Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Конспект

Первое издание романа Лермонтова «Герой нашего времени» вышло в двух маленьких изящных книжечках; они были подарены Николаю I. Царь не жаловал Лермонтова, считал его талантливым, но неблагонадежным. Он прочитал книжечку с первой частью и одобрил содержание романа. Через какое-то время он прочитал вторую и содержание не одобрил. Получилось так, что государь неправильно понял замысел Лермонтова и попался в композиционную ловушку, которую Лермонтов расставил читателю.
Если все события, происходящие в «Герое нашего времени», построить в хронологическом порядке, получится такая картина: сначала должна быть какая-то история про Веру, поскольку Печорин раньше всех познакомился с ней; затем должна была быть «Тамань»; потом «Княжна Мери»; потом «Фаталист»; вслед за «Фаталистом» должны были возникнуть «Бэла», «Максим Максимыч»; после этого рассказчик встречается с Максимом Максимычем; затем рассказчик узнает о смерти Печорина. В романе же, в первой его части, последовательность такая: предисловие, знакомство рассказчика с Максимом Максимычем, рассказ Максима Максимыча о том, каков Печорин. Встреча с Печориным, разочарование, повесть «Бэла». 

Николай I прочитал первую часть как роман о Максиме Максимыче. И решил, что герой нашего времени — это простой служака, честный, искренний, относящийся к жизни как к поручению, а к ходу событий как к судьбе, которая дана нам свыше и не нам ее обсуждать. Уже во второй книжке — второе предисловие Печорина к своим запискам и «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист». И оказывается, что роман — о странном, непонятном, смутном, неприятном, вывернутом наизнанку, запутавшемся в своих собственных переживаниях и запутавшем всю жизнь вокруг себя Печорине. Лермонтов погружает читателя в подсознание героя, уходя от внешней остроты сюжета. И здесь он не судья, не холодный наблюдатель, а сочувствующий и сострадающий. Более того, если мы посмотрим на то тематическое дробление, которому следует Лермонтов в «Герое нашего времени», мы увидим, что оно ведет нас от ясного, понятного, простого мира Максима Максимыча к «Фаталисту», где та же мысль Максима Максимыча превращается в свою собственную противоположность.
Максим Максимыч не случайно возник в творчестве Лермонтова. Впервые такой тип появляется в «Бородино» — простонародный рассказчик, который говорит о событиях не так, как говорит о них рефлексирующий поэт, а как бы сказал солдат. Но Лермонтов шел от «Бородино» к «Герою нашего времени», от простого к сложному, от ясного к запутанному, и в этом смысле он сам был отчасти фаталистом.  

Конспект

Период юнкерской школы (1832–1834) обычно выпадает из творческой биографии Лермонтова, как будто в это время он практически ничего не писал. Или писал, но что-то неважное или скабрезное, а потому это не должно включаться в официальную биографию. Главным образом это время ассоциируется с поэмами «Петергофский праздник», «Гошпиталь», «Уланша» — малоприличными и непечатными.

Между тем если непредвзято посмотреть на творческий опыт Лермонтова этого времени, то становится видно, что все, что было тогда им написано, встраивается в общую систему эволюции его творчества. Разрыва не было, а была преемственность и поиск своего пути, без которых понять то, что делал Лермонтов в таких признанных шедеврах, как «Сашка», «Тамбовская казначейша» или «Сказка для детей», невозможно.

Юнкерская школа делит творчество Лермонтова на бойкий юношеский период и взрослый серьезный. Однако принято считать, что юнкерская
школа — это такое мертвое пятно, где под влиянием обстоятельств и недостойных товарищей поэт писал непристойности и только потом превратился в нашего любимого Лермонтова.

Если посмотреть на сюжеты лермонтовских юнкерских поэм, можно найти параллели с его поздним творчеством. Например, в «Гошпитале» главные герои пытаются ночью проникнуть в дом к нравящейся им горничной. Это ночное похождение напоминает сцену из «Героя нашего времени», в которой Печорин прокрадывается к Вере.

Фактически юнкерские поэмы оказываются первым освоением того, что в советских учебниках называли реализмом. Из них логично следует появление пародийной «Юнкерской молитвы» (ее, в свою очередь, часто сопоставляют с более поздними и серьезными «Я, Матерь Божия, ныне с молитвою...» или
«В минуту жизни трудную...») как продолжение иронической поэтики, где в канву определенного жанра встраивается бытовое содержание.

Можно предложить еще одну интересную типологию юнкерского творчества: если поэмы прославляют героические гетеросексуальные подвиги юнкеров (например, поэма «Уланша», где описывается, как эскадрон провел ночь с отважной красоткой), то юнкерские стихи в большинстве своем посвящены гомосексуальным отношениям (например, «Ода к нужнику» — замечательная тем, как Лермонтов пользуется фразеологией любовной элегии для описания совершенно содомитской ночной сцены).

В юнкерский период была еще и проза, в частности текст, где описывается, как профессор химии фон дер Бздех отправляется в экспедицию и как их застигает в пути буря; все явления природы последовательно уподобляются здесь разным проявлениям человеческого организма; торжествует материально-телесный низ.

Стилистические и тематические поиски шли у Лермонтова в юнкерское время очень активно. Именно этот опыт, возможно, повлиял на то мастерство иронии, сатиры, остранения  Остранение — термин, введенный В. Б. Шкловским первоначально для обозначения принципа изображения вещей у Л. Н. Толстого. При остранении вещь не называется своим именем, а описывается, как в первый раз увиденная. в описании окружающего мира, которое проявилось потом и в серьезной прозе, и в его стихах после 1837 года.  

Конспект

В «Молитве» (1837) Лермонтов накапливает множество отступлений от строгого дактилического метра: пропускает ударения («…Не о спасении, не перед битвою…»), ставит лишние («Я, Матерь Божия, ныне с молитвою…») — и даже нарушает основной закон силлабо-тонического стихосложения. Первое слово строки «Окружи счастием душу достойную…» нарушает метр, а если его читать в соответствии с дактилем, то придется ударять на первый слог, что противоречит языку. Всех этих неправильностей нет в другом лермонтовском шедевре, написанном тем же метром, — «Тучах» (1840), как нет и цезуры, делящей строчки на два равных шестисложных полустишия.

Аналоги лермонтовских шестисложников (а строка «Молитвы» состоит из двух) можно найти в фольклорном стихе. Но важнее, что о них в своей теоретической книге по стиховедению писал Дмитрий Дубенский — учитель Лермонтова в пансионе. Дубенский считал, что между русским литературным и русским народным стихом нет принципиальной разницы — и точно так же Лермонтов имитирует фольклорный ритм, искажая литературные дактили.

Логично поискать в фольклоре истоки не только формы, но и содержания «Молитвы». Можно вспомнить о молитвословном стихе, которым писались «стихи умиленные». Их основной сюжет — плач души о своем греховном времяпрепровождении на земле и просьба о загробной жизни, что напоминает о лермонтовском стихотворении. Второй источник — духовные стихи. Они не были изданы при жизни Лермонтова, но поэт все равно мог их знать — в рукописи фольклориста Петра Киреевского.

В духовных стихах можно найти и ритмы, и смыслы, вызывающие аналогии с «Молитвой». Сюжет о Егории Храбром содержит присягу на верность Богородице, а сюжет о двух Лазарях — просьбу об ангелах, которые придут за душой.

 

Конспект

Ситуация с определением заимствований у Лермонтова осложнена тем, что он не успел много написать и мало обсуждал свой круг чтения. Поэтому список имен французских писателей, которых он мог знать, незначителен.

В «Маскараде» есть упоминание Жорж Санд. Баронесса Штраль говорит о ней: «Подумаешь: зачем живем мы? для того ли, / Чтоб вечно угождать на чуждый нрав / И рабствовать всегда! Жорж Занд почти что прав! / Что ныне женщина? создание без воли, /  Игрушка для страстей иль прихотей других!» и так далее. Правда, сделать отсюда вывод, что цель «Маскарада» — донести до зрителей феминистские идеи Жорж Санд или, наоборот, скомпрометировать их, — нельзя.

Есть еще один писатель — Теофиль Готье, про которого в связи с Лермонтовым очень мало писали, но который помог бы прояснить одно место в «Тамани» («Герой нашего времени»), — там, где Печорин пишет про Ундину: «В ней было много породы. Порода в женщинах, как и в лошадях, великое дело. Это открытие принадлежит Юной Франции. Она [порода] большей частью изобличается в поступи, в руках и ногах. Особенно нос много значит. Правильный нос в России реже маленькой ножки». Еще раз понятие «Юная Франция» встречается у Лермонтова в «Княгине Лиговской»: «…в театре у мужчин были разные прически, и в том числе прическа а-ля жён франс, то есть в стиле Юной Франции». Что же такое эта самая Юная Франция?

Во французском языке в это время Юная Франция употреблялась, как 
и по-русски, с женским артиклем для обозначения молодого, прогрессивного и набожного поколения. Был журнал «Эхо Юной Франции», были у Гюго стихи «К Юной Франции». А в 1831 году возник неологизм «лё жен франс» — с мужским артиклем. Можно перевести как «младофранцуз». Понятие обозначало карикатурный тип человека-литератора, ультраромантика, экстравагантно одевающегося, помешанного на Средневековье, обожающего Виктора Гюго и носящего бородку и длинные усы. (Лермонтов напоминает про прическу а-ля жён франс, имея в виду эту юнофранцузскую бородку.)

В 1833 году Теофиль Готье выпускает книгу «Les Jeunes-France», то есть «Юнофранцузы», с подзаголовком «или Romans Goguenards» — «насмешливые романы», в которой пародирует вот тот самый ультраромантизм. Мы находим в некоторых новеллах такие же моменты, как затем и у Лермонтова. 
Например, в новелле «Эта и та» герой пишет на себя анонимное письмо. Так и у Лермонтова в «Княгине Лиговской» есть ровно такое же место, где Печорин, чтобы порвать с женщиной, пишет ей анонимное письмо с клеветой на самого себя. И в жизни женщине, в которую он был влюблен (Екатерине Сушковой), он пишет точно такое письмо. Книжка Готье тридцать третьего года, а история с Сушковой — тридцать пятого, и «Княгиню Лиговскую» он писал в 1835 году.

Или, например, совпадение про нос: у Готье в романе «Мадемуазель де Мопен» герой ищет возлюбленную с идеальным носом. 

Книги Готье и Лермонтова слишком разные, для того чтобы сказать, что первый повлиял на второго, но в какой-то степени эта литература оснастила дарование Лермонтова.  

Конспект

Незадолго до дуэли Лермонтов написал короткое и яркое стихотворение «Морская царевна». В нем всего тридцать четыре строки, семнадцать двустиший. Внешне тут все ясно: встреча представителей двух миров — царевича, который купает коня, и морской царевны, завлекающей царевича на дно. Однако традиционный русалочий сюжет перевернут — гибнет не царевич, а русалка, перед этим претерпев удивительное изменение. У читателя должны возникнуть вопросы: что будет помнить царевич? Красоту, голос и коварство или непонятный упрек?

Ответ можно найти в том, как стихотворение устроено: на тридцать четыре строки приходится сорок глаголов, не считая деепричастий, в которых тоже семантика действия; из сорока глаголов двадцать семь — настоящего времени, то, что называется «настоящее историческое». Глаголов прошедшего времени — десять. Два императива — призывы царевича перед волшебным превращением: «Эй вы, сходитесь, лихие друзья, гляньте, как бьется добыча моя». И одно будущее время в самых последних строках — «Будет он помнить про царскую дочь».

Глаголы прошедшего времени вспыхивают в наиболее драматических точках. «Вот показалась рука из воды, ловит за кисти шелковой узды. Вышла младая потом голова, в косу вплелася морская трава». И еще «К берегу витязь отважно плывет. Выплыл…» Действие закончилось. «Товарищей громко зовет». И в самой страшной точке: «Что ж вы стоите смущенной толпой? Али красы не видали такой?» Последнее появление прошедшего времени ровно там, где наступает развязка. «Пена струями сбегает с чела, очи одела смертельная мгла». При этом «одела» соотнесено со словами в рифменной позиции «чела», «мгла» — всегда сильно звучащее «эль». 

Мы видим фантастическую, разыгрывающуюся на наших глазах драму со страшным концом. Мы видим противоборство настоящего и прошедшего времени, усиленное метрическим рисунком текста — четырехстопным дактилем, — для лермонтовской эпохи достаточно экзотическим. Дактиль предполагает плавность, а здесь, в «Морской царевне», все окончания мужские. «В море царевич купает коня», «слышит царевич: „Взгляни на меня“» и так далее. 

Лермонтов не впервые обращался к русалочьей теме. Начиная с ранних переводов, вариаций на байроновские сюжеты, была великая «Русалка», русалочья песня во «Мцыри». Все это так или иначе указывало на взаимную боль несоединимых существ — любовь у Лермонтова оказывается обреченной при всяком ее развитии: в переводе из Гейне «На севере диком» — великая тоска сосны и пальмы в том, что одна на севере, а другая на юге, и никогда им не соединиться; в «Листке» листок досягает чинары, но та его отвергает. В «Утесе» («Ночевала тучка золотая на груди утеса-великана») высшее счастье оборачивается оставленностью. В «Тамаре» Тамара губит всех путников, которые к ней приходят. Наконец, три пальмы, которые вымолили свидание, но по корням их топор застучал.

Уравнивание встречи и невстречи с одинаковой безнадежностью присутствует во всем поэтическом мышлении Лермонтова; всякое политическое деяние оказывается сомнительным, разбивающимся; прощальный монолог поэта становится действительно прощальным.  

Конспект

Многие из самых известных сегодня стихотворений Лермонтова — «Парус», «Сосна», «Утес», «Пророк», «Сон», «Выхожу один я на дорогу», — впервые были опубликованы уже после его смерти. Стихотворный корпус, если не считать двадцати шести поэм, насчитывает четыреста пятьдесят текстов, включая те, которые были написаны в соавторстве, и те, насчет авторства которых есть сомнения. При жизни из этих четырехсот пятидесяти текстов было напечатано около сорока.

При этом в первые три года после смерти Лермонтова (с 1841 по 1844 годы) в печати появилось пятьдесят семь новых текстов. Если представить себе график посмертных публикаций, покажется, что Лермонтов не умирал, а продолжал печатать свои тексты с не меньшей интенсивностью, чем это было в последние годы жизни. Более того, в эти годы в печати появляются практически одни шедевры: «Парус», «Сосна», отрывки из «Демона», «В полдневный жар в долине Дагестана», «Тамара», «Выхожу один я на дорогу», «Дубовый листок оторвался от ветки родимой», «Пророк» и так далее.

Откуда эти тексты возникли? Сохранились воспоминания, что перед отъездом на Кавказ в апреле 1841 года Лермонтов перебирал свои бумаги и оставил в Петербурге большое количество ранних тетрадей, а несколько новых пьес подарил Андрею Краевскому (редактору и издателю журнала «Отечественные записки», на страницах которого стихи Лермонтова в течение 1839–1841 годов появлялись фактически ежемесячно). Краевский заботился о том, чтобы никакие ранние плохие стихи поэта в печати не появлялись, и вместе с тем занимался розыском рукописей. Помогал Краевскому Белинский, он же писал о Лермонтове в критическом разделе. Таким образом, имя поэта не сходило со страниц «Отечественных записок».

В 1843 году Алексей Дмитриевич Галахов выпустил полную русскую хрестоматию, включив в нее много текстов Лермонтова. Некоторые стихотворения — спустя год после публикации в «Записках», а стихотворение «Пророк» — одновременно. Обычно же в хрестоматии попадают тексты, уже получившие признание.

Благодаря публикациям и включению в школьную программу Лермонтов становился все более популярным поэтом. А то, что за рукописи боролись и издатели других альманахов и журналов, говорит о том, что на рубеже
1842–1843 годов Лермонтов становится едва ли не каноническим автором. Важной ступенью в канонизации автора является издание его сочинений, чем и занялся Краевский, взяв в помощники ловкого издателя Киреева. Уже к апрелю 1844 года они сумели заработать почти две с половиной тысячи рублей. Но они рассчитывали, что наследников у Лермонтова нет: известно, что он в раннем возрасте остался сиротой, а бабушка едва ли стала бы интересоваться доходами с издания. Но у Лермонтова были тетушки — прочитав в газетах о том, что в Петербурге издается собрание сочинений племянника, они начали судебное дело (по закону, если у человека не было нисходящих родственников, то наследовали по восходящей линии).

Разумеется, у Киреева никаких бумаг и расписок на посмертное издание не было. И поверенный тетушек бойко провернул мировую сделку с ним, потому что, если бы дело дошло до суда, Краевский и Киреев были бы вынуждены заплатить очень большую сумму. Тетушки и так весьма обогатились за счет безвременно погибшего племянника, получив пятнадцать тысяч рублей ассигнациями. Эти вынужденно заплаченные деньги подорвали всю финансовую часть книгоиздательского проекта Киреева и Краевского. Может быть, поэтому после этого разбирательства в «Отечественных записках» тексты Лермонтова появляться прекратили.

Материалы к курсу

За что ругали Лермонтова

Преступления поэта в оценках современников и потомков

Как организовать дуэль

Что делать, если вы русский дворянин и вас оскорбили

Найман читает Лермонтова

Поэт и писатель читает и комментирует стихотворения Лермонтова и других поэтов

Словесная дуэль Лермонтова с Пушкиным

Кто из двух поэтов кровавее, слезливее, чаще поминает Россию, няню и крокодила

Поматросил и бросил

Лермонтов поступил низко и изобразил все это в романе

Бабушкин сынок

Какой была главная женщина в жизни Лермонтова

Как попасть в хрестоматию

Литературовед объясняет, как и зачем в России стали выпускать хрестоматии

9 мифов о Лермонтове

Знания, которые срочно нужно забыть

Какими были русские русалки

Мифолог о русалочьих ногах и хвостах, грудях, щекотке и соблазнении

«Собака» или новый Пушкин?

Что сказал император Николай I, узнав о гибели Лермонтова на дуэли

Лекции Ираклия Андроникова о Лермонтове

Исследователь и популяризатор творчества Лермонтова на Центральном телевидении

Лермонтов — меломан

Музыка, следы которой находят в творчестве поэта

Николай I — книжный рецензент

Эпитеты, которыми император награждал сочинения современников

Неизвестный скабрезный текст Лермонтова

Первая публикация неизданного рассказа с комментарием

Лермонтов без купюр (почти)

Игра: откройте то, что скрывает цензура

Маршруты Лермонтова и Печорина

Где пересекались писатель и его герой в поездках по Кавказу

Лермонтовизация поэзии

Игра: как выглядели бы произведения разных поэтов, если бы их написал Лермонтов

За что Лермонтов получал тройки и четверки

Ведомость о поведении и успехах ученика благородного пансиона

Переакцентуация, дактиль и другие герои «Молитвы»

Термины, полезные при разговоре о лирике Лермонтова

Угадайте стихотворения по картинкам

Какие произведения имел в виду известный график, иллюстрируя Лермонтова

Кому и чем обязан Лермонтов

Люди, посвятившие Лермонтову статью, книгу или жизнь

Одна книга с полки Лермонтова

Кирша Данилов, вдохновивший Лермонтова на несколько стихотворений

Лермонтов в кино

Жизнь и смерть недостаточно советского поэта в черно-белом фильме

Раневская и Ахматова инсценируют дуэль

Версия ссоры Мартынова и Лермонтова

Иконы стиля героев Лермонтова

Что носили модники в первой трети XIX века

Романсы Лермонтова на новый лад

Композитор объясняет, как вернуть жизнь до боли знакомым строчкам

Лермонтов без штанов (совсем)

Фильм, в котором читают «Молитву» в необычных обстоятельствах


Источник: http://arzamas.academy/courses/10


Стихотворение первый новый год фото
Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год

Стихотворение первый новый год