, открытой для эксплуатации 17 июня (по старому стилю) 1861 года. Полностью железная дорога Москва - Нижний Новгород была пущена 2 августа 1862 года. Необходимость постройки, в первую очередь, железной дороги от Москвы до Нижнего Новгорода в России выражали прогрессивные инженеры и деятели культуры.

А.С.Пушкин писал В.Одоевскому: "Дорога железная из Москвы в Нижний Новгород еще была бы нужнее дороги из Москвы в Петербург, и мое мнение было бы с нее и начинать", и далее - "Некоторые возражения против проекта неоспоримы. Например, о заносе снега. Для сего должна быть выдумана новая машина, о выселке народа или о найме работников для сметания снега нечего и думать! Это нелепость!"

Но концессия на строительство железной дороги Москва - Нижний Новгород была выдана акционерному обществу только в 1857 году, то есть через 20 лет, после постройки первой железной дороги Санкт-Петербург - Царское Село и через 6 лет после постройки железной дороги Санкт-Петербург - Москва.

Концессию получило "Главное общество Российских железных дорог", на частный капитал которого строилась эта железная дорога. С согласия русского царя учредителем Общества в Париже стали крупнейшие банкиры того времени: Бернинг (Лондон), Мендельсон (Берлин), Френкель (Варшава), Штиглиц (Петербург).

Директором по устройству железной дороги был француз Помье. Большинство мастеров были тоже французы, они часто без причин издевались над русскими строителями.

В 1860 году началось движение рабочих поездов по временным деревянным мостам и недостаточно укрепленным путям. После открытия участка Москва - Владимир движение по дороге совершали пара пассажирских и две пары грузовых поездов.

Примечание: на железнодорожном транспорте до сих пор движение считается по парам поездов, то есть один поезд из Москвы во Владимир и один поезд из Владимира в Москву - это одна пара пассажирских поездов.

Начиная с 1862 года, движение поездов постоянно увеличивалось: ходило уже 2 местных и 4 пассажирских поезда.

В связи с увеличением грузовой и пассажирской работы в 1869 году была построена станция Дрезна.

Что из себя представляла станция Орехово?

Это была промежуточная станция, относящаяся по небольшому объему пассажирской и грузовой работы к станциям IV класса (по классификации 1861 года).

Для пассажиров станции Орехово было построено одноэтажное деревянное здание. Впоследствии (в 70-80 годах прошлого века) такие здания стали называть вокзалами. Название "вокзал" произошло от павловского пассажирского здания (вокзал) линии Санкт-Петербург - Павловск. В этом здании, после пуска железной дороги, устраивались концерты для господ и приближенных царя ведущими артистами не только России, но и зарубежных стран. В нем оркестром дирижировали Иоганн Штраус и его братья, выступал Шаляпин и другие знаменитые артисты и музыканты. Так вокальный зал при пассажирском здании на железной дороге превратился в вокзал. И впоследствии все пассажирские здания стали называть вокзалами, хотя они потеряли первоначальный смысл.

Располагался первый вокзал в Орехове вблизи современной товарной конторы. И хотя вокзал был построен с учетом перспективы развития пассажирского движения, в 80-х годах прошлого столетия он уже не справлялся с числом прибывающих и отправляющихся пассажиров. И поэтому в 1886 году было построено новое каменное одноэтажное здание вокзала ближе к Москве. Оно существовало до 1914 года, когда был построен ныне действующий вокзал, а здание старого каменного вокзала в 90-х годах было разрушено и на этом месте сейчас находится часть привокзального рынка.

Для приема и отправления пассажирских и грузовых поездов на станции было уложено 3 версты запасных и разъездных путей (1 верста = 1067 метров ), 21 стрелка, построены пакгауз, грузовая платформа, пожарное депо.

Связь между станциями была проводная - воздушные провода на столбах - 16 столбов на версту. В 1884 году П.М.Голубицкий предложил использовать телефонный аппарат для связи остановившегося в пути поезда с железнодорожными станциями.

Для работников станции было построено 6 жилых домов, в том числе дом для начальника станции (3 дома стояли у первого главного пути и снесены были в 80-х годах нашего века).

В 1876 году начали укладывать вторые главные пути Орехово - Владимир и в 1878 году было полностью открыто двухпутное движение на Московско-Нижегородской железной дороге, которая к этому времени вошла в состав Московско-Курской дороги, проданной 1 августа обществу, во главе которого стоял Чижов.

80-е и 90-е годы прошлого века характеризуются развитием промышленности и строительства железнодорожных подъездных путей для подвоза сырья, топлива и вывоза готовой продукции. Предприниматели поняли, что железная дорога наиболее эффективна для перевозки сырья, топлива и готовой продукции. Грузоподъемность 2-осного вагона в то время составляла 610 пудов. Для перевозки такого груза надо было не меньше 20 подвод, то есть целый обоз, передвигающийся со скоростью 5 верст в час, то есть в 4-6 раз медленнее поезда. Эффективность железных дорог быстро вытесняла гужевой транспорт. В 1863 году Морозов построил ветку для Никольской мануфактуры длиной одна верста 250 саженей.

Пассажирский поезд состоял из паровоза и четырех-шести пассажирских вагонов. При почти полной неграмотности населения каждый пассажир должен был найти свой вагон. А вагоны были разделены на I , II и III классы, по удобствам поездки, и багажный. Инженеры придумали, что каждый класс должен иметь свой цвет. Так, вагоны I класса были синего цвета, II класса - желтого, III класса - зеленого, а багажные - коричневого.

А. Блок в стихотворении "На железной дороге" писал:

Вагоны шли привычной линией,

Подрагивали и скрипели,

Молчали желтые и синие,

В зеленых плакали и пели.

В багажные вагоны носильщики и прислуга грузили вещи для отъезжающих господ и дам. Билет представлял собой металлический жетон многократного использования. На нем указывался тип вагона, место пассажира и время отправления. Купленный в кассе билет предъявлялся кондуктору при посадке, а при выходе сдавался ему, и последний возвращал его в кассу. В случае утери билета кондуктор штрафовался. Впоследствии перешли на картонные билеты, которые были заменены 10 лет назад, и сейчас еще находятся в запасе.

Прибытие пассажирского поезда объявлялось двумя ударами в специальный (вокзальный) колокол, а три удара в этот колокол обозначало, что поезд через 2 минуты отправится.

Для обеспечения пассажирских перевозок на Московско-Нижегородской линии в 1863 году было в эксплуатации 208 пассажирских вагонов. Статистические данные говорят, что за 1865 год станция Орехово отправила 26052 пассажира, а прибыло на станцию 25769 пассажиров, через 20 лет в 1885 году со станции уже отправилось 73608 пассажиров, а прибыло 72216 пассажиров, то есть почти в 3 раза возрос поток.

Для пассажиров последний вокзал строился совместно с Московско-Казанской железной дорогой, но началась война 1914 года, и он так и остался недостроенный. Если посмотрите на него, то увидите, что он несимметричный, хотя была пристройка к ресторану.

До 1890 года был единый тариф для пассажиров независимо от длины поездки. И только после этого года был введен дифференцированный тариф, то есть плата за поездку зависела от расстояния и классности вагона.

В 1886 году было уже 8 сквозных и 6 местных пассажирских поездов. Скорые поезда следовали со скоростью 40 верст в час. Господа задолго до отправления поезда приезжали на вокзалы, чтобы отметить в ресторане заранее свой отъезд. Торжества проходили, как правило, при свечах. С момента открытия дороги грузовые перевозки быстро увеличивались. Так, в 1865 году со станции Орехово было отправлено 501856 пудов грузов, а прибыло 922857 пудов, а уже в 1885 году было отправлено 11262105 пудов, а прибыло - 6115152 пуда. В основном поступал груз: хлопок, вата, топливо. Ежедневно отправлялось во все концы России 5-6 вагонов с лаптями. При открытии железной дороги паровозы были иностранные: сначала французские, а потом английские. Уголь для них ввозили из Англии. И только с 1872 года уголь на паровозы стал поступать с российских шахт. Топили паровозы также дровами, а затем торфом и мазутом.

На железнодорожном транспорте не было рабочих категорий, а все работники назывались или прислугой или служащими. Так, работники локомотивного депо - машинисты, помощники и кочегары назывались прислугой паровоза.

Работа станции Орехово как в начальный, так и в последующие периоды характеризуется, в первую очередь, экономическими показателями. Так, в 1865 году валовая выручка составила 61015 рублей 54 копейки, а расходы на содержание станции - 5642 рубля 76 копеек; в 1885 году валовая выручка уже составляла 183220 рублей 66 копеек, а расходы на содержание - 13307 рублей 48 копеек.

В 1878 году для всех работников железных дорог была введена общая форма. Знаки отличия: первый знак путей сообщения - топор и якорь, положенный накрест. Эта эмблема продержалась до 1932 года, когда была заменена на ключ и молот.

Слово "железнодорожник" в первоначальном смысле было скорее классовым, социальным, чем профессиональным. Ни машинист, ни кочегар, ни стрелочник, ни телеграфист, ни путевой обходчик называть себя железнодорожником поначалу не могли по той простой причине, что так именовались хозяева железных дорог. Оно так же звучало, как фабрикант, заводчик, то есть владельцы фабрик, заводов и железной дороги.

В словаре академии наук России за 1891 год записано было с некоторыми изменениями: "Лицо, принадлежащее к обществу, содержащее какую-нибудь железную дорогу, концессионер по проведению и устройству железных дорог". И лишь в самом конце - "вообще служащий на железных дорогах". Только после 1917 года слово "железнодорожник" стало наполняться новым смыслом.

Условия работы на железной дороге были одними из самых тяжелых, так как приходилось все делать вручную. Паровозы топились не только углем, но и торфом и деревянными чурками. Загружали паровоз вручную.

В самом начале, то есть в 60-70-е годы прошлого века, будки на паровозах были открытыми, и паровозная бригада чувствовала себя неуютно.

Площадки у вагонов для кондукторов также были открытыми. Когда требовалось затормозить поезд, машинист дергал за веревку, и кондукторы-тормозильщики должны были заворачивать или отворачивать ручной тормоз. В 1888 году веревку отменили, и торможение производили по свистку паровоза. Еще раньше, в 1883 году, начали устанавливать на вагонах автоматические тормоза. Эта модернизация продолжалась не один десяток лет.

С 1869 по 1874 годы на всех паровозах были установлены крытые будки с шестью окнами. Ремонтировать пути, стрелки и вагоны приходилось вручную. Все освещение было керосиновое.

Если работник заболевал, дни болезни не оплачивались, а врача можно было вызвать лишь частным порядком. В приемном покое дежурил один фельдшер. Кроме своей обязанности, работник станции выполнял домашнюю работу у господ-начальников. Так, стрелочник не только чистил стрелки, переезд, но и заготавливал топливо, производил уборку в хозяйстве начальника станции.

Кондукторская бригада состояла из шести-восьми человек во главе с главным кондуктором. В нее входили старший и кондукторы-тормозильщики и смазчики. При выходе к составу члены бригады оснащались пятью фонарями, двумя "башмаками", бидоном мазутной смазки, масленкой, паклей для букс, домкратом, сигнальной веревкой, которая вешалась на крючки вагонов, большим саквояжем для документов и сигнальными флажками.

До 1890 года на транспорте работали только мужчины, и все считались служащими. С 17 ноября 1890 года министерство путей сообщения разрешило допускать к работе женщин, в частности конторщиками, младшими счетоводами, билетными кассирами, горничными при дамских комнатах. Женщин не должно было превышать 20% от общего числа служащих.

Для работников станции по мере развития и увеличения объема работы строились здания, включая путевые и стрелочные казармы. Но большинство людей жило в бараках или снимало угол в близлежащих деревнях. Тяжелый труд и бесправие породило угодничество.

Вот как об этом писали интеллигенты, знающие жизнь работников железнодорожных дорог не понаслышке.

"Едва ли где существует столь широкое поле для бесправия низших и произвола высших служащих, чем в железнодорожной службе. Здесь царство протекции, каприза и нередко прямого и косвенного взяточничества". Так писал А.И.Чупров в прошлом веке. А.Измайлов сообщал в журнале "Инженер":

"Все они (служащие железнодорожного транспорта) находятся в полной зависимости от управляющего дорогой, и от одного его слова зависит их существование. Лишение занимаемого места равносильно осуждению, если не на голодную смерть, то на очень продолжительное голодание.

Полная зависимость служащего от непосредственного его мелкого начальника развивает в подчиненном чувство раболепства, которое уничтожает чувство долга, заменяя его в одном случае безобразным своеволием, а в другом - духом машинной исполнительности". (Из книги "Все дороги ведут в Москву").

Рабский труд и жизнь в бараках не давали высокой производительности, хотя эпоха требовала увеличения железнодорожных перевозок. Но железные дороги развивались слабо, потому что находились все в частных руках. Компании и владельцы старались, в первую очередь, извлечь прибыли, а затем уж развивать или строить железную дорогу.

Крушение царского поезда в 1888 году под Харьковом показало, что частные железные дороги не способствуют развитию страны и ее обороноспособности. По указанию царя Александра III с 1 января 1893 года железные дороги снова стали государственными с выкупом их у частных лиц и акционерных обществ.

В 1897 году была проложена ветвь "Ореховский подъездной путь" - от станции Орехово до местечка Ильинский Погост длиной 38 верст. В 1903 году ветвь вошла в состав Московско-Казанской железной дороги, так как к этому времени пришла в негодность. Она явилась началом Большого Московского окружного кольца.

С начала века на российских заводах начали строить более мощные паровозы, которые по своим параметрам были выше иностранных. Служили они долго, и народ их прозвал ласковыми словами - это были паровозы серии Ов - "овечки", Щу - "щуки", Ку - "кукушки". В 1911 году Сормовский завод выпустил паровоз серии "С" с запасом воды 25 кубометров и с пробегом до 500 км . Пассажирские поезда уже состояли из 6-7 вагонов. Средняя скорость этих поездов достигла 30-ти верст в час.

Грузовые вагоны строились грузоподъемностью 1000 пудов. Работа в хозяйствах железной дороги была в основном ручная и очень тяжелая.

Начало XX века ознаменовалась революционным движением. В 1905 году на станции Орехово-1 жандармами были расстреляны ковровские рабочие, которые возвращались домой с баррикад Москвы. Об этом напоминает мемориальная доска на здании вокзала.

До революции станция по уровню развития и объему работы относилась к промежуточным, то есть линейным станциям уже III класса.

Революция 1917 года внесла коренное изменение в жизнь народов всей России. Условия труда и быта стали меняться в лучшую сторону. Был введен восьмичасовой рабочий день. Оплата труда производилась по 17-разрядной сетке при коэффициенте разрядов один к восьми. С 1 января 1925 года в СССР была введена метрическая система мер. С этого года для железнодорожников ввели бесплатные билеты, а также бригады перевели на трехсменные графики работы по 12 часов, принцип которых действует и сейчас, но они пересмотрены на 4 смены. Разрешалось принимать в виде исключения лиц, не знающих грамоты.

Для работников Московско-Курской железной дороги начали действовать 2 санатория: один в Сокольниках, а второй в 12 верстах от станции Тарусская, где в настоящее время расположен пионерский лагерь Московско-Курского отделения "Сенино".

В 1926 году И.К.Матросов предложил для вагонов тормозную систему, принцип которой действует до настоящего времени. В 1927 году были введены новые правила движения поездов.

Но все вводимые новшества на железных дорогах не могли удовлетворить быстрый рост промышленности и полностью обеспечить рост перевозок. Поэтому Советское правительство рассматривало пути коренной реконструкции железных дорог. С этой целью были приглашены 5 американских специалистов железнодорожного транспорта. Проехав по железным дорогам, они заявили в правительстве: "Мы считаем, что широкая электрификация железных дорог СССР нерациональна. Мы считаем, что нет таких районов в СССР, где оправдывается электрификация".

В 1931 году июльский Пленум ЦК партии по докладам наших ученых указал: "Признать, что ведущим звеном реконструкции железнодорожного транспорта в перспективе его развития является электрификация железных дорог".

В 1932 году строится депо для электроподвижного состава в Обираловке (ныне город Железнодорожный), а 8 марта 1933 года пущен второй участок, после Москва - Мытищи, на электротяге Москва - Обираловка.

Партия и правительство понимали, что без мощного железнодорожного транспорта страна будет слабой. Поэтому в период 30-40-х годов была произведена реконструкция железных дорог по всем направлениям: созданы мощные паровозы серии СО (Серго Орджоникидзе), ФД (Феликс Дзержинский), Су (Сормовский усиленный), четырехосные вагоны, внедрялась автосцепка, укладывались более мощные рельсы, переоборудовались устройства сигнализации, централизации и блокировки (СЦБ) и связи.

В 1936 году впервые в мире на участке Москва - Владимир было внедрено изобретение инженера Вишневского, как тогда его называли "авторегулировка", а вернее - автоматическая локомотивная сигнализация без светофоров на перегонах. Она действовала до 1958 года, то есть до электрификации участка Москва-Владимир. На станции Орехово-2 было уложено еще четыре пути, а на Орехово-1 - 2 пути.

Созданная база на железнодорожном транспорте дала возможность при героическом труде нашего народа победить в Великой Отечественной войне. О работе узла в этот период рассказано в ранее изданной книге "Тыл и фронт". В период восстановления и развития народного хозяйства после войны транспорт, особенно железнодорожный, играл особую решающую роль. Поэтому в 1949 году в Министерстве путей сообщения (МПС) рассматривался вопрос о развитии Большого Московского окружного кольца и строительстве двух самых совершенных сортировочных станций: одной - возле города Орехово-Зуево (предварительное название "Восточная сортировочная" и второй - "Западная сортировочная" у Бекасова. Проекты были утверждены, и с 1956 года от города Ликино-Дулево строители приступили к работам по намыву парков, сносу строений. Строилась она по трем проектам МПС с учетом развития Большого Московского окружного кольца и электрификации всех прилегающих направлений. В проекте предусматривался пропуск транзитных грузовых и пассажирских поездов из Архангельска и Ленинграда, Перми и Свердловска, на юг и обратно, минуя Московский узел по Большому кольцу.

И вот на месте старых торфяных болот и неудобий между городами Орехово-Зуево и Ликино-Дулево была построена новейшая сортировочная станция "Орехово-Зуево сортировочная". Ее построили по классической схеме с последовательным расположением парков и максимальной степенью выполнения параллельных операций. Развязки подходов обеспечивают одновременный прием и беспрепятственное отправление поездов со всех направлений.

Железнодорожный узел с юга начинается от станции Дулево, с востока - от Усада, с севера - от Поточино, а с запада - от Дрезны. Длина его по прямой составляет 18 км .

Возводил железнодорожный узел строительно-монтажный поезд 164 (СМП-164) Министерства транспортного строительства, возглавляемый С.И.Сергиенко. Кроме того, на узле трудились до десяти строительно-монтажных поездов, относящихся как к Министерству транспортного строительства, так и к Министерству путей сообщения и Московской дороги. Все службы Ореховского узла, отделения и управления дороги участвовали в строительстве современной сортировочной станции. Их труд увенчался успехом, и с 1 августа 1970 года сортировочная станция Орехово-Зуево стала одной из самых крупных не только в СССР, но и Европы.

На станции внедрялись новейшие достижения железнодорожной техники и автоматики, а работники узла для этих систем разрабатывали и внедряли новые технологии. Эти новые технологии стали образцом для всех новых разработок на сортировочных станциях СССР, то есть везде они получили "прописку", например, управление сортировочной станцией, горкой и парками, внедрение ЭВМ и параллельного роспуска составов. Непосредственными участниками внедрения новой технологии и техники были ученые Центрального научно-исследовательского института железнодорожного транспорта (ЦНИИ). Внедрение новой технологии и усовершенствование новой техники производилось под непосредственным участием и руководством начальников станций.

Начиналась стройка при начальнике станции Пискуне Г.Г., в дальнейшем в ней участвовали А.С.Ковалев, С.В.Козырев, В.А.Попов, А.А.Гринев, А.М.Королев. В разработке технологии активное участие принимали Н.Т.Чмыхалов, как главный инженер, а впоследствии начальник станции; Б.Т.Александренок, В.В.Нечаева и многие другие инженеры и техники.

Внедряли технологию станционные и маневровые диспетчеры А.С.Коженков, А.И.Каунов, В.М.Мальцев, Н.Артамонова, С.А.Кротов, Б.С.Егоров, Д.М.Сидорин и другие.

Сложно и тяжело было учиться работникам станции, имеющим среднее и неполное среднее образование на новейшей технике. Несмотря на это, бывшие стрелочники, башмачники, списчики, доставщики документов овладели новой техникой и под руководством инженеров и техников стали прекрасными специалистами на механизированной горке, дежурными по станции, операторами ЭВМ в технической конторе. Так, стрелочники Радионова К.Д., Ермакова Т.Д., Демина А.П., Ашакова А.И. стали первоклассными операторами механизированной горки.

За первые годы пуска на станции значительно сократились работники тяжелых профессий. Так, за пять первых лет изменился штат сложных и опасных профессий.

1970 год

1975 год

Стрелочники

157

5

Сигналисты

68

86

Списчики вагонов

65

Доставщики документов

9

Операторы технической конторы

94

117

Башмачники

55

19

Операторы горки

36

 

В дальнейшем, совершенствуя технологию, сокращались работники опасных профессий.

На станции сохранились семейные традиции. У некоторых отцы и деды начинали работать на железнодорожном транспорте еще до революции или в 30-40-х годах. Таких семей много. Вот некоторые из них: Гасилины, Кузнецовы, Насоновы, Родионовы, Федлевы, Обивалины, Добрышевы, Челышевы, Пановы, Каленовы, Горшковы, Ермаковы, Поповы, Рыжовы, Цукановы, Терехины, Кротовы, Бирюковы, Киселевы, Юкины.

Лучший составитель Горьковской железной дороги, участник Великой Отечественной войны, Почетный гражданин города Ленинграда С.Н.Юдин показывал образцы труда при реконструкции станции, научил многих молодых людей тонкостям своей профессии и стал кавалером ордена Октябрьской Революции.

А.В.Родионов на станции стал ведущим специалистом по формированию поездов. Позже он был награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, стал лауреатом Государственной премии, Почетным железнодорожником. После болезни возглавил бригаду пункта коммерческого осмотра вагонов.

Многие работники станции были награждены орденами и медалями СССР, знаком "Почетный железнодорожник". Руководители станции и депо стали впоследствии руководителями отделения и служб дороги. Это А.С.Ковалев, А.А.Гринев, В.А.Попов, С.В.Козырев, В.И.Козловский...

Переработка вагонов и документов - это сложный технологический процесс, в котором задействованы многие службы, и только умелое решение этих вопросов обеспечивают устойчивую и рациональную работу станции и всех предприятий. В самом деле, с грузовым поездом поступают вагоны из разных направлений и на разные станции назначения. Поэтому при подготовке документов дается точная информация в системы горочной автоматики о направлении вагонов по назначениям, чтобы составить из них поезд и своевременно его отправить. При этом в сутки проходят через станцию тысячи вагонов.

Широкое использование вычислительной техники позволило усовершенствовать формы управления эксплуатационной деятельностью станции, методы диспетчерского планирования и регулирования загрузки устройств.

Впервые в практике работы отечественных сортировочных станций управление всеми производственными процессами было сосредоточено на одном центральном посту у горки, названном Центральным распорядительным постом, где находятся: станционный диспетчер, дежурные по станции и пульт-табло всей станции, дежурные по горке и операторы, маневровый диспетчер и техническая контора, станционный вычислительный центр и аппаратура управления всеми стрелками и сигналами Рязанского района от Ликино-Дулева до Крутого и аппаратура управления горочной автоматикой.

Вычислительный центр управления станции был создан в 1972 году, возглавляет его уже два десятка лет И.С.Гусев. Центр выполняет многие задачи, без решения которых в современных условиях немыслима работа станции. Так, ЭВМ дает возможность увязывать работу с локомотивным депо по своевременной отправке локомотивов под поезда. Центр начинал работу на системе машин второго поколения "Днепр-2", с 1980 года перешел на электровычислительные машины ЕС-1012, а в настоящее время установлены персональные компьютеры с высокой степенью быстрого действия и большим объемом памяти.

Опыт станции Орехово-Зуево показал, что современная система диспетчерского управления и регулирования производственными процессами на узле и прилегающих станциях, включая Дрезну, Дулево и Поточино, дает эффект только тогда, когда все задачи по механизации и автоматизации решаются комплексно. Одна ее часть - это система управления станцией и прилегающими перегонами на основе АСУ, и вторая основная часть - это комплексная механизация и автоматизация производственных процессов на всех участках и парках станции и, в первую очередь, на сортировочной горке.

В Орехово-Зуеве были разработаны и внедрены новейшие технологии управления всеми службами узла из одного центрального поста, а на сортировочной горке - впервые в мире в широком масштабе технология параллельного роспуска составов. В результате внедрения этих новшеств сортировочная станция Орехово-Зуево в 1985-1990 годах стала одной из самых мощных в мире по переработке вагонов.

Автоматизация переработки грузовых составов - это сложный и трудоемкий процесс. Раньше его с большим трудом и опасностью для жизни выполняли башмачники, стрелочники и составительские бригады, ибо при роспуске составов необходимо одновременно выполнить многочисленные условия по обеспечению безопасности движения и сохранности перевозимых грузов. Расформирование составов из 70-80 вагонов происходит за 8-10 минут. Это значит, что за минуту надо спустить с горки и поставить на пути формирования новых составов до 10 вагонов. Для этого должна быть мощная и точная техника, чтобы вагон общим весом до 100 тонн и спускающийся со скоростью 15- 20 км в час при необходимости можно было остановить, а затем поставить на путь его назначения. И такая работа продолжается круглые сутки с небольшими перерывами при любых погодных условиях. При этом сложно обслуживать и содержать в исправном состоянии стрелочные переводы и электропривода.

Еще сложнее содержать устройства, которые автоматически на ходу взвешивают вагоны, определяют их местонахождение по рельсовым цепям. Поэтому скоростемеры и фотоэлементы должны безотказно действовать в любых погодных условиях: в дождь, туман, метель, жару, при сухом и очень влажном воздухе, постоянно подвергаясь динамическим воздействиям от подвижного состава. И техника, созданная на наших заводах, по проектам институтов, под руководством ученых и инженеров и непосредственно работников горки, стала работать безотказно на высоких режимах. Так была модернизирована система автоматического задания скорости роспуска состава (АЗСР), давшая большой экономический эффект.

В четкой работе устройств сигнализации, централизации и блокировки (СЦБ) и связи на станции большая заслуга начальника дистанции Сурменкова В.П., главного инженера Шушпанова Н.С., заместителя Сурменкова В.П., Аладышева А.П. и Дмитрука Я.Ф. Впоследствии они стали работать в отделении и управлении Московской железной дороги. На смену им на узел пришли молодые инженеры и техники-специалисты по автоматике и телемеханике, которые вместе с кадровыми рабочими и руководителями узла активно взялись за разработку новых технологий по эффективному использованию внедряемой техники. Это В.И.Полянцев, Н.П.Афоничев, Н.И.Улитин, Н.И.Неплюхин. Ведущим специалистом и лидером в этом деле на горке и в сортировочном парке стал В.А.Рысаков. Под его руководством сортировочная горка стала настоящим "здоровым сердцем" Орехово-Зуевского узла и до 1991 года каждые 8-10 минут формировала и отправляла грузовой поезд по всем направлениям: на Горький, Ярославль, Рязань, Казань, Москву, Брянск, Харьков и другие города. Это, не считая приема и отправления транзитных грузовых и дальних пассажирских поездов, проходящих станцию со сменой локомотивов, или бригад с севера на восток и с востока на юг и обратно, минуя Москву, а также пропуск электропоездов через узел на Петушки и Поточино и обратно.

Особая роль во внедрении новой техники принадлежит научно-исследовательскому институту железнодорожного транспорта (ЦНИИ). Все его лаборатории помогали станции Орехово-Зуево. Ведущее место в этом заняла лаборатория ЦНИИ, возглавляемая Н.М.Фонаревым, которая внедряла новую горочную технику, а при необходимости, исходя из местных условий, находила новые решения, которые рекомендовались всем горкам страны.

Содружество науки и практики начало давать максимальную отдачу, и поток грузовых поездов проходил через узел без задержки.

Одновременно с развитием станции и насыщением ее новейшими средствами механизации и автоматизации строились на новом месте локомотивное и вагонное депо. Открытие нового локомотивного депо в 1970 году ознаменовалось тем, что паровозы ушли в историю и наступил век электровозов и тепловозов. Переход из старого паровозного депо в новое осуществляли начальник депо В.И.Козловский и главный инженер В.Н.Шпырев. Они разработали и осуществили на практике новую технологию обслуживания и ремонта электровозов и тепловозов.

В.Н.Шпырев успешно внедрял новшества по обслуживанию и ремонту электровозов ВЛ-22м, ВЛ-8 и тепловозов, создавая нормальные условия ремонтным бригадам. Для них были открыты хорошие санитарно-бытовые корпуса, столовые и цеха с плюсовой температурой зимой.

Много сил и творческого труда вложил в дело В.Я.Дулебенец, отдав любимой профессии 19 лет. Как начальник депо, он вникал во все тонкости ремонта, заботился о создании комфортных условий для работников. При нем в локомотивном депо была открыта сауна, которую оборудовал А.В.Рыжов. Вместе с поездными бригадами В.Я.Дулебенец осваивал новые участки работы депо, например, Орехово-Зуево - Вековка по Казанскому пути. Общая протяженность участков, обслуживаемых депо Орехово, достигла тысячи километров.

Работу по увеличению объема перевозок осваивали машинисты как нового, так и старого поколения. В конце 50-х и начале 60-х годов, когда шла электрификация участков до Петушков, машинисты паровозов сели за парты, чтобы изучить электровозы и тепловозы. У многих не было даже среднего образования, но они освоили новую технику и впоследствии работали без брака. Так, машинист паровоза А.Ф.Марков, прошедший войну на паровозе, имея четырехклассное образование, освоил электровоз ВЛ-22м и работал на нем до пенсии. Освоили новую технику машинисты И.П.Баурин, Г.И.Куликов, Д.И.Писарев, А.И.Пронин, Н.А.Пахомов. Лучшие из них впоследствии стали машинистами-инструкторами и обучали молодежь. Много сделали для становления депо старейшие работники В.А.Кревцов и Б.С.Абрамов.

Увеличение переработки грузов потребовало коренной перестройки по ремонту и обслуживанию вагонов. Маленький пункт технического обслуживания вагонов, руководимый Н.И.Коробко, в настоящее время превратился в одно из крупнейших вагонных депо страны.

За 70-80-е годы вагоны были коренным образом реконструированы. Достаточно сказать, что до середины 80-х годов всего три страны: США, СССР и Китай имели автосцепку на вагонах, которая соединяется без присутствия человека, а остальные страны мира - винтовую упряжь, при которой вагоны соединяются или разъединяются вручную. Для этого сцепщик должен зайти в межвагонное пространство и вручную соединить или разъединить вагоны, а винтовая упряжь весит не менее 16 кг . Это снижало не только производительность труда, но и ухудшало условия работы, иногда нарушалась техника безопасности, когда расцепляли вагоны при движении маневрового состава. В нашей стране полностью перешли на автосцепку с 1 марта 1957 года.

Въезжал в новое депо со своим небольшим коллективом П.В.Иванов, а основная работа по установке и отлаживанию новой техники и оборудования легла на плечи Н.В.Кузнецова, работавшего главным инженером депо, а в настоящее время - начальником.

Для работников одной из самых тяжелых профессий на железнодорожном транспорте в 70-х и 80-х годах было сделано многое, чтобы облегчить их труд. Так, в приемо-отправочном парке были проложены смазкопроводы для заправки букс скольжения, воздухопроводы для опробования автотормозов со стационарной установки, автоматическое ограждение составов, парковая двухсторонняя громкоговорящая связь и многое другое.

Были построены механизированный вагоноремонтный пункт (МВРЦ), депо для капитального и деповского ремонта грузовых вагонов. В дальнейшем принято решение о перепрофилировании депо на ремонт пассажирских вагонов, хотя их ремонт во многом сложнее. К тому же пришли работники с других предприятий, не знающие специфики железнодорожного транспорта. Возникла сложность, так как помимо установки и отлаживания нового оборудования и дальнейшей механизации пришлось обучать новичков правилам ремонта и технике безопасности.

При этом много труда и сил в становление депо, начиная с 1972 года, отдали В.М.Макеев, В.М.Байков, М.Н.Максимов, Н.Г.Харченко, И.В.Дерябкин и многие другие.

Ушли в прошлое тяжелые и опасные профессии вагонников: смазчики, скрутчики, поездные вагонные мастера, слесаря по разъединению рукавов и др. Этому способствовало то, что подвижной состав в нашей стране сначала перевели на автосцепку, а затем на роликовые подшипники, и буксы с подшипниками скольжения ушли в историю.

Коренным образом перестроена работа у путейцев.

На помощь пришла техника по ремонту пути, смене путевой решетки, очистке пути и стрелочных переводов, уборке земли, снега и мусора. Сейчас на железнодорожном полотне лежат рельсы Р-50 и Р-65, то есть в одном погонном метре их вес составляет 65 кг , в одном км. пути - 130 тонн, не считая подкладок и накладок. Железобетонные шпалы, каждая весом 375- 400 кг , невозможно менять вручную, поэтому и здесь задействована техника.

На капитальном и среднем ремонте пути используется целый комплекс машин и механизмов. Ручных стрелок на главных и приемо-отправочных путях нет. Перевод централизованных стрелок осуществляют электропривода и прижатия стрелки к рамному рельсу до 600 кг , зимой они обдуваются воздухом. Свободное и целостное состояние пути и стрелочных переводов контролирует электрический ток. Началом реконструкции путевого хозяйства на узле руководил начальник дистанции Л.Я.Лютровник. Много труда вложили дорожные мастера и бригадиры пути: В.Буянов, И.В.Дементьев, В.С.Сарычев, Д.И.Мокроусов. Руководили путейцами В.Г.Картавых, впоследствии перешедший работать в Моссовет, Л.И.Попов, Г.В.Ширяев, Ю.Л.Савин, Б.Д.Анашкин, начальник технического отдела В.И.Попова.

На узле, начиная с 1958 года, возникла еще одна служба электроснабжения. Один участок был и до этого времени. Но после полной электрификации узла эта служба заняла приоритетное место. Освещение узла как по длине ( 18 км ), так и по площади с прожекторным, гирляндным и ксеновыми лампами обеспечивает два участка дистанции. Контактную сеть с напряжением 3300 вольт обслуживают две дистанции контактной сети. Тяговый электрический ток с электровозов возвращается на подстанции по рельсам или по нулевым проводам. Все организовано так, что работники служб узла и пассажиры на платформах и переходных мостах находятся вне опасности.

Организаторами и руководителями строительства новой сортировочной станции Орехово-Зуево были Министерство путей сообщения и Московская железная дорога. На руководство Московско-Курского отделения легла основная нагрузка по согласованию работ, контролю за выполнением графика строительства, по обеспечению предоставления "окон" и решению других вопросов, особенно связанных с социальной стороной жизни железнодорожников.

Ответственность за строительство легла на плечи главных инженеров. Руководителем отделенческой бригады стал главный инженер отделения И.М.Майоров, который сцементировал всех главных инженеров и руководителей узла на решение комплексных вопросов, связанных со строительством и внедрением новой технологии. Приезжал неоднократно на станцию с целью контроля и ускорения И.Л.Паристый. Станцию посетили министр путей сообщения Б.П.Бещев, начальник дороги Л.А.Карпов, министры путей сообщения Финляндии, ГДР, Польши, Болгарии и других стран. Начиная с 1975 года, на станции постоянно занимались школы по эффективному использованию новой техники и созданию прогрессивной технологии.

Это были праздники труда и единения всего коллектива узла по выполнению всех заданий Министерства путей сообщения.

Ученые Московского института инженеров транспорта изучали новую технологию, чтобы затем ввести ее в учебники для вузов. Многие новшества, разработанные и внедренные на станции, были распространены на сортировочных станциях СССР.

В 1980 году станция Орехово-Зуево за выдающиеся достижения в повышении производительности труда, эффективное использование новой техники и внедрение прогрессивной технологии была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Это была оценка партии и правительства всему коллективу узла, который решал не только производственные вопросы, но и социальную сферу.

Решение социальных вопросов на станции было по-разному. Особое значение стали им придавать в послевоенные годы, начиная со второй половины пятидесятых, когда строительство жилья, детских садов, пионерских лагерей, поликлиник, столовых и магазинов начало осуществляться в широких масштабах, а на рабочих местах вводилась механизация и автоматизация.

Во время Великой Отечественной войны, да и в послевоенные сороковые годы из-за отсутствия средств, которые шли на восстановление народного хозяйства, дома почти не строились, а под поликлиники, столовые, магазины приспосабливались служебные помещения. Работники узла жили, в основном, в многочисленных казармах, деревянных бараках, одноэтажных служебных и частных домах, построенных в довоенное и, частично, в послевоенное время. На станции Орехово-Зуево было больше полутора десятков деревянных бараков, расположенных вдоль обеих станций - Орехово-1 и Орехово-2 (до объединения) и за паровозным депо у "треугольника".

Одноэтажные кирпичные или двухэтажные деревянные жилые дома дополняли невеселую картину.

Индивидуальное строительство жилья, в первую очередь для локомотивных бригад, началось в конце 40-х и начале 50-х годов. Так, машинистами паровозного депо Орехово были построены частные дома из кирпича и шлака, которые образовали две улицы: 1-ю Паровозную и 2-ю Паровозную и часть жилья на Транспортной улице возле Орехово-2.

С 1956 года по инициативе жителей г. Горький началось широкое строительство жилья хозяйственным способом, а при дальнейшем развитии строительной базы - государственными трестами и строительно-монтажными поездами. Строительство велось по нарастающей, пока не ликвидировали бараки и казармы. В 1956-1957 годах было возведено четыре восьмиквартирных дома. Затем темпы возросли и к настоящему времени построено свыше 1500 квартир в домах на улицах Гагарина, Мадонской, Матросова, Кооперативной, Ленина. На месте болота возведен Центральный бульвар, где сооружены 3 дома на 728 квартир. Кроме того, были построены детский сад, узловая поликлиника, оснащенная современным медицинским оборудованием, 2 магазина, 3 столовые и пионерский лагерь.

В локомотивном и вагонном депо, на станции, дистанции пути, СЦБ и связи и у энергетиков появились прекрасные санбытовые корпуса с саунами. Оборудованы прекрасные технические кабинеты, красные уголки в локомотивном и вагонном депо, на станции и дистанции пути.

Построены санбытовые корпуса для работников движения, в том числе один возле горки. На улице Горького вырос дом связи, что позволило увеличить абонентов.

Новые прекрасные помещения были предоставлены работникам грузового хозяйства. Гирляндное освещение ксеноновыми лампами во всех парках и стрелочных горловинах способствует более безопасной и высокопроизводительной работе.

Рядом со станцией Поточино построены очистные сооружения и станция аэрации для всего города. Железнодорожники начали первыми благоустраивать улицу Гагарина, которая до этого называлась улицей Техники безопасности. Строительство велось СМП-164.

В условиях спада производства коллектив работников узла не потерял своей работоспособности, надеется, что при оживлении производства в стране и увеличении объема перевозок он справится со всеми заданиями.

М . РАТКИН.

Кандидат технических наук,

Почетный железнодорожник.

 

 

ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ГРУЗОВОГО

АВТОТРАНСПОРТА

 

ОТ РАССВЕТА ДО ЗАКАТА

 

Что за скупой и не очень благозвучной аббревиатурой: "ПОГАТ" (производственное объединение грузового автотранспорта)? Миллионы километров по бывшему Союзу, драматические ситуации в поездках, ударная работа в страду - от рассвета до заката, помощь пострадавшим от землетрясений в Ташкенте и в Армении, рискованная работа в Чернобыле...

За десятки лет существования Орехово-Зуевского автохозяйства спидометр каждого водителя накрутил сотни тысяч километров: в районе, в Подмосковье и Поволжье, на Кубани и Севере, в Сибири и в Башкирии... Не миновали наши земляки и "горячих точек". А сложив все наезженные ими километры, можно было бы опоясать нашу Землю несколько раз. И уж совсем невозможно представить, сколько на себе перевозили грузов за эти годы старенькие "ЗИСы", "ГАЗы", "ЗИЛы", "КамАЗЫ"...

Не сомневаюсь: до сих пор добрыми словами вспоминают в разных уголках нашего Отечества многих водителей-ореховозуевцев, бывших и нынешних работников ПОГАТа. Среди них - Василий Иванович Язин, Иван Михайлович Егоров, Вадим Леонидович Комин, Александр Иванович Каранов, Николай Абрамович Хромов, Иван Васильевич Васильков, Владимир Евгеньевич Абрамов, Василий Федорович Селихов, Зинаида Федоровна Чегорина, Вера Александровна Кузьмина, Николай Андреевич Новицкий, Петр Иванович Савин, Евгений Васильевич Лебедев, Анатолий Иванович Максаковский, Петр Илларионович Школин, Иван Михайлович Захаров, Александр Максимович Кудинов, Анатолий Михайлович Фомин, Петр Алексеевич Сафонов, Алексей Петрович Кудимов... Эти люди всегда находили общий язык и с коллегами, и с техникой, понимали "душу машины", работали, в основном, без аварий, не показывали свою "крутость" в дороге, не лихачествовали. Благодарности, ордена, медали и другие награды их тоже не обошли.

Вне сомнений, надо отдать и должное всем родным, близким водителей, их семьям за то человеческое, большое сердечное понимание, когда "грузчикам на колесах" приходилось месяцами вкалывать на уборочной с начала лета до "белых мух". Конечно, не обходилось и без слез. "Чтобы не пришлось любимой плакать, крепче за баранку держись, шофер!" - вот такая популярная песенка распевалась тогда по Союзу. Этой, порой незаметной, работе российских шоферов посвятили свои лучшие песни, стихи барды, поэты, певцы и среди них - Владимир Высоцкий. Помните, выразительные своей "колючей" правдой, строки из его "Дорожной истории": "...Мы оба знали про маршрут, что этот МАЗ на стройках ждут, - а наше дело - сел, поехал - ночь, полночь! Ну надо ж так - под Новый год - назад пятьсот, пятьсот вперед, - сигналим зря - пурга, и некому помочь!" Да, к прискорбию, бывало и такое в шоферской практике (ветераны помнят), что и замерзали люди в кабинах машин без посторонней помощи, были и "счастливчики", которых из беды вызволяли...

Смотрю на эти мужественные открытые и обветренные лица ветеранов-водителей, на их жилистые крепкие руки - сколько они видели на своем долгом веку, сколько всего испытали. Конечно, в дороге главное - внимание, не отвлечься на красивые пейзажи, не заснуть (особенно ночью). Не до стихов, не до песен, не до путевых заметок в дороге... Жаль, такие бы рассказы и песни вышли! А вот воспоминания моих собеседников тоже весьма интересны. Ими и продолжим летопись Орехово-Зуевского ПОГАТа.

 

"ЧЕРЕЗ ГОДЫ, ЧЕРЕЗ РАССТОЯНЬЯ..."

 

Как свидетельствуют старожилы автохозяйства, транспортное предприятие в Орехово-Зуеве существовало еще в довоенную пору, в 30-е годы. Рассказывает Нина Степановна Михайлова, проработавшая здесь тридцать восемь лет диспетчером, счетоводом и экономистом:

"Наши истоки? Как известно, в 40-50-е годы в Орехово-Зуеве была так называемая "35-я автоколонна". Она объединяла грузовое и пассажирское автохозяйства. В начале 50-х эту колонну разделили: грузовое и пассажирское хозяйства стали самостоятельными. В 1954 году грузовое хозяйство вновь разделили на два предприятия, обслуживающее торговые и пищевые организации города (35-ю колонну) и новое, для местной промышленности, которое стало называться "Ореховской автобазой транспортного управления Мособлсовнархоза". Его возглавил Е.И.Болотов.

Промышленные предприятия района обслуживались в то время транспортом городов Ликино-Дулево и Куровское, автохозяйства которых влились вскоре в Ореховскую автобазу и в 1958 году она стала называться "Орехово-Зуевской районной автобазой". На этом структурные изменения не завершились. В 1966 году "35-я автоколонна" получила название "ГАТП-2" (грузовое автопредприятие), а Орехово-Зуевская районная автобаза - "ГАТП-1", это случилось в 1970 году. Решением от 28 февраля 1973 года эти две организации слились в одну - так родилось производственное объединение "ПОГАТ" со своими филиалами 1 и 2 (в городе Куровское) и 3 (в городе Ликино-Дулево). Головное предприятие размешается на Малодубенском шоссе.

Я поступила работать в 1958 году на Орехово-Зуевскую автобазу, она находилась около первой советской горбольницы. Мастерские, склад и контора располагались в старых зданиях, построенных еще Саввой Морозовым. Токарная мастерская заняла бывшую конюшню. Помню, на столе бухгалтера расчетного отдела лежали счеты с костяшками из желтого металла.

Наше предприятие обслуживало все городские промышленные организации, водителям приходилось ездить по всему СССР за тысячи километров, чтобы обеспечить город необходимыми материалами. Нашими "подопечными" были "Карболит", "Респиратор", "Прибордеталь", "Торфмаш", Демиховский машиностроительный завод и все фабрики Ореховского хлопчатобумажного комбинатам также и многие предприятия помельче, строительные организации.

Летом и осенью мы составляли специальную автоколонну, которая отправлялась на уборку урожая. Убирали зерно, сахарную свеклу и овощи в нашем районе, в Подмосковье и Черноземье. К составлению колонны на уборку урожая относились очень ответственно, заранее готовили технику, водителей подбирали из лучших. Уборочная кампания длилась по нескольку месяцев, уезжали обычно в июне-июле, а возвращались к ноябрьским праздникам, порой уже по снегу. Трудности? Были и немалые. Помню мою первую командировку на уборку зерновых на Кубань, в качестве диспетчера, в 1959-м. В те годы еще были люди, которые устраивали диверсии на дорогах, чтобы сорвать уборочную. По пути следования автомашин они разбрасывали маленькие металлические "кошки" или дротики, которые прокалывали шины и выводили из строя уборочную технику... Но, несмотря на эти пакости, уборка урожая завершилась успешно. С хорошим настроением и наградами мы вернулись домой. Вместе со мной были водители Ю.Г.Рысев, И.А.Филиппов, Я.Ф.Марченко, П.Д.Петров, И.Сусарин. Некоторых из них уже нет в живых.

Много лет мои коллеги ударно работали в районах Башкирии, Оренбуржье, Омской и Курской областях, на Орловщине, в Краснодарском крае...

В 1958 году подвижной состав состоял из таких автомобилей: "ЗИС-5" - бортовая, грузоподъемностью 3 тонны, "ЗИС-150" - бортовая, грузоподъемностью 4 тонны. Еще тогда работали полуторки: "ГАЗАА" (1,5 тонны), "ГАЗ-93"и "ЗИС-585" (самосвалы грузоподъемностью 2,25 и 3,5 тонны.)

В 1959-1960 годах марку "ЗИС-5" заменили на "Урал-ЗИС", более современную и грузоподъемную. Постепенно старые марки автомобилей были заменены на более совершенные. К 80-м годам насчитывалось более пятидесяти марок автомобилей, которые использовались в нашем автохозяйстве.

А вот в те давние пятидесятые годы ежедневно наблюдалась такая картина: едет автомобиль, нагруженный торфом или брикетом, а наверху сидят грузчики, человека два, зачастую женщины. Они обслуживали все казармы города, которые топились торфом. Как же доставалось этим женщинам! Представляете: им надо было полностью сначала загрузить, а потом опорожнить две-три тонны торфа. И так целый день, по нескольку автомобилей с топливом. Хорошо помню некоторых этих героических тружениц: К.И.Фадеева, М.И.Терехина, Елизавета Степановна Низова, ей было тогда лишь 16-17 лет.

В шестидесятые годы после землетрясения, в Ташкент отправился отряд моих коллег-земляков. Им приходилось оказывать помощь в неимоверно тяжких условиях. Не хватало воды и продуктов, работали больше по ночам - днем стояла такая жара, что не выдерживали даже машины, а людям приходилось замачивать холодной водой простыни и заворачиваться в них, иначе под палящими лучами не поспишь...

Позже, после того как возникло наше объединение, задачи у его работников остались прежними: обслуживать местную промышленность и торговлю. Не забывали и про сельское хозяйство. Когда в 70-е годы прокладывали трубопровод "Уренгой-Помары-Ужгород", отряд наших водителей был задействован в Уренгое, также работали наши в районах Севера, в Коми АССР, прокладывали дороги и трубопроводы".

 

В ДАЛЕКИЙ КРАЙ ТОВАРИЩ УЕЗЖАЕТ...

 

Ветеран ПОГАТа Вадим Леонидович Комин, отдавший родному предприятию более тридцати лет, и сегодня в его строю. Его биография тесно завязана со службой снабжения, где надо иметь особый талант общения, коммуникабельности, знать психологию, "подходы к людям". Все это, в конечном результате, способствовало успеху производства. Сотни дорог исколесил "дока" в поисках нужных запчастей, деталей - не подводил своих. О путях-дорожках поведал сам В.Л.Комин:

"В 1967 году я поступил в Куровское автотранспортное предприятие на должность начальника отдела снабжения. В первый же год был послан на уборку сахарной свеклы в Борисоглебский район Воронежской области, в совхоз "Байчуровский". А уже на следующий год от Куровского автопредприятия в Башкирскую республику было направлено 60 машин, где я являлся начальником колонны. Технику погрузили в спецвагоны на станции Раменское. Ехали пять суток. Разгружались автомашины на станции Щучье озеро в Башкирии. От нее ехали своим ходом в Аскинский район. Там убирали зерновые, возили силос и другие сельхозпродукты. После завершения этих работ переехали в Чишминский район Башкирии на уборку сахарной свеклы. Здесь меня наградили Почетной грамотой Совета Министров Башкирской АССР и присвоили почетное звание "Отличник автомобильных перевозок сельскохозяйственных продуктов урожая 1968 года" за активное участие в организации работы автотранспорта на уборке урожая в колхозах и совхозах республики.

В течение пяти лет мне довелось ездить на уборку урожая в качестве начальника колонны в разные района Башкирии и Краснодарского края. Мы всегда помогали труженикам села быстро и без потерь перевозить хлеб, заложить как можно больше силоса. Только за месяц машинами нашего отряда перевозилось более 25 тысяч тонн грузов. В мою задачу входило так организовать работу людей и машин, чтобы ни одна минута не пропадала даром. Простои автомобилей из-за технических неполадок были весьма редки. Мои ребята работали всегда честно и "с огоньком". К примеру, Алексей Алексеевич Переверзев за август перевез 1,5 тысячи тонн, а это 260 процентов плана! Всегда отличались и Николай Пуговкин, ветераны уборочных кампаний братья Иван и Юрий Тамоновы. Они по праву считались признанными мастерами вождения машины, и это мастерство особенно ярко проявлялось в трудных условиях осенней страды. Братья Тамоновы работали на большегрузных ЗИЛах-164 с прицепами. За рейс они перевозили на этих автопоездах внушительное количество зерна и доставляли его на элеватор или приемный пункт раньше других.

Конечно, не только работой единой жили мы тогда. Успевали и учиться. В 1971-м я поступил в Тучковский вечерний техникум автомобильного автотранспорта на заочное отделение, которое окончил в 74-м, получил диплом техника-механика по ремонту и обслуживанию автомобилей. После объединения всех грузовых автопредприятий Орехово-Зуевского района и образования ПОГАТ я в 1975 году был назначен начальником отдела материально-технического снабжения (директором ПОГАТа с марта 1974 года стал Е.И.Болотов, его заместителем по эксплуатации - В.А.Чернов, главным инженером - И.Е.Чесноков).

Не хватало фондов - приходилось искать запчасти и другие необходимые материалы в соседних и дальних регионах страны. Поездил я и в Горький, Иваново, Ярославль, Свердловск... Дефицитом тогда были и горюче-смазочные материалы. В конце года традиционно путешествовали по всей Московской области - собирали "драгоценные" талоны на бензин и горюче-смазочные материалы.

Решая неотложные и насущные проблемы, приходилось не раз обращаться и "наверх" - в Мособлтранс, к заместителю Главка Борису Аркадьевичу Винокурову и нашему земляку Юрию Николаевичу Якиманскому. Они неизменно оказывали посильную помощь нашему предприятию, за что мы им благодарны.

В настоящее время я продолжаю работать на родном предприятии, обеспечиваю большегрузные машины - КамАЗы запчастями. Эти машины сейчас используются на ремонте Московской кольцевой дороги".

 

"РАБОТАЛИ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ..."

 

Говорят, что прошлое с годами становится как бы все ближе, яснее для человека. Прошедшие события, ушедшие люди, даты - все рельефнее. Татьяна Николаевна Строганова помнит многое и многих, с сентября 1962 года она работает в производственно-экономическом отделе ПОГАТ, прошла путь от рядового инженера ПТО до начальника ПЭО. Ей слово:

"В тот год мой трудовой стаж начался в автоколонне №35. Директором предприятия был А.С.Семеркин, главным инженером - бывший фронтовик-офицер П.Н.Боровицкий. В 35-й содержалось около трехсот автомашин - это две автоколонны! В основном, такие марки, как "ЗИС-150", "ГАЗ-51", "ГАЗ-93", "ЗИЛ-585" - по тому времени просто замечательные автомобили. Свой "покладистый характер" они показали и на наших тернистых дорогах. Правда, оставался еще "старичок" "ЗИС-5", но его вскоре списали на заслуженный отдых... Потом "ЗИЛ-150" стал вытесняться более "молодым" "ЗИЛом-164". Для торговых перевозок в 1964-1965 годах получили польские автомобили на шасси "Победы" - Ныса. В то время работали водителями две женщины: Анастасия Киселева и Елена Филипцева. Полученные импортные машины отдали им. Эти женщины трудились в "АТК-35" еще со времен Великой Отечественной войны и до пенсии.

Наша база располагалась на территории бывших конюшен и совершенно была не приспособлена для ремонта машин. В 1962-1963 годах на этом месте построили профилакторий, заложили существующее ныне административное здание с автомастерскими.

В 60-е годы было доброй традицией ежегодно отправлять на уборку урожая наши автомобили. В основном - в Волгоградскую область и Краснодарский край. В конце 60-х - в Башкирию. Сначала использовали только свои автомобили, потом на время уборки присоединяли к ним технику из народного хозяйства. В 1967 году случилось несчастье - землетрясение в Ташкенте. От нашего предприятия в Узбекистан направили несколько опытных водителей. Помню из них И.И.Кострюкова и Л.П.Шишову - техника по учету резины, она осталась потом в Ташкенте на постоянное проживание, работала в Управлении транспортом г. Ташкента инженером по эксплуатации.

В те годы в автоколонне №35 работали замечательные люди, такие, как старший механик Иван Михайлович Егоров - участник гражданской и Великой Отечественной войн. Мастер на все руки, рослый, всегда подтянутый мужчина, он был хорошим примером для молодой смены, наставником начинающих. Отлично помню и Г.А.Тарасова (был начальником колонны), который прошел "огненные версты" войны с первого до последнего дня, жертвуя собой, доставлял бесценный груз в блокадный Ленинград по "дороге жизни".

Другой нашей "легендой" был П.Н.Боровицкий - боевой танкист, в Великую Отечественную не раз горел в танке, имел много орденов и медалей.

Наша автоколонна №35, в основном, обслуживала торговлю в городе Орехово-Зуево - трест столовых, хлебозавод, "Холодильник". В 1963 году мы получили десять новеньких "ГАЗ-51". После уборочной страды пять из них переоборудовали под фургоны - водители сами сделали самодельные одноосные прицепы и автомобили стали постоянно ездить в Ленинград. Позднее мы получали машины большей вместимости, такие как "ЗИЛ-1644" - их путь лежал в дальние точки страны: Кавказ, Украину, Сибирь".

 

"ЭТО СЧАСТЬЕ - ПУТЬ ДОМОЙ"

 

Без малого полвека трудится в ПОГАТе кавалер ордена Трудового Красного Знамени Василий Иванович Язин - один из тех, кем гордится коллектив. Водитель накатал на своем КамАЗе не один миллион километров, если учесть, что ежемесячно он "выдавал " по десять тысяч. Всю Россию на колесах объехал, какими только пейзажами ни любовался, разные города и веси увидел, а дорога домой всегда слаще казалась.

Первый дальний его рейс лежал на Волгоград на стареньком "ЗИСе". Потом был постоянный маршрут на Саратов, один из самых трудных. Ездил в южные города. Туда вез строительные материалы, на обратном пути - дефицитное сырье для предприятий родного Орехово-Зуева.

Что за почти полувековым стажем и миллионами километров? Рассказывает сам ветеран: "Опыт, навыки, свои методы накапливались с годами. Уверенность была, самоуверенности - нет, как и лихачества. Я никогда не выходил на линию, не проверив тщательно машину. Никогда не полагался в дороге на "авось". Бывали, конечно, и трудности. Особенно в зимнее время. Больших трудов стоило, к примеру, завести мотор в сорокаградусные морозы... Старался долгие годы, как и мои товарищи, работать под девизом: "Ни километра без груза!"

О Василии Ивановиче Язине, как и о других ветеранах, я услышал в коллективе немало добрых теплых слов. По-другому и быть не могло: ведь они "продлевали" жизнь машинам, болели за производство, за то, чтобы всегда "к намеченному сроку", чтобы вовремя доставить нужный груз и, наконец, это они готовили молодую достойную смену для родного предприятия.

Да, немало воды утекло с тех пор, когда ветераны были молодыми, когда впервые не без волнения взяли в руки руль автомобиля. Времена меняются и не всегда, к сожалению, в пользу предприятия, трудового коллектива. Но все же, все же, все же. Остается преемственность, память, добрые традиции. И внимание нынешних работников к тем, кто ушел на заслуженный отдых. Пусть не часто, но собираются они на предприятии, чтобы вспомнить минувшие деньки, поделиться радостями и заботами. А спидометр неустанно накручивает километры, с ними - часы, дни и годы. Верится и ветеранам и молодым: не перечеркнет время все хорошее, водители грузового автотранспорта по-прежнему будут "в цене", а предприятие будет "крепко стоять на ногах", то есть "на колесах"!

Е. ГОЛОДНОВ.

Журналист.

 

АВТОКОЛОННА № 1793

 

СЕГОДНЯ мы не можем представить нашу жизнь без автобусов. Утром мы спешим на остановку, чтобы, толкаясь, влезть в переполненный салон и посетовать на нелегкую жизнь: не могут автобусов сделать побольше, чтобы все сидели. А вечером усталые, возвращаясь с работы, все в том же автобусе начинаем неторопливо подводить итоги минувшего дня.

В эти минуты нам трудно предположить, что автобусов в Орехове когда-то не было, и люди на работу ходили пешком, а за город выезжали, в основном, на лошадях. Машины-то появились лишь в конце прошлого века и первое время были доступны только очень богатым людям.

Но, как известно, время не стоит на месте, и с появлением первых автомобилей появился и пассажирский транспорт. Конечно, такое чудо появилось сначала в крупных городах. К примеру, трамваи в Москве появились в начале века, а автобусы лишь в 1922 году.

Руководители нашего горсовета часто бывали в столице и завидовали белой завистью первопрестольной, а в душе считали, что Орехово по московским меркам, конечно, провинция, но на деле не хуже и вполне может обзавестись своим общественным транспортом. Но вот вопрос: что лучше - автобус или трамвай? Эти два вида транспорта городской бюджет не потянет. На заседаниях горсовета были бурные дебаты. Сторонники экологии били себя в грудь и утверждали, что трамвай экологически чище, а автобусы уж очень дымят и портят воздух. Но были и другие депутаты, которые со счетами в руках доказывали, что трамвайную линию не везде проложишь, а когда касается поездок за город, то автобусу здесь равных нет.

Казалось бы, все просто и ясно, но так видится сегодня с высоты полета времени, а тогда, чтобы найти верное решение, провели опрос населения. Большинство граждан высказалось за автобус. Учитывая глас народа, 9 июня 1927 года на президиуме горсовета был окончательно решен вопрос о введении в городе автобусного движения. Из бюджетных средств при согласовании с областным начальством были выделены деньги на приобретение в столице двух автобусов.

На том же собрании было решено первоначально сделать один маршрут: вокзал - крутовские казармы (то есть до магазина №2). По пути следования, опять-таки после бурных дебатов, установили три остановки: у центрального рынка ("Марина"), у яслей №1 ("Метелица") и у БПФ №1.

С оплатой за проезд проблем не было. В Москве за 15 копеек можно было проехать целый маршрут. У нас было решено сделать то же самое, но с небольшими уточнениями: если вы едете до яслей №1, платите 10 копеек, если же вы садитесь у яслей и едете до казарм, также должны будете отдать гривенник. По тем временам деньги немалые. К примеру: десяток яиц стоил 38 копеек.

Конечно же, наш народ по-своему отреагировал на это "уточнение" и некоторые смышленые пассажиры пытались за гривенник проехать весь маршрут, поэтому кондуктору всегда приходилось быть начеку.

10 июня наша газета, которая тогда называлась "Колотушкой", на своих страницах подробно рассказала об этом историческом для города заседании, добавив, что первая автобусная линия будет открыта в воскресенье, 12 июня.

Это известие сразу взбудоражило весь город, привело людей в праздничное настроение. А такое настроение у русского человека иногда может иметь неожиданное продолжение. Поэтому, зная об этой особенности, в отделении милиции был собран весь состав и дано указание всем быть начеку, чтобы не возникло пикантных ситуаций, и не дай Бог, провокаций (не стоит забывать, что это было начало сталинского времени). Провокаций, к счастью, не было, но мальчишки...

Кому из пацанов не хочется проехать на автобусе? Современные ребята не прочь прокатиться, а что уж говорить об их сверстниках семидесятилетней давности! Они сразу же стали клянчить деньги у родителей. Матери только отмахивались: в доме не всегда хлеба в достатке. Но некоторые все же раскошеливались. Другие юные создания, получив родительскую отповедь, решили попытать мальчишеское счастье: залезть на дерево и спрыгнуть с него на крышу автобуса и проехать хотя бы одну остановку. Но бдительные стражи порядка быстро распознали тайные планы пацанов...

К 11 часам на привокзальной площади собрался весь город. Желающих попасть на первый рейс было много, но честь первопроходцев досталась "отцам" города. Когда все почетные гости расселись по местам, то автобус не сразу смог отправиться в путь. Милиции пришлось применить силу, чтобы очистить дорогу от восторженного населения.

Милиции в этот день пришлось поработать на полную "катушку". После первого рейса с почетными гостями до салона автобуса добрались и рядовые граждане. И у двух маленьких автобусов, по вместимости сравнимых с нынешними "пазиками", началось настоящее столпотворение. Если бы не милиция, кондукторы вряд ли смогли справиться со своими обязанностями. Мало того, что автобус в прямом смысле слова брали штурмом, но и в салоне тоже было "жарко": каждый счастливчик старался завоевать сидячее место. На возраст и пол никто внимания не обращал. Чтобы утихомирить такую битву, каждый автобус сопровождал поначалу один милиционер. Но к концу дня их было уже по два в каждом. Под строгим взглядом стражей порядка платили исправно все. За первые два дня работы было собрано 615 рублей и перевезено 4462 человека.

Через две недели в Орехово прибыло еще три автобуса, и по выходным дням стали действовать два загородных маршрута: до Покрова и парка имени Троцкого (парк имени 1 Мая).

Первые автобусы были изготовлены в Москве на заводе имени Сталина (ЗИЛе). Они были примитивными, дверь кондуктор открывал вручную, а чтобы отправить машину, звонил в колокольчик. Из-за постоянных перегрузок автобусы часто ломались, и тогда им на помощь приходили переоборудованные для перевозки пассажиров грузовики, тем более что в тридцатые годы заработал Горьковский автомобильный завод.

В эти годы был освоен еще один городской маршрут: "вокзал - "Карболит".

В годы войны все автобусы были переделаны под санитарные машины и отправлены в прифронтовые госпитали.

После войны с автобусами было туго, и вместо них ходили знаменитые "полуторки" - ГАЗ-а - грузовики, обтянутые брезентом или обшитые фанерой. Конечно, удобства были невелики, но, как известно, на безрыбье и рак рыба.

Ветеран автоколонны, шофер с полувековым стажем С.И.Терентьев вспоминает, как бережно относились тогдашние водители к технике. Жены ревновали своих мужей к автобусам, как к любовницам.

Сергей Иванович рассказал, как после каждого рабочего дня он заглядывал в мотор и осматривал все его части, а некоторые и простукивал, как врач пациента.

В сороковые годы автохозяйство было объединенным, вместе находились автобусы и грузовики. Лишь в пятидесятые годы произошло разделение на автоколонну и ПОГАТ.

Первоначально автопредприятие располагалось на улице Володарского, где сейчас находится хлебопекарня. С расширением автобусного парка городские власти не нашли лучшего места для гаража, как церковь у вокзала (сейчас на этом месте платная автостоянка). В те годы все были атеистами, и сделать гараж в таком месте посчитали вполне приемлемым. Кстати, в сороковые годы в нашем городе появились первые такси. На ЗИЛе стали выпускать семиместные машины. Им и суждено было стать первыми "маршрутками". В основном они обслуживали загородные линии: Орехово - Дулево и Орехово - Демихово.

С каждым годом маршрутов становилось все больше. Старшее поколение малодубенцев, наверное, помнит, как в 1948 году они увидели первый рейсовый автобус, позволивший им без проблем добираться до районного центра. А водителем этого первого автобуса был Д.С.Николаев.

Через Малую Дубну многие годы по асфальтированной трассе Москва - Горький ходили автобусы до Москвы. Сначала их водителями были двое москвичей. Для них в городе по решению горсовета и по договоренности со столицей были созданы особые условия. Последний автобус из столицы прибывал где-то в девять часов вечера, и для шофера в местной гостинице, которая, кстати говоря, находилась рядом с вокзалом, был забронирован номер. Переночевав, он вновь садился за руль и отправлялся в первопрестольную. Так продолжалось несколько лет.

В конце пятидесятых с расширением парка нашей автоколонны в Москву стали ходить ореховские автобусы, и эти рейсы продолжались вплоть до начала перестройки, когда стали считать деньги и пришли к выводу, что гонять полупустые автобусы в столицу экономически не выгодно. Да, сегодня мы умеем считать. А сорок лет назад, когда решили сделать общий маршрут, объединяющий две основные части города, об этом не думали. "Единичка" тогда отправлялась по испытанному маршруту истории от вокзала до "Холодильника", затем возвращалась ко 2-ой больнице и там через ныне пешеходный мост проезжала по улице Красноармейской до площади Пушкина и через поселок "Текстильщиков" отправлялась на "Карболит", а оттуда опять на вокзал. "Двойка" ходила в обратном направлении. "Тройка" была урезанным маршрутом "единички" и от вокзала отправлялась сразу на старый колхозный рынок, который как раз и располагался на улице Красноармейской. А "четверка" была "дитем" "двойки" и поэтому, не заезжая на "Карболит", ехала сразу на "Текстильщики".

Интересна судьба пятого маршрута. В конце шестидесятых годов начал строиться на месте бывшего лесного массива Парковский микрорайон. В 1970 году в новенькие девятиэтажки въехали первые жильцы и у них появились проблемы: как добраться до центра города или вокзала. Тогда еще не было парковского моста и оживленного перекрестка улиц Северной и Парковской, на котором можно поймать любую машину. Автоколонна на эту проблему новоселов отреагировала довольно оригинально. Она сделала пятый маршрут, который проходил по улице 1905 года и оканчивался как раз на будущем оживленном перекрестке. Однако возвращалась "пятерка" не на вокзал, куда наверняка желали попасть владельцы новых благоустроенных квартир, а на "Холодильник". Вероятно, тогдашние руководители автоколонны посчитали, что с платформы Крутое счастливым новоселам будет легче добираться до места работы.

К счастью, такая ситуация продолжалась недолго. В середине семидесятых годов на компьютере были выбраны оптимальные варианты движения городских автобусов. Кстати, тогда же в 1974 году на дорогах нашего города появились первые иномарки - двойные "Икарусы". Толи венгры не знали о состоянии наших дорог, то ли это была искренняя благодарность "младшего брата старшему" за отеческую заботу, но автобусы были белого цвета. Неудивительно, что в весеннюю и осеннюю распутицу эти автобусы были заметны на наших трассах "особой" чистотой.

Но два "Икаруса", хоть и двойные, погоду в автопассажирском хозяйстве Орехово-Зуева не сделали. Основную нагрузку перевозок последние сорок лет несли "на своих плечах" великие труженики Ликинского автобусного завода. Сначала это были ЛиАЗ-158, потом им на смену пришел ЛиАЗ-677 и ему стал помогать ЛАЗ-695. Сегодня в этом плане мало что изменилось. ЛиАЗ-677 остается основной рабочей силой. В 1997 году в автоколонне №1793 из 130 имеющихся в наличии автобусов с ликинской родословной было 87, из них новой модели ЛиАЗ-5256 всего четыре.

Средний возраст автобусов составляет 7,5 лет. Но, несмотря на свои "преклонные лета", большинство из них продолжает исправно трудиться. Ежедневно на линию выезжает 94 автобуса, которые обслуживают 41 маршрут, протяженностью более 700 километров: 14 городских и 27 пригородных. В день выполняется 1200 рейсов и перевозится в среднем 85 тысяч человек.

В автоколонне №1793 сейчас работают 860 человек. Нелегко приходится сегодня ее руководителю В.И.Дмитриеву держать в нынешних условиях предприятие.

- Иначе нельзя, - считает Виктор Иванович, - общественный транспорт был, есть и будет в городе.

Не так давно в автоколонне №1793 появилось шесть новеньких "ПАЗов", которые работают как маршрутные такси. Это, конечно, помощь предприятию, но основных проблем они не решают.

А. НИКИТУШКИН,

журналист.

 

 

"МОСЭНЕРГО"

 

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ СВЕТ для нас сегодня самое обычное явление, и даже трудно себе представить, что каких-нибудь сто лет назад люди, увидев электрическую лампочку, осеняли себя крестным знамением, считая ее проявлением нечистой силы. Правда, наш знаменитый фабрикант С.Т.Морозов, побывав за границей и, увидев динамо-машину, вырабатывающую электричество, отверг предрассудки и закупил несколько чудо-машин для своих предприятий. Конечно, электроэнергии они вырабатывали мало, и ее хватало лишь на освещение основных участков производства. Но все равно это было лучше, по сравнению с керосиновыми лампами.

В начале века бельгийцы задумали построить в районе нынешнего Электрогорска электростанцию "Белый мох" и стали искать будущих потребителей. Они побывали во многих селах, в том числе и в Зуеве. Жители Зуева с недоверием отнеслись к рассказам иностранцев, делая упор на то, что Россия всегда шла своим особым путем. Но не зря говорится, что кто ищет, тот обязательно находит, и бельгийцам посчастливилось зайти в дом крестьянина Н.А.Коннова. А тот был большим мечтателем и фантазером, поэтому он живо представил себе радужные перспективы, сразу загорелся мечтой воплотить ее в действительность и согласился уговорить сельчан построить подстанцию и установить опоры для линии электропередач.

Нелегкую задачу поставил этот мечтатель. Сельчане поначалу смеялись над ним. Но Николай Алексеевич знал, как их уговорить. Он заготовил письмо, в котором выражалось согласие всех сельчан-мужчин, и наварил самогонки, затем устроил большую попойку, после которой несогласных не было. Наверное, это было Божие провидение, ведь на дворе был 1914 год. До первой мировой войны оставались считанные месяцы.

За короткое время ЛЭП-35 была построена. На улицах Зуева были проложены кабельные линии, установлены металлические колонки, построена трансформаторная будка...

Осенним вечером на улицах Зуева собрались не только местные, но и жители окрестных сел и деревень. Всем было интересно посмотреть, как на фоне темнеющего неба на деревянных столбах появятся "жар-птицы". Кое-кто даже поспорил, что все это обман, и проиграл, потому что в восемь вечера Зуево осветилось электричеством. Молодежь закричала: "Ура", а старики стали креститься.

Вскоре во многих домах появились электролампы. Однако первая мировая война и революция приостановили "наступление электричества на Зуево и Орехово". Лишь в 1918 году возобновилось строительство новых линий. От электростанции "Белый мох" была построена ЛЭП-3, которая стала обеспечивать электричеством ореховские фабрики. В начале двадцатых годов развернулось строительство школ, больниц и других культурно-бытовых учреждений. Организовывались жилищно-кооперативные товарищества, активно застраивались новые жилые микрорайоны: Кировский, Термолитовый поселки. Широко развернулось индивидуальное строительство. На карте города появились новые улицы: Озерная, Кооперативная, Заливная, Ходынская...

Большое строительство потребовало немало дополнительных средств и новых источников электроэнергии. Для электроснабжения строящихся объектов в период с 1925 по 1935 годы были дополнительно проложены новые высоковольтные и низковольтные сети на завод "Карболит", шелкоткацкую фабрику, завод "Прибордеталь". Свет появился в Кабановском и Мало-Дубенском колхозах, деревнях Будьково, Дровосеки, Плотава, Ожерелки, Никулино, Большая Дубна.

В 1926 году была заложена, а в 1930 году вступила в строй ТЭЦ-6. Это дало возможность коренным образом решить вопрос электроснабжения города и всей промышленности.

Эксплуатация городских электросетей до 1936 года велась местными подрайонами "Мосэнерго", которые занимались только содержанием, но не развитием городских электросетей. Назревал вопрос о создании такой организации, в задачи которой бы входило дальнейшее "наступление электричества на город и район".

В этих целях в 1936 году городские сети были переданы из системы "Мосэнерго" в ведение отделов коммунального хозяйства при городских Советах. Они стали именоваться "Управление электросетей" при горкомхозах. На их базе в 1939 году было образовано областное управление "Мособлэлектро". Организация городских электросетей дала возможность конкретнее заниматься их развитием. Возглавил наше подразделение В.И.Морковкин. Василий Иванович более тридцати лет руководил электросетью и до последних своих дней оставался на этом посту.

В 1940 году главным инженером предприятия стал Ф.И.Смирнов. Четверть века Федор Иванович повседневно занимался вопросами развития и реконструкции электросети, лишь тяжелая болезнь заставила Смирнова уйти на заслуженный отдых.

Когда началась война, многие работники электросети ушли на фронт. Некоторые из них не вернулись с полей сражений: С.Аминов, З.Бугуцкий, В.Закордоня, А.Михайлов, Г.Кустарев. Кое-кто был тяжело ранен: В.Брюквин и Г.Чичварин. Виктор Евсеевич и Григорий Осипович после войны вернулись в родной коллектив. За отличную работу Г.О.Чичварин в 1966 году был награжден медалью "За трудовую доблесть".

После войны коллектив электросети успешно решал задачи по сплошной электрификации колхозов и совхозов. Были электрифицированы колхозные села Коротковского, Кабановского, Демиховского, Ново-Горского, Язвищенского кустов Орехово-Зуевского района. В порядке оказания помощи электрифицировали несколько селений в Егорьевском и Можайском районах.

В 1954 году был организован Ликино-Дулевский участок.

В 1966 году электросеть возглавил Ф.М.Андриенко. При нем в декабре 1968 года была построена новая производственная база предприятия.

В 1972 году у руля Орехово-Зуевской электросети встал Б.М.Гордеев. При Борисе Михайловиче были построены два производственных корпуса предприятия, начат перевод сетей с 6-ти на 10 кв, происходило дальнейшее развитие и реконструкция электрических сетей города и района.

Сейчас электросеть возглавляет М.А.Минеев.

11 лет назад управление "Мособлэлектро" было упразднено. Электрические сети вошли в состав ПТО ГХ. Это был тяжелый период в жизни предприятия, связанный с его реорганизацией.

В 1993 году Орехово-Зуевская электросеть стала самостоятельным муниципальным предприятием. В его распоряжении находятся 224 трансформаторных подстанции, 23 распределительных пункта, 434 силовых трансформатора, столько же километров кабельных линий, 163 километра воздушных линий, обслуживается около 7000 светильников уличного освещения.

Продолжается перевод высоковольтных сетей на напряжение 10 кв. Полностью телемеханизировано управление уличным освещением города, обновлен парк автотранспортной техники. Ведется дальнейшая телемеханизация распределительных пунктов, внедряется компьютерная сеть.

В электросети ежегодно проводится большая работа по ремонту электрических сетей и электрооборудования, по поддержанию их в исправном состоянии, на надлежащем техническом уровне. В 1997 году на капитальный ремонт сетей, электрооборудования, сооружений было затрачено около 1,5 миллиарда рублей. Капитально отремонтированы 23,5 км воздушных линий электропередачи, 60 кабельных линий разного напряжения. Установлено 158 новых железобетонных опор взамен устаревших деревянных, заменено 150 старых светильников на новые.

Для улучшения условий труда на базе предприятия строится новый корпус, где будут оборудованы помещения для диспетчерской службы. Там же разместятся новые мастерские и дополнительные боксы для спецавтомобилей. На эти цели в 1997 году было направлено 2,4 миллиарда рублей. Тогда же впервые в нашем городе было смонтировано 2,5 км изолированного самонесущего провода "торсадо" по французскому стандарту.

По признанию директора предприятия М.А.Минеева, этот провод, в отличие от традиционных оголенных отечественных линий, изолированный. Он долговечен и, самое главное, безопасен для окружающих. В 1998 году планируется смонтировать еще 15 км такого провода.

На предприятии интенсивно внедряется компьютерная техника для ведения расчетов с абонентами, диспетчеризации, хранения и обработки большого объема информации по параметрам электрических сетей и электрооборудованию. Для удобства и улучшения обслуживания жителей города возведены новые помещения для приема бытовых абонентов и абонентского отдела.

В заключение назовем людей, которые составляли и составляют по сей день цвет и гордость Орехово-Зуевской электросети. Это И.А.Поляков, который пришел на предприятие в 1956 году электромонтером, а затем, выучившись, стал главным инженером и работал в этой должности до пенсии.

Много теплых слов можно сказать и о других ветеранах электросети, находящихся сейчас на заслуженном отдыхе, но не теряющих связь с коллективом. Это Л.П.Борисова, К.Г.Корытина, А.М.Баскаков, К.М.Колосов, М.С.Фокина, В.Н.Стукачев, Л.И.Трешкина, Е.Н.Шмакова, К.В.Конкина, А.Ф.Кузнецова, С.И.Вайсман, В.В.Петров, Б.Н.Рябов. Всех их характеризует большая любовь к делу и людям, преданность коллективу.

А. НИКИТУШКИН.

Журналист.

 

 

РАЙОННЫЙ УЗЕЛ СВЯЗИ

 

ДО РЕВОЛЮЦИИ в нашем городе существовало всего 10 телефонных номеров, используемых для связи управляющего Саввы Морозова с предприятиями мануфактуры. Номера телефонов были трехзначными, связь осуществлялась вручную телефонистками, сообщение между абонентами было воздушным по проводам, натянутым на столбах.

Затем все управление служб связи (телефонно-телеграфной и почтовой) разместилось на улице Никольской (ныне улица Ленина) в доме №69, деревянном двухэтажном, рядом с бывшей баней.

В 1934-35 годах построили новое здание для городского управления связи, тогда же смонтировали АТС на тысячу номеров. Благодаря, этому новшеству город получил возможность двухканальной телефонной связи с Москвой. Но кабельной связи пока не было, потому говорили со столицей по-прежнему с помощью проводной линии. Руководил конторой связи в то время И.П.Вефлиемский, специалист с высшим образованием. Главным инженером был Б.И.Гумилевский.

Связь с городами-соседями (Павлово-Посад, Шатура, Петушки) стала возможной только в 1949 году. При этом возникали немалые трудности, происходили частые обрывы проводов, падали столбы, были и другие случаи: однажды в результате сильного снегопада город был полностью лишен связи, на ее восстановление было мобилизовано население района, поскольку сами работники узла связи физически не могли устранить последствия капризов природы, таков был масштаб бедствия.

В начале 50-х годов кабельная связь стала реальностью. Переключение на нее производилось только в городе- с воздушных линий на кабельную сеть. Было задействовано 24 канала с возможностями выхода на крупные города Советского Союза. В это же время проводилась и реконструкция телефонно-телеграфной связи с городами района: Куровское, Дрезна, Ликино-Дулево. Тогда же на городской АТС начала свою трудовую деятельность Наталья Алексеевна Егорова, специалист, впоследствии ставшая главным инженером узла связи. С ней рядом трудилась Нина Ивановна Мазурина, имевшая опыт по налаживанию связи во время битвы под Москвой; монтер связи Анфиса Маркеловна Кириллова, тоже участница войны и многие другие. Начальником узла связи был Василий Федорович Воронин. Он внес немалый вклад в развитие связи Орехово-Зуева и района.

С 1960 по 1963 годы начальником узла связи был В.И.Извеков, главным инженером - Хренов Ф.П. Районная контора связи получила новое оборудование АТС, также началась телефонизация нового в то время Гагаринского микрорайона. Организацией развития телефонной связи в городе занимались новый начальник узла связи Николай Михайлович Львов и главный инженер Федор Прокопьевич Хренов. Старшим инженером по дальней связи была Н.А.Егорова, инженером АТС - Владимир Петрович Егоров. Лучшими мастерами по обслуживанию абонентов были Николай Григорьевич Ермаков, а по обслуживанию городских телефонов-автоматов Иван Алексеевич Афанасьев и Иван Андреевич Рыбкин.

В середине марта 1979 года старая машинная станция на 1500 номеров была отключена. Вместо нее пущена в эксплуатацию новая, координатно-автоматическая. Она могла уже обеспечивать работу 8000 телефонных номеров. Развивалась и городская телефонная сеть. Помимо учреждений, которые получили дополнительные телефонные точки, активно телефонизировались микрорайоны Мадонский, Парковский, Урицкого и Бирюкова. Со сменой техники пришли и новые кадры, подхватив эстафету предыдущего поколения. Это техник по обслуживанию средств связи Екатерина Григорьевна Зиновьева, техники по кабельным работам Вячеслав Алексеевич Булепов, братья Е.В.Лежнев и В.В.Лежнев, Галина Николаевна Кузьмина, В.И.Роменцева, инженер АТС С.А.Дюков, М. X .Абдюшев.

При пуске новой АТС много сил и знаний отдавал инженер В.П.Егоров. Бывало и такое, что он сутками не покидал места монтажных работ.

В 1989 году на АТС города Орехово-Зуево добавилось еще 4000 номеров, это решало, конечно, многие проблемы по телефонизации города. В 90-х годах были смонтированы и включены новые подстанции "ПСК-1000" в микрорайонах "Парковский" и "Карболит".

 

ТЕЛЕФОННАЯ СВЯЗЬ

 

В 1874 году А.С.Поповым была изобретена телеграфная связь. В России в 1912-1913 годах широко внедряется метод связи при помощи "морзянки".

На втором этапе развития появляется уже буквопечатный аппарат, увеличивается скорость передачи телеграмм на расстояние до тысячи километров. Все телеграфные аппараты, вплоть до 1935 года, были иностранного производства. А в нашем городе был установлен отечественный аппарат "СТ-35" в единственном экземпляре. В Орехово-Зуевской конторе связи он прослужил до 1950 года, потом появились еще семь аппаратов подобного типа.

А в середине 50-х годов установили совсем новые аппараты - "уплотненно-автоматические, рулонные". Помимо узла связи новая техника также устанавливалась и на предприятиях города, в тресте "Мособлстрой №12", АТК, в управлениях железной дороги. Все они получили возможность выходить на связь самостоятельно, минуя городской телеграф.

На телеграфе трудилась Анастасия Григорьевна Ефимова - начальник телеграфа. В ее трудовой книжке всего две записи: "Принята на работу" и "Уволена с работы в связи с уходом на пенсию". Свой профессиональный уровень А.Г.Ефимова повышала без отрыва от производства, окончив заочно Всесоюзный техникум связи. Вместе с ней добросовестно трудились Е.В.Глебычева, Е.И.Торопова, А.Н.Долина, А.Н.Федотова, В.И.Савельева, техники телеграфа А.И.Федотов, А.П.Брызгалов.

В настоящее время в Орехово-Зуеве действует АТС на 20000 номеров (ул. Муранова), которая разрешила дефицит в установке телефонов. Большая заслуга в обеспечении пуска и работы этой современной станции принадлежит бывшему начальнику узла связи Василию Андреевичу Павлову, а также главному инженеру А.И.Васильеву, начальнику цеха развития связи, "мастеру связи" Е.Г.Зиновьевой. Немалую лепту в становление новой техники на службу людям внесли связисты технического отдела Е.А.Рассказова, Н.А.Егорова.

 

ПОЧТОВАЯ СВЯЗЬ

 

Изначально связь в нашем городе была исключительно почтовая. Почту развозили по адресатам на лошадях. Здание почты располагалось на Никольской улице (ныне улица Ленина), около бывшей бани. Только в 30-х годах открылись еще два почтовых отделения: на Крутом и в Зуеве, за рекой Клязьмой. Затем отделения связи стали множиться, появились они в селах и поселках района. Централизованная доставка осуществлялась в город Орехово-Зуево - сюда почту привозили в почтовых вагонах, затем она рассылалась по адресам на автомашинах.

В 50-е годы начальником узла был В.Ф.Воронин, а заместителем начальника узла связи по почте Орехово-Зуева был Александр Яковлевич Лавров, который проработал в органах связи 53 года. Это был опытный, знающий свое дело специалист. Он много воспитал и подготовил начальников отделений по городу и району. Такой факт: с А.Я.Лавровым в период разработки Почтовых правил СССР консультировались, например, такие руководители, как Министр связи СССР Н.Д.Псурцев.

Лучшими начальниками отделений связи были М.П.Бирюкова, М.Евсеев, К.С.Андреева, А.А.Орешина, В.И.Макарова, С.Г.Иващенко, В.П.Вакуленко.

И в настоящее время продолжают трудиться ветераны почтовой связи: В.П.Вакуленко, Т.Я.Орежева, В.П.Кузнецова, В.И.Макарова.

Совсем юной пришла на работу в узел связи двадцать пять лет назад Валентина Николаевна Игошина. Начав служебную карьеру с должности секретаря-машинистки, она заочно закончила Всесоюзный институт связи и теперь руководит почтовой связью города и района.

Со школьной скамьи пришла работать на почту и Ольга Дмитриевна Нефедова. Получив заочное образование, она в настоящее время работает экономистом узла и щедро делится накопленным опытом с молодыми сотрудниками.

Почтовая связь города и района в наши дни представлена 34-мя отделениями.

 

ВЕХИ РОСТА

 

С развитием цивилизации все необходимее становилась связь. Если вначале она осуществлялась с помощью лошадки, то потом появились паровозы и автомобили. Телефонная и телеграфная связь дала возможность быстро соединиться с любым адресатом. И уж, конечно, сказала свое веское слово электроника, внедрившаяся по существу во все сферы нашей жизни. Эти достижения не могли обойти и такие провинциальные города, как Орехово-Зуево.

Можно просмотреть тысячи документов и сотни фотографий, но при этом не сможешь в полной мере ощутить не только дыхание эпохи, но и перемены за несколько лет. И здесь на помощь приходят люди, отдавшие своему труду и романтику молодости, и зрелость мышления в последующие годы. К числу таких в Орехово-Зуеве принадлежит Коптелова Лидия Григорьевна. Она отчетливо помнит и вехи роста средств связи, и приезд делегаций из Германской Демократической Республики, Монголии и даже Австралии. В годы Советской власти приезды иностранных делегаций по обмену опытом проходили регулярно, и участники этих встреч взаимно обогащались.

Неопытной в жизни девчонкой пришла Лидия Коптелова в 1944 году в Орехово-Зуевскую районную контору связи. Еще шла война с немецкими фашистами, и профессия связиста котировалась высоко, а за малейшие ошибки наказывали строго. На это время центральная почта, телеграф, телефон располагались в хорошо оборудованном здании в три этажа. Оно и теперь украшает главную улицу нашего города. А ведь до 1934 года все эти службы находились в деревянном двухэтажном здании рядом с баней по улице Ленина.

Коптелову определили на должность телефонистки междугородной связи. В то время выход на Москву осуществлялся всего по трем каналам, да еще было по одному каналу для разговоров с Павловым Посадом, Шатурой и Петушками. А всего коммутаторы междугородной связи обслуживали в то время 16 телефонисток. Однако с развитием в Орехово-Зуеве промышленности и пуском в работу новых предприятий возросла необходимость связи с другими городами. Резко возросла нагрузка. Чтобы, например, дозвониться до Москвы, выполнение заказа приходилось ждать несколько часов. А уж если случались транзитные переговоры, то на соединение абонентов уходил целый день, даже в осуществлении связи между областными городами. И на повестку дня встал вопрос о значительном ускорении развития средств связи.

Как вспоминает Л.Г.Коптелова, в 1972 году в арсенале местной телефонной связи появилось более усовершенствованное оборудование. Ввели дополнительно 24 канала, причем с помощью полуавтоматики стала возможность самим набирать номера телефонов Москвы, минуя столичных телефонисток. К концу семидесятых годов полуавтоматика позволила выходить на прямую связь с другими городами. Естественно, число телефонисток возросло до 60-ти. А потом уже сами абоненты получили возможность со своих телефонов выходить на любого абонента Москвы и других городов. Для этого были установлены коды. Стало также естественным, что с внедрением полуавтоматики и автоматики сокращался штат телефонисток.

За 35 лет работы в районном узле связи Коптелова повстречала много хороших и добрых людей, болеющих за порученное дело. Запомнились имена Л.Г.Филипповой, Н.Ф.Клычковой, А.В.Кюрюшкиной, М.И.Корниловой, П.Д.Хусточко, Р.И.Бухтеевой, Л.Ф.Миловановой. Благодаря им и другим старательным работникам узла связи, коллектив неоднократно выходил победителем в социалистическом соревновании. Из руководящего состава Лидия Григорьевна с благодарностью вспоминает Е.М.Вифлиемского, В.Ф.Воронина, Н.М.Львова, В.И.Извекова и бывшего начальника районного узла связи В.А.Павлова. Они много сделали для развития почтовой, телеграфной и телефонной связи в городе и районе. Нельзя умолчать и о тех, кто за свой самоотверженный труд удостоился правительственных наград. Орденом Ленина была награждена оператор почтовой связи Фаина Васильевна Николаева, орден "Знак Почета" получили работавшая на протяжении многих лет главным инженером РУС Наталья Алексеевна Егорова, Нина Феофановна Клычкова, Елена Алексеевна Загорская, Антонина Алексеевна Орешина и упомянутая уже Лидия Григорьевна Коптелова.

В дальнейшие годы междугородная и внутренняя связь развивались ускоренными темпами. Это позволило к концу восьмидесятых годов подключить к Орехово-Зуевской телефонной сети не только областные центры, но и города Амурской, Белгородской, Владимирской, Ивановской, Калужской, Костромской, Ленинградской, Омской, Свердловской, Тамбовской, Тульской, Читинской областей, Алтайского и Красноярского краев, а также ряд областей республик, входивших в бывший Советский Союз.

В середине 1989 года начальник районного узла связи В.А.Павлов сообщал, что до конца года, благодаря пуску АТС-5, телефоны появятся еще в квартирах 1200 граждан Орехово-Зуева. В их число попали и льготники: инвалиды войны и труда, участники войны, другие категории граждан. На очереди была установка тысячи телефонов в районе завода "Карболит", расширение телефонной связи в Парковском и новом 11-м микрорайоне. В числе главных задач был пуск мощной АТС на улице Муранова на 20 тысяч номеров.

Несмотря на предпринимаемые усилия, в конце 1990 года в городе было установлено лишь 11 тысяч квартирных телефонов при наличии 47 тысяч квартир. Это меньше, чем средний показатель по области. Были и жалобы на задержки в выполнении заказов на междугородные переговоры. Не случайно 10 сентября 1991 года в газете "Орехово-Зуевская правда" выступил по этому поводу председатель координационного совета профсоюзов М.И.Сокольский. Он, в частности, указал на некорректные ответы некоторых телефонисток междугородной телефонной связи и счел уместным в этой связи вспомнить, как четко и вежливо работала на протяжении многих лет Майя Александровна Куленина, ставшая впоследствии старшей телефонисткой и не раз поощрявшаяся почетными грамотами за свою работу. Я с полным основанием могу подтвердить сказанное М.И.Сокольским, поскольку сам неоднократно убеждался в компетентности и культуре обслуживания Кулениной.

Время шло. Шоковая терапия, новые веяния в осуществлении экономических реформ не могли не сказаться на работе Орехово-Зуевского районного узла связи. Появились жалобы на нечеткую междугородную и внутреннюю связь, было недовольство неоднократно повышающейся оплатой за пользование телефоном. Руководство РУС, в свою очередь, жаловалось на все возрастающие расходы по обслуживанию телефонных станций и коммуникаций связи. Особенно разорительными были расходы по вводу новых объектов, а также новой техники.

Свою долю испытаний получила и почтовая связь. В этих условиях сама собой родилась мысль - разъединить телеграфно-телефонную связь с почтовой. Здесь немалую роль сыграли многочисленные случаи вандализма по отношению к уличным телефонным аппаратам. Например, к концу 1992 года из имевшихся ранее 286 уличных телефонных аппаратов остались работоспособными 144. Попробовали ввести бесплатное пользование уличными аппаратами - результат оказался тот же, даже в центре города телефоны выводили из строя. Хулиганствующим элементам, видимо, невдомек, что из-за отсутствия в привычном месте телефонного аппарата случались бессмысленные потери людей при инфарктах, при задержках с вызовом пожарных служб и милиции.

Одно время владельцы многих домашних телефонов высказывали недовольство по поводу изменения нумерации квартирных телефонов, когда вводились первоначальные цифры 22. Это происходило от незнания. Приобретенное за рубежом новое телефонное оборудование позволяло при новой нумерации получать дополнительно к существующим еще 13 различных услуг. Стало возможным использовать телефон как будильник и определять в момент вызова кто вам звонит. И уж совсем покажется фантастикой, но это так: если вы ушли из дома и направились в гости - звонивший абонент автоматически попадает с разговором и туда. В этом деле помогает электроника. А чтобы все эти блага получить - надо приобрести новый телефонный аппарат "Бета-221", заказать его можно в районном узле связи. И в организационном плане появились новшества. В середине 1995 года руководство РУС обратилось к ореховозуевцам с предложением: вкладывать свои средства в развитие телефонной связи в городе и назвали это полезное мероприятие "Народный телефон за свои деньги". Нашлись горожане, которые изыскали средства на это, и телефоны в их квартирах заговорили намного раньше, чем они ожидали. Это, в свою очередь, помогло решить многие вопросы, связанные с ускоренной телефонизацией города. Таким путем менее чем через год было телефонизировано 4300 квартир.

А жизнь, между тем, продолжается. Расширяется сеть домашних телефонов на улицах Володарского, Гагарина, Матросова, в Юбилейном проезде. В 1998 году намечено начать работы в Крутовском и Пролетарском районах. Сейчас в Орехово-Зуеве телефонизировано более половины квартир и недалеко то время, когда в каждой квартире у граждан, пожелавших иметь свой домашний телефон, раздастся голос: "Алло, я вас слушаю".

В. ХАНДЫШЕВ.

А. ЛАВРОВ.

Журналисты.

 

 

ТРЕСТ ГОРОДСКОГО ГАЗОВОГО ХОЗЯЙСТВА

 

А У НАС В КВАРТИРЕ ГАЗ!

 

Заседания "дворового актива" по вечерам (летом продолжительные, зимой покороче) дело и приятное, и занимательное, и полезное. Какие только вопросы не выносят на обсуждение собравшиеся пообщаться после трудов праведных и не очень жильцы-соседи: тут тебе и сегодняшние дворовые, почти семейные, события; и с пылу-жару городские да региональные новости (чего стоили одни только дебаты во время подготовки референдума по вопросу объединения города с районом!); и всероссийские проблемы от постоянно меняющихся цен и стабильных зарплат до неустойчивого здоровья президента и странных перегибов линии карьеры его устойчиво меняющихся друзей и недругов. Каких только фактов-примеров, на удивление часто подтверждающихся через некоторое время, не узнаешь, каких только основанных на них прогнозов, временами сбывающихся, не услышишь!

Я по привычке журналистской предпочитаю слушать да на ус мотать, то есть получать информацию. Но иногда, по той же привычке, подбрасываю какую-то интересующую меня в данный момент тему, чтобы разобраться в ней получше, побольше разных мнений не сходя с места узнать. В тот раз, уж не помню каким образом, разговор на газ повернулся - кажется, очередное повышение цен обсуждалось. Довольно быстро пришли к консенсусу (прижилось же слово-паразит!): это тебе не вода, не электричество, жили не так давно без него и опять в случае чего не пропадем...

Вот тут я и полюбопытствовал, чем его заменим в этом "случае"? Поскольку ответ был скорым и ожидаемым - на керогазах-примусах обед сготовим, в крайнем случае, на плитках электрических - пришлось, чтобы тему продолжить, слегка пофилософствовать: мол, где все эти нехитрые приборы да жидкое топливо к ним сегодня в нужном количестве взять, или во что обойдется "электрический" обед по сравнению с "газовым" не самое главное, а вот как без газа, на котором сегодня все котельные работают, отапливаться будем да на горячую воду в нынешних размерах потребности удовлетворять?

Забрели мои собеседники в финансово-организационные дебри быстро и надежно, потребовали в связи с этим "точную картинку нарисовать". К сожалению, точными данными на тот момент я не располагал, общие же рассуждения явно не способствовали активизации беседы на тему "А у нас в квартире газ!". Вот тогда и стал я этими сведениями интересоваться в компетентных источниках. А попутно узнавал интереснейшие факты. О том, например, когда, где и как газ в Орехово-Зуеве появился.

 

КОГДА ПЕРВЫЙ ГАЗ ПРИШЕЛ?

 

Оказывается, в конце прошлого века. Савва Морозов, скорее всего за пример Москву взяв, построил в Орехово-Зуеве газовую станцию, перерабатывавшую торф на искусственный газ, который использовался для освещения цехов, фабричной территории, железнодорожной станции Орехово и Никольской улицы. Жаль, что точную дату ввода ее в строй установить не удалось, а то был бы повод у любителей юбилеев отмстить 100-летие начала газификации города! Однако дальнейшее развитие процесса застопорилось после того, как друг Саввы известный большевик Л.Б.Красин построил электростанцию на улице Лапина, в здании которой сегодня АО "СМАиК" размещается. И газовую станцию закрыли.

В Ликино-Дулеве с голубым огнем познакомились в середине 30-х годов, когда на Дулевском фарфоровом заводе имени газеты "Правда" построили газовую станцию, вырабатывавшую из торфа газ для тоннельных печей и горнов. А в конце 50-х при активном участии главного теплотехника ДФЗ И.Шульмана были смонтированы емкости для сжиженного газа, который для повышения калорийности смешивали с искусственным перед подачей в печи. Возили его с московской газонаполнительной станции.

В 1955 году идеей газификации сжиженным газом казарм "заболел" директор ХБК И.М.Молотков, была сделана проработка проекта. Но все застопорилось из-за отсутствия в области газонаполнительной станции, а мощности московской, откуда брали жидкий газ фарфористы, уже не хватало. Попытка "пробить" строительство такой станции в городе не удалась, поскольку к этому времени в правительстве уже изучали возможность газификации области природным газом и дело шло к положительному решению. Идея тихо скончалась.

 

В ПРЕДДВЕРИИ ЗАСТОЯ

 

Капитальное решение проблемы началось в самом преддверии застоя. Тут восстановить последовательность событий оказалось много проще: в тресте газового хозяйства и сегодня работают те, кто был первыми газовиками Орехово-Зуева, на чьих глазах и чьими руками газифицировался город и район. Да и чего тут удивительного, если ровесникам первой загоревшейся в Орехово-Зуеве горелки газовой плиты еще сорока не стукнуло!

Начало всему положило постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об обеспечении природным газом городов, населенных пунктов и промышленных предприятий Московской области". Отдадим должное готовившим его специалистам Газпрома: проработано оно было настолько четко, по деловому, что без серьезных срывов да авралов оказалось выполнено досрочно. Среди мероприятий, записанных в постановлении с указанием дат исполнения, значились строительство газопровода Краснодар-Серпухов и кольцевого газопровода Московской области, создание отдела газоснабжения в институте "Мособлпроект", определялись конкретные проектная и головная строительная организации, в Главмосстрое создавался трест "Мособлспецстрой-3" (сейчас "Мособлгазстрой"), а в Мособлисполкоме - Управление газового хозяйства Мособлисполкома.

Не был пущен на самотек и кадровый вопрос. Управление газового хозяйства, например, возглавил главный инженер "Мосгаза" А.И.Горюхин. По его учебникам учились и сейчас учатся все газовики России, именно он разработал систему межрайонных газовых трестов, на которую вслед за Московской областью перешла вся страна, по его инициативе в ГПТУ №38 города Щелкова создаются группы подготовки слесарей газового хозяйства. А 12 апреля 1960 года он подписал постановление о создании дирекции газового хозяйства города Орехово-Зуево, на которую в следующем году было возложено и руководство работами по газификации Орехово-Зуевского района.

 

ПЕРВЫЕ ШАГИ

 

Директором назначили А.В.Соколова, главным инженером В.А.Плавского. Оба жили в Орехово-Зуеве, работали на ТЭЦ-6, никакого отношения к газовым делам не имели, никаким опытом не обладали. Как же "удостоились" они этих должностей? Тоже история интересная. А.В.Соколов до революции окончил реальное училище (для сведения: если гимназии готовили своих учеников к поступлению в университеты, то реальные училища - к инженерной карьере), по стечению обстоятельств никакого иного образования не получил, но имел огромный опыт работы на больших стройках вроде строительства Магнитогорской и Каширской ГРЭС, а в нашем городе руководил первой реконструкцией ТЭЦ-6. Закончив ее, в какой-то степени заскучал. И тут случай: ехал в Москву, попутчиками оказались знакомые сотрудники Промбанка, обсуждавшие открытие финансирования по газификации города. Они сетовали на непредвиденную задержку из-за того, что никак не назначат руководителя дирекции газового хозяйства.

На следующий день Соколов уже был в Горисполкоме, где его выслушали и... без лишних слов представили на утверждение. А когда встал вопрос о главном инженере, он предложил кандидатуру работавшего с ним на ТЭЦ прорабом сантехнических работ В.А.Плавского, которого ценил за умение грамотно организовать, в срок и качественно выполнить порученные задания. Сам Вениамин Абрамович прокомментировал это не без юмора: видимо, начальник полагал, что раз я с сантехническими трубами справляюсь, то и с газовыми управлюсь. В общем-то, определенная логика в таком суждении присутствовала, тем более что все равно в городе не было разбирающегося в газовых трубах человека. Кроме них в штате дирекции состоял еще главбух Александр Федорович Волынец. Уже после того, когда на них возложили газификацию района, в штат добавили еще двух инженеров. На эти должности назначили Тамару Федоровну Столетову (впоследствии работала начальником производственно-технического отдела) и Нину Михайловну Щедрину.

Несмотря на крайне куцый по сегодняшним понятиям штат, организационная часть процесса заняла менее шести месяцев. Прежде всего стали решать кадровую проблему. В начале осени 1960 года направили в Щелково на учебу первую группу ребят, затем такие группы по 20-25 человек направлялись ежегодно, сейчас в тресте работают 50 выпускников ГПТУ №38 разных лет. Сегодня, к сожалению, ситуация иная: специалистов не ищут, их приходится сокращать...

Уже в конце 1960 года созданный в городе участок располагавшегося в Электростали ССМУ-75 (затем ПМК-90), руководимый А.В.Панюшкиной, приступил к работе. Правда, за первый год ввели "всего" 11 километров газопровода. В мае 1961 года газом - только не природным, а сжиженным - уже пользовались жильцы дома №3 в проезде Барышникова, в июле 1962 он пришел в дом №3 на Луговой улице. Почему именно сжиженный, и почему именно в эти дома? Тут тоже своя история. Главный инженер возводившего в городе дома для работников хладокомбината "Хладпромстроя" Н.С.Богославский (потом длительное время работал управляющим трестом "Мособлстрой №12) проявил инициативу: давайте хоть один дом сделаем с газом. Поскольку природный до Орехово-Зуева еще не дошел, для этого можно было использовать только сжиженный. Дирекция газового хозяйства поддержала инициативу по очень простой причине: набранным к тому времени рабочим надо было приобретать практические навыки работы с газовым оборудованием и его обслуживания. Инициатора газификации принадлежавшего швейной фабрике "Смена" дома на Луговой никто вспомнить не смог.

И наконец 17 октября 1962 года был символически зажжен факел природного голубого огня на улице Гагарина, там, где сейчас стоит здание управления треста, точно напротив крыльца школы-интерната. Этот день и принято считать днем рождения Орехово-Зуевского межрайонного треста газового хозяйства, днем прихода природного газа в наш город. Между прочим, с этим факелом связана полуанекдотическая история. В изложении В.А.Плавского она выглядит следующим образом: "Дело было новое, поэтому в праздничные дни дежурных назначали из числа руководителей, могущих в случае чего самостоятельно принимать решения. 6 ноября 1962 года это удовольствие выпало мне. И тут пришла идея порадовать горожан горящим факелом. Зажгли. А через некоторое время звонок из горотдела КГБ, и такой телефонный диалог:

- Что вы там творите? В городе паника - газ горит, вот-вот взорвется!

- Да мы наоборот хотели жителей порадовать...

- А как его погасить?

- Надо кран закрыть.

- Вы это сможете сделать?

- !!?

Организация всегда серьезной числилась, иронически ответить не рискнул, кран закрыл. Так до сих пор и не знаю, действительно ли дежурному кто-то из жителей позвонил, у него ли самого глаза от страха велики оказались, или просто страховался он на всякий случай. Но только после этого мы, от греха подальше, этот факел демонтировали".

Небольшое отступление. Сегодня уже забывается, почему трест именуется межрайонным. Дело в том, что в 1963 году в состав дирекции включили Егорьевскую контору газового хозяйства, возложили также обязанности по газификации Шатурского района, в связи с чем и преобразовали в межрайонный трест. А когда в 1971 году в Егорьевске создали свой трест, к которому отошел и Шатурский район, название Орехово-Зуевского не изменили. Скорее всего, на всякий случай - вдруг опять объединять придется. В то время разъединение-объединение без видимых причин обычным делом было.

 

И ПОШЕЛ ГАЗ

 

Вернемся в осень 1962 года. 20 октября подали природный газ в котельную №1 (улица Гагарина), 1 ноября получил его Дулевский фарфоровый завод имени газеты "Правда", 16 ноября - жители дома №2 на улице Матросова в Орехово-Зуеве.

И пошло-поехало все быстрее, быстрее: если в 1961 году подали газ только в 24 квартиры, то в 1962, добавив 29 километров газопровода, газифицировали 365. В канун 1963 года его получили потребители в Куровском (29 декабря), на другой день в Дрезне. К концу 1965 года газопровод протянулся уже на 135 километров , газ пришел в 12423 квартиры. В том году потребление газа достигло 103,8 миллиона кубометров, в том числе 6,7 использовало население. Как себе представить эти миллионы? Можно, например, так: одного кубометра хватит, чтобы одна полностью открытая горелка бытовой газовой плиты не гасла 5 часов (что можно за это время сделать, без труда определит любая хозяйка). Или еще так: того же кубометра достаточно, чтобы вскипятить за 14,4 копейки 48 литров воды. Сколько для этого понадобится керосина, дров или электричества и во что это обойдется, опять же, прикинуть несложно.

К 31 декабря 1970 года город и район имели 225,7 километра газопровода, газом пользовались 22666 квартир, потребление его составило 245,1 миллиона кубометров, 22,4 из которых пришлось на долю наших кухонь. Чтобы покончить с цифровым рядом, приведу данные о среднегодовых темпах газификации по пятилеткам и для сравнения за последний, 1997 год. Комментировать их не стану: надо ли объяснять, почему все меньше строится уличных газопроводов или почему падает суммарное потребление газа при росте его потребления населением.

Среднегодовые темпы газификации

 

Годы

Введено уличных газопроводов, км

Газифицировано квартир

Реализация газа, млн. куб. м

     

всего

в т.ч. населению

1981-85

15,2

2900

593

49

1986-90

14,2

2775

657

52

1991-97

8,7

1505

575

57,5

1997

3,2

979

496,6

62,3

 

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ

 

Газификация городов осуществлялась за счет двух источников финансирования. Основные средства шли из бюджета, заказчиком выступал трест газового хозяйства. Таким образом строилось большинство уличных и дворовых газопроводов, газифицировались дома местных Советов (теперь это жилье называется муниципальным).

Другим источником были средства промышленных предприятий. За их счет газифицировались как сами предприятия, так и принадлежавший им жилой фонд.

Надо сказать, что большинство городских предприятий очень активно включились в эту работу. Очень много сделал мастер ЖКУ Ореховского ХБК В.А.Соловьев (впоследствии работал начальником ЖКУ и директором "Водоканала"), в очень короткие сроки проведший газификацию жилого фонда комбината, самого большого тогда в городе. К концу 60-х годов была завершена газификация жилого фонда местных Советов, а к середине 70-х-и ведомственного жилого фонда. К концу 60-х перешли на газ большинство промышленных предприятий и ото